Читать все посты

Поезд Москва – Перьмушки

Поезда в России откуда-то из студенчества. В который раз, не следуя навязчивому совету летать самолетами Аэрофлота, едем на скором поезде строго по расписанию с Ярославского вокзала города-героя Москва в не менее геройский и орденоносный город Пермь.

Страна, где молятся высокому христианскому богу и низкорослому всемогущему императору, встретила жарой, неработающим кондиционером в купе и портретом Его Величества на стене вагона-ресторана, немного кривовато прилепленного липкой лентой по краям. Под портретом – картонные коробки с надписью “учёт” и не очень молодой человек в наколках со следами употребления крепких спиртных напитков прошлой ночью. Вдоль поезда время от времени прохаживались два полиционера. В глазах служителей власти изредка просматривались зачатки мыслей. Каких? Это дело государственной тайны.

Прилично одетая парочка приземлилась в вагон-ресторан, где изредка чувствовалась небольшая прохлада. Однако очень скоро над ними нависла угроза резкого глобально-ресторанного потепления, так как парочка нагло заявила, глядя на меню, что им “что-то ничего не хочется”. За это работники ресторана пригрозили выпроводить нежеланных гостей сознательным выключением источника прохладного воздуха.

Остатки славянской красоты молодых мамаш плавились и тонули в жарком вагонно-семейном быту. Полураздетые дети бегали по коридору. Ни в чем не повинная черная собачка, высунувшая язык, жадно глотала воздух. Жарко ей, бедняге! Не ей одной – всем так.
Гордость равноправной убогости – это какой-то чисто русский народный феномен. А может, наследие коммунизма прошлых лет? Главное, чтобы в любых условиях никому не было лучше, а остальное – стерпится. Даже гордиться можно! А заодно в очередной раз показать кузькину мать “загнивающему” Западу с его напыщенным комфортом.

За окном проплывали молодые красивые березки, как славянские девушки, радующие лес своей недолгой красотой. Мелькали зеркальные озерца с лилиями, отражаясь солнечными бликами. С ними соседствовал напиленный подневольным трудом лес на полуразвалившемся складе. Зеленой части российской природы отведено очень короткое время года. Надо успеть вырасти, расцвести, полюбовать глаз и мирно зачахнуть за какие-нибудь три-четыре месяца.

Ну какой же поезд можно представить без кипятка в граненых стаканах с немного почерневшими “под старинку” подстаканниками? Никакая 40-градусная жара за бортом и удушье внутри не отменят этой прелести времен развитого социализма. Раньше проводницы честно зарабатывали на хлеб, разбавляя чай содой и жженым сахаром для поддержания густоты заварки. Современные пакетики немного перебили бизнес-идею. Нет больше и индийского дефицитного чая “Слон”.

Еще одно забытое чудо вагонного социализма – бортовой туалет металлической конструкции с педалью. Не чета химии и пластмассе современности! Нажмешь на педаль, и всё небезобразно-естественно сбрасывается на рельсы, прямо как в старые времена. Оно, так сказать, и в двадцать первом веке оно. Дверь запирается проводницей с прилежностью и точностью задания на космической орбите. На станциях и около них хотеть пользоваться заведением строго воспрещается. Нарушителей – в открытый космос.

Город Глазов. Промышленно-ржавые краны. Cлавная была страна СССР! Всё это безобразие воспринималось как должное и единственно возможное. А может, оно и есть так? И никакое время с его техническим прогрессом, фрактальной математикой, искусственным интеллектом, биотехнологиями и солнечными батареями не заменят железного коня, национально-гордо бегущего по рельсам на необъятных российских просторах? Бегущего с минимально-туалетными удобствами, но вперед, к светлому будущему?

Никогда не стоит терять надежду на будущее, которое лучше настоящего. Надежда эта живет в настоящем, как, собственно, и любая надежда. Как, собственно, и всё в мире и даже он сам.
На подъезде к станции Пермь-2 издав звук паленого трансформатора на 380 вольт, заработал-таки злополучный кондиционер, да и жара спала.

Вечер уже. Реальность наполняется искусственной прохладой, цветами заката за окном и крепким кофе, только что сваренным в вагоне-ресторане. Даже император на картонном портрете немного подустал. Мрачный какой-то, дёрганый. Нелегко управлять страной с засранными поездами. Зато не прогибается перед Западом и наймитами ЦРУ. А то они, того и гляди, баньки с деревеньками захватят, да кондиционеров с айфонами понавезут. Кыш, нечистая сила, кыш! У нас и дерьмо своё, и национальная гордость тоже. “У самих пистолеты найдутся” – как завещал товарищ Шариков П.П.

Поскольку прошлое, как и будущее, живет в настоящем, возврат к нему возможен только в мыслях, фотографиях и коротеньких путевых заметках. Прошлого нет и не было никогда. И никакого нерушимого союза республик свободных вновь не получится. Стараться будут, как всегда, но того старого не получится. А если вам будут про него рассказывать, знайте – выдумки это всё. Будет новый. И поведет он за собой народные массы на победы и свершения. Будет трудно, но ничего! Главное – поддерживать национально-патриотическую идею Великой и Единой России.

Скорый поезд Москва – Перьмушки медленно прибывал на 3-й и 4-й рельсы самого главного из главных направления. В данное время – единственного. Хотя, кто его знает, может, когда-нибудь опять будет “вот, новый поворот”…

2015