Читать все посты

Соловей-распутник

Соловей-разбойник стоял на жизненном перепутье. Дальняя дорога привела его к большому серому камню, на котором недвусмысленно было написано:

Налево пойдешь – карьеру найдешь
Прямо пойдешь – в семью упадешь
Направо пойдешь – творческий дух обретешь

Нннда, задачка! А почему нельзя все три сразу, и зачем вообще нужно куда-то отворачивать, идти, думать о будущем и его последствия?

А на месте будешь стоять – просто так пропадешь!

откуда ни возьмись появилась еще одна строчка внизу мелким шрифтом. Так ты волшебный камень! Ну я тоже не просто так на дереве чирикаю. Ровня мы в какой-то мере, получается. Четвертая альтернатива нравилась меньше всего. По идее она самая простая – сиди себе на месте да жди когда твой час придет. А он может еще сто лет не объявится, кто знает? Ну а может раз-два и в ящик. Нет, это точно не подойдет. Надо что-то другое. То есть придется выбирать из трех. А почему именно из трех?

Ты прав, соловей. Выборов гораздо больше. Но именно сейчас не до них тебе. На этом перепутье выбора три. Ну и еще один, как видишь. Отсутствие выбора – тоже выбор.

появилось в новой строке, а предыдущая сдвинулась чуть выше. Чудеса! Соловей конечно был знаком с компьютерными штучками, Ай-Летописи много-экранные давно заменили пергамент и скрижали. Но чтобы на камне строчки двигались, да еще и с умом и персонально для каждого первого встречного! Это же какой должен быть умища белокаменный.

Нет, четвертый выбор все-же нехорош. Как-то интуитивно чувствуется. Не сделаешь шаг, будешь на месте сидеть, прибежит незвано-негаданно какой-нибудь муромец лихой, в форме КГБ с фуражкой, да пристукнет большой дубиной с электронными шипами. Свисти не пересвисти. Нет уж, дудки! Так не хочу.

А что если налево пойти? Учиться уму-разуму да логике жизненной по началу. В школе прилежным быть да пятерки получать. В университет поступить. Там, говорят, меньшинства волшебные принимают с распростертыми объятиями, как негров американских. Для поддержания расового разнообразия. А много у них соловьев учится на юридическом? Нет конечно. Так что прием с красным ковровым покрытием, стипендия и диплом гарантированы. А пока учишься – свисти себе на здоровье. Может даже на футбольный матчи звать будут. Там свистельщики никудышные. Ну что это за звук? Ну кто его слышит, а тем более испугается?

И привиделась Соловью карьера будущая. Костюмы, галстуки, угловой офис на 666 этаже. Вид из окон – одно загляденье. Весь мир внизу, а ты ему говоришь как жить и что делать. Поднимаешь трубку телефонную, как свистнешь туда – и забегали подчиненные по команде твоей, засуетились над выполнением задач неслыханных да дел не переделанных. Я ты сидишь и думаешь – это же все мое! С песком и с илом. Как захочу, так и поворочу. Гордость разопрет аж крылья расправятся в разные стороны.

А денег-то сколько повалит, не пересчитать. Говорят, по настоящему богатая и успешная птица не должна и думать сколько денег у нее. Много, вот и весь ответ. А сколько именно пусть банкиры считают. На то у них, дармоедов, и жалование. С деньгами можно все что угодно. Хочешь личные самолет – запросто! Не всегда-же крыльями махать да клювом свистеть. Хочешь скворечник трехэтажный, да в самом престижном районе? Запросто. Все вороны с ума сойдут от зависти. “Какого высокого полета Соловей наш. Уважение и почет ему” – так и будут говорить каждый день.

Имя птичье будет на высоких домах написано большими светящимися буквами, золотом отливающими. Издалека видно, отовсюду. В газетах статьи печатать будут с фотографией гордой на самой первой странице. Успешный мол, вот как надо!

Политические деятели разных рангов будут в друзья набиваться. И даже сказочники станут руку подавать. А не подашь – пиши потом сказки свои по гроб жизни, только как проголодаешься и за деньгами придешь, подумаешь дважды. Или трижды. Или много-много раз. С политиками проще. Сначала деньги, потом из выберут а уже потом сказки.

Большие деньги притягивают еще большие деньги. Открытая дорога на много много лет. Высшее общество. Здоровый образ жизни. Клевать только отборное зерно, летать на супер-престижные поляны где собираются только супер-успешные. Все выше и выше по лестнице роста. И вот этаж уже 166, самый высокий какой-только может быть. В друзьях президенты зарубежных стран и министры стран собственных. Золотой насест в собственном гнезде. Личная охрана от кошек и муромцев (террористы они все! и те и другие)

Эй, пернатый! Ты как я вижу размечтался. А как ты собираешься из всего этого делать смысл?

появилось на камне. Умник тут нашелся! Лежит себе на дороге, не делает ничего. Даже вода под него бежать не хочет. А он еще советы дает да вопросы спрашивает. Но вопрос, как ни крути, засел в мозгах птичьих. И не выходит. И не выходит. Камень этот можно пнуть, в канаву столкнуть, грозно крыльями помахать со свистом от которого добрый люд в стороны разбегается. Но вопрос из головы не уйдет. Как ни крути, на него отвечать придется. И именно самому. Вот-же чертов камень этот, с мозгами искусственными да интеллектом непрошеными. Ну зачем ты мне на пути попался? Пойми, и без тебя и без выборов твоих было совершенно замечательно. Шел себе и шел по дороге жизненной, подпрыгивал, махал крыльями от радости да летел когда погода позволяла.

То-ли час прошел, то-ли день, то-ли год. Может и пара столетий. Соловьи-разбойники долго живут. А вопрос так и не уходил из головы. Как он был зол! Но врать себе не хотел. Родители так научили. Врать можно кому угодно, но только не себе. Иначе такая муть и жуть начнется. Муромцу не пожелаешь.

***

А что если прямо? Тут со смыслом все в порядке. Соловьиху найду. В романтику немного поиграем. Потом музыка Феликса Мендельсона, брак, семья, дом, яйца снесутся, потомство появится. Вон он тебе и смысл! Сразу. В реальном времени, так сказать. Не надо никаких офисов на 266 этаже. Не надо самолетов. Мы сами летать умеем. А над этими жирными птицами “высокого полета” смеяться будем. Дойдут они до точки “смысл” и что тогда? Будут заливать мозги свои денежными потоками да Виски, но это не наш путь. Тем более для здоровья вредно. У них, кстати, со здоровьем-то обычно не очень. Пьют. Курят. И вообще ведут безобразный образ жизни, прикрываясь деньгами и адвокатами. Ха-ха!

Итак, строим гнездо. Рядом садим дерево. Березу. Говорят, лучше даже три. Тень дают в жару, летом листочки зеленые, красотища-то какая! К тому же символ соловьиных полей да лесов. Заводим потомство. Не спим по ночам. Трудимся и заботимся в поте лица. То мух свежих надо ловить, то червяков копать. Четыре раза в день, лучше пять или шесть, а то потомство криком своим все гнездо на части разнесет мигом. Но смысл же, смысл в этом всем! Сиюминутный и одновременно вечный.

А растут быстро они. Недавно только яйца были, а уже желторотые крыльями машут. Соловьиха довольна. Всю жизнь о такой жизни мечтала. Даже располнела от счастья. Летает медленно, неуклюже. Да кому дело до ее грации? Смысл не в этом.

Камень, а камень, скажи – а почему нельзя ли пути прямо и налево как-то соединить? Карьерная лестница в небо, а особенно финансовые потоки с ней связанные, сейчас явно пришлись-бы кстати. Желторотые растут, оперились. Им уже простые мухи да червяки уже не подходят. Да и соловьиха гнездо новое требует. Говорит, это маленькое стало. Не входим все. Она тоже подросла, вширь правда. Иногда так пилить начинает, что крылья опускаются. Жуть!

Ну что тебе-свистуну сказать? Можно это. Можно. На самом деле пути эти дорожки не так уж и далеки друг от друга. К тому же есть между ними денежно-смысловые мостики. Но это для людей, с машинами да самолетами. А ты сумеешь запросто перелетать с одной дорожки на другую и обратно. Хоть каждый день. С утра на ту что слева, а вечером на прямую.
У людей заторы, пробки на дорожках этих. Бывает, так торопится какой-нибудь домовладелец в гнездо свое, что наделит по дороге на столб, или еще хуже – в собратьев своих по роду-племени. Что-то типа индюка в птичьем мире. Или может быть филина. Тебе пробки не страшны, лети себе да смотри на них свысока. Возьмешь лучшее из двух миров. Помни про смысл!

Одно замечу: рано или поздно все равно придется выбирать. Это только кажется что дорожки вместе идут. Настанет момент и перелетать уже не получится. Либо-либо. Точнее не либо, а только прямо. Карьерная лесенка левого пути уйдет вверх, сама по себе. Например попы – так в народе церковно-служителей называли в старые времена – жили себе обычной человеческой жизнью – попадья, дети малые, дом, двор. Но если кто с молодости вырасти хотел по линии поповской, должен был отказаться от мирских дел. И только налево, и только вверх. Не построить иначе карьеру. Не построить.

Ну ты камень даешь! Вроде серый и тупой с виду, а столько в тебе мудрости и интеллекта. Краеугольный ты какой-то. Я бы тебя с собой взял, а то как дальше быть? Вдруг опять развилка, а спросить будет не у кого. Не все-же камни лежачие могут буквы да мысли говорить. Тяжеленный ты, правда. Я с тобой не улечу. Давай тут рассказывай лучше. Запомнить постараюсь.

Ну что ж, будет тебе гнездо новое, а то и впрямь соловьиха погонит. Или еще хуже – развалит старое гнездо весом своим и пойдете по миру. По левой дорожке будешь днем ходить, но о доме думать, а не о карьере. Далеко пойдешь. Но не дальше. Потом все-же придется выбирать. Обычно все выбирают правый путь. Может отчасти потому что прямая дорога им только и по плечу, не умеют они по другому. Индюки всякие так делают, гуси, петухи встречаются (ох, проворные, черти!), воробьев полным полно. Певчих птиц, как ты, правда не так много. Но есть. Один не останешься.

Подрастешь карьерно на пару веток. Возьмешь кредит на новое гнездо. Место только получше выбирай. Продавцы гнезд не перестают повторять “дерево, дерево и дерево”, то есть самой главное даже не размер гнезда, а то дерево на котором оно находится. От него и окружение, и среда обитания, и птичий рынок и компания для потомства. Хорошая компания. Завидовать будут. А соловьиха тобой возгордится, точно говорю. Даже формы свои великие исправит немного, так делают сейчас. Модно это на ветках высоких. Гимнастика по утрам, да питание правильное. В здоровых крыльях – здоровый ум.

Потомство летать да свистеть научится. Ты же и научишь, а потом горд будешь что свистят они по твоему. Только попадись Муромец, ветер поднимут такой  что убежит он от страха. Один ты так не смог бы. А Ильюша этот только в сказках герой непобедимый. Народу так больше нравится. А на самом деле дубина он. Глуп и диковат. Да и со здоровьицем не все хорошо. Говорят, попивает, даже запои случаются. А народ все равно любит его да почитает.

Потомству высокий полет нужен. Для этого это есть школы специальные да поле летное. Но стоит это денег несметное количество. Так что готовься. Червяками тут точно не обойдешься. Ты же хочешь чтобы они лучше тебя жили, летали выше. В этом и смысл.

Но пройдет еще время и захотят потомки твои, те что их яиц когда-то вылупились да желторотыми были, улететь в страны дальние. И не удержишь ты из ни червяками, ни гнездами новыми. На чужбину улетят, скорее всего. Свои гнезда вить будут. Может и камень вроде меня по пути встретят. Но это уже их жизнь, их заботы. А ты останешься со смыслом да с соловьихой своей. Ума у нее, замечу, вряд-ли добавится. В общем-то курица и курица. Когда-то пела песни. Да ведь и ты когда-то пел. Как звонко пел!

А смысл? Как же смысл? Он же был все это время. Для него летали направо-налево, жертвовали сном, личным временем, здоровьем. Гнезда строили, защищали, лучшего им хотели, семьи соловьиные со сверстниками и хорошей моралью в друзья зазывали. Отказывали себе во всем. Чего только не делали! Где смысл?

Не хотел говорить тебе но он тоже улетит. Ты поймешь что он как и все в этом мире вещь временная. Был да сплыл. Ты был им наполнен, счастлив с соловьихой своей в гнезде, пусть не очень большом. Это все было, и было на самом деле. От карьеры ты ушел, помнишь? Надо было выбирать. Там тоже со смыслом не очень. Развлекаловки всякой много, а смысла нет.

Люди обычно собачку заводят или кота. К морю переезжают или в горы куда-нибудь. Ходят, за ручки держаться (это как крылья, только не для полетов). Смотрят в небо и чего-то ждут. Я знаю чего. Но тебе не скажу. Расстроишься. А вот кота тебе точно не надо. Коты эти только кажутся добрыми, но никогда не знаешь что у них на уме. Сегодня мурчит ласково. А завтра разинет пасть зубастую да сожрет с потрохами. К птицам у них отношения особые, как к мышам примерно. Не надо тебе кота. Запомни.

Смысл смыслом, но грустно как-то в конце дорожки этой. Неужели у всех так?

Да, примерно как и есть, для тех кто налево от меня повернул. Понимаешь, обществу нужно чтобы все прямо шагали и изредка направо поглядывали. Если все направо ринутся, то на тропе той места не хватит, и очень быстро. Правая сторона жизни – это как морковка для осла. Как цель материального существования. Идет-бредет живность ушастая до мечты своей мелочной, а по пути грузы везёт да полезную работу делает, нужную всем другим ослам, и не только им.

Многие к концу пути ума лишаются и не помнят ничего. Ни выбора у камня серого, меня то бишь, ни смысла этого пресловутого. Не помнят даже куда и когда летали сами. От полетов в жаркие страны остались картинки на стенках гнезд, но памяти не осталось. Забывают имя свое – и такое случается. Не со зла, конечно. Мозги слабеют к старости. Скажу по секрету, у праводорожников этих с мозгами вообще проблемы, и уже давно. Они как-бы есть и были, но только на потребу дня. Для потомства, червяков да гнезд своих. А что остается потом? Не очень много. Почти ничего. Честно говоря, вообще ничего не остается.

***

Камень, а камень! Это все очень интересно, но ты говорил есть еще третий путь. Направо. А он-то какой?

Он отличается от двух других, очень и очень. Не будет там ни смысла ни денег. Душа творческая требует жертв. Будешь не как все, один. Ну или с теми немногими которые тоже туда пошли. А они – очень странноватый народ, сумасшедший почти что. Их мало кто понимает при жизни. И только считанные единицы народ будет возносить к небесам, чтить как настоящих творцов, время свое обогнавших. А чаще всего просто не замечают. Иногда даже бьют и лишают свободы. Случалось такое.

Будут у тебя в друзьях меланхолические алкаши и творческие наркоманы. Морально-неустойчивые личности все они. Хотя на вид интеллигентные. Летают красиво, говорят вежливо. Не дерутся, из гнезд чужих не воруют, не грубят друг другу. А окружающий люд за людей только чисто номинально считают. Стадом именуют, за глаза правда а не в открытую. Снобы среди них нередки. Нарциссизм, граничащий с шизофренией. Ужас! Но вот во взгляде что-то такое есть у них. Что-то особенное, и неповторимое. Все еще раздумываешь направо?

Да как тебе сказать? Не очень-то привлекательно. Да и как понимаю, не пересекаются дорожки их ни с левой ни с прямой. Перелетать ежедневно точно не получится.

Да, ты прав. Это только в самом начале, сразу после поворота кажется что и не поворот это вовсе был – как шел прямо, так и идешь. Или налево. Но дорожка правая так сильно разворачивает, что либо спрыгнуть с нее в домик семейный да уютный успеешь, либо в карьерный путь ударишься, а нет так уже так и останешься на левом пути своем. Основной ценностью и смыслом будет то маленькое, неосязаемое, тот дух который ты создаешь непонятно для кого и неясно зачем.

А зачем вообще туда ходят? При жизни ничего – ни денег, ни славы, ни смысла даже этого пресловутого.

О! Ходят туда потому-что не могут никак по другому. Тянет страшной силой. Говорят, нравится сам процесс. Он и цель и вознаграждение одновременно. Еще говорят, он притягивает сильнее чем все эти банальности повседневные вместе взятые, можно даже без всеобщего почитания результатов.

Конечно, случаются денежно-смысловые пути-тоннели на две другие дорожки, но от лукавого они. От лукавого! Залетевшие в них теряют творческих дух, если он и был ранее, а нового ничего не приобретают. Дух такая штука – раз улетел и уже не вернуть.

Бывает, какой-нибудь дятел и петь-то толком не умеет и в голове пустота полная, а туда-же, на Национальное Дятловидение за деньгами да славой. Глядишь, на международные конкурсы пернатых продолбит дыру клювом своим. Бездуховно это. Пошло. Хоть и деньги появятся, и вороны на крыльях носить будут. А чаще всего клюют они себе зернышки от творчества, как воробьи семечки около скамейки в парке. Дерутся даже. Понимаешь о чем я?

Представь себе, прыгаешь ты с обрыва, думая что вот-вот полетишь сейчас. Ничто тебя не держит – ни мораль, ни законы всякие, людьми напридуманные, ни блага материальные, ни даже взгляды соратников по духу. Ничего вообще! Есть только ты и полет. Важен именно он! А ведь может оказывается, что и крыльев-то нет.

Возможно, тебе сейчас это трудно понять. У тебя другие выборы в голове. Хоть и крылья есть, да и инстинкты птичьего ума подсказывают что прямо надо. Прямо. Как все. В чем-то правы они, инстинкты эти. Одним духом сыт не будешь – говорили мещане прошлых времен.

Замечу однако: полет этот долго продолжаться не может. Надо успевать творить. Дятлы-современники может и не оценят, а вот последующие поколения – вороны, пингвины, цапли, даже соловьи из будущего – могут и оценить. Хотя такое не часто бывает. В основном с обрывов тихо-мирно падают на землю, обретают покой и больше не летают почему-то.

***

Рядом на ветке сидел старый мудрый Ворон. Он все видел и слышал, но ничего не говорил. Наверное сказывалось аристократическое воспитание и опыт прожитых лет.

Знаешь, Соловей – вдруг вымолвил Ворон – камень прав. Пришло время выбирать путь-дорогу жизненную. Ты уже достаточно повзрослел и набрался сил. Посвистел да похулиганил немного. Это ничего. Все в копилку опыта. Как ни крути, назад дороги нет. Даже если развернешь крылья свои вспять да полетишь туда, откуда прилетел, все равно вперед получится. Не летай туда, глупости это да предрассудки людские. Выбирай одну из трет да и вперед.

Как ты может знаешь, ворон как птица может долго жить. Триста не триста, а лет сто запросто. Не путай с воронами только. Правильные акценты и ударения в словах порой полностью меняют смысл.

Вот и я так. За здоровьем следил, делал по утрам зарядку, правильно питался, не таскал всякие гадости из Макдональдса проклятого, как соплеменники мои. Жаль их, где они сейчас? И получилось у меня пройти все три дорожки эти от начала до конца. Любопытно было. А сейчас сижу вот тут на ветке, смотрю на орлов да разбойников как ты, и опытом своим делюсь. Не со всеми конечно. Только когда настроение есть, да птица с ясным взором попадается. Ну вот как ты. Не обольщайся, однако.

Левая дорожка особо привлекательна для птиц молодых да с амбициями. Хочется им выше и выше. Этакое соревнование. Думают они по большей части левой стороной птичьих мозгов своих. Люди точно так-же устроены. Знай, однако, что на верхних ветках мест не так много как вас, желающих туда попасть. По пути могут клюв начистить да вниз столкнуть. Упорство тебе в подмогу. Не сдавайся! Однако, история может повториться. Ну а если победишь, поймешь что есть деревья и повыше, да ветки потолще. Это бесконечно. Точнее, не совсем уж и бесконечно, но об этом чуть позже.

Прямая дорога – самая распространенная, тут камень дело говорит. Да и ты вроде понимаешь. Чувствуешь интуитивно, наверное. Мозги тут особо не требуются, ни правая половина ни левая. В тебя эволюция природная миллионы лет инстинкты вкладывала. Против силы её не попрешь. Люди настолько привыкают это прямому пути своему, что думают это и есть жизнь! В чем-то правы людишки эти. Конечно это тоже жизнь. Но лишь часть её, одна из возможных вариантов.

С соловьихами поосторожнее. Притворяются они обычно умненькими, духовными да целеустремленными. Но несмотря на красивые перья, песнопения полночные, да кажущуюся глубину мыслей, надо им более-менее одного и того-же от тебя. Вверх по веткам, да гнездо побольше. А может и тебе того надобно? Тогда ты на верном пути. Отдайся в лапы законного развития эволюции. Бывают исключения конечно, но очень редко.

Правая дорога опасная. Тут и камень прав и ты. Не обещает она ничего особенно ценного да привлекательного. Временами весело будет! Взлетит до небес воображение твое  непонятно почему. Как у психов, без видимых причин. Все в левой стороне мозгов. А там все непредсказуемо и нелогично. Успевай, твори!

Бывает, однако, залетают сюда случайные гости слева. Точнее. притворяются, что залетают. Очень правдиво притворяются, скажу тебе. Книжки пишут, в театрах играют, Заслуженными Артистами именуются и даже с президентами какими-нибудь руку жмут. Развлекатели да шуты. Давняя традиция, замечу. Логично? Абсолютно логично! Только не на месте. Слева это все. Карьера да и только.

Но всему в природе противовес имеется. Как высоко вверх полетишь, также глубоко и падать будешь в ямы личные. С ума можно сойти. Никакой доктор не поможет. На других двух дорожках тоже волны бывают, но не такие высокие. Пустое это все. Пустое.

Мои крылья недостаточно сильны для полетов на карьерные высоты. Да и не надо мне это уже. Мои лапы не так прочно стоят на земле, чтобы строить еще одно гнездо. Да и ни к чему мне это уже. Мой дух не умеет летать так высоко, чтобы сотворить что-то по настоящему достойное внимания. Да и не хочу я этого уже.

Было время, я хотел помогать другим и думал это четвертый путь – лучше и чище остальных. Я думал в нем есть смысл. Но оказалось, что как бы они не просили, помощь моя нужна была им в самую последнюю очередь. Если с высоты времени посмотреть, конечно. Они подсаживались на помощь эту как наркоманы на иглу, и потом уже не просили а настойчиво требовали. Напрасно. Путь этот никакой не четвертый, а карьера собственного эго, с привкусом важности и специями смысла. В общем, левая дорожка чистой воды.

**

Пора тебе в путь, да и мне сидеть тут поднадоело порядком. Крылья размять пора. Скажу лишь напоследок, что дорожки эти все сходятся в конце своем. И тоже у камня серого. Правда, он молчалив и особо умных надписей на нем нет. Так себе – имя, пара отметочек временных да какие-нибудь слова бессмысленные. Чтобы лучше смотрелось, наверное. Камни эти два на самом деле не так уж и далеко друг от друга. Лабиринты между ними запутанные бывают. А когда сверху посмотришь – все по другому. Просто всё. А люди всегда чего-то ждут от жизни, оценивают воображаемое прошлое и мечтают о воображаемом будущем, верят во всякие байки про него, и даже о том что будет после. Ничего не будет. Выбирай неглядя да успевай жить сейчас, каждую новую секунду. Что может быть проще?

Вот и все ..

2016