Читать все посты

Дорожные заметки

Все здесь изложенное не имеет никакого смысла кроме процесса написания как такового.
И даже не ищите ..

На старт, Внимание, GO!

Как-то раз, не так давно, может в прошлый четверг или пятницу, сидючи в окружении домашнего уюта, тихо напевая что-то там про право на свободу и одиночество, в его голове случайно промелькнуло “а почему?” А из глубин подсознания невольно всплывал то-ли ответ то-ли еще один вопрос подобного содержания: “а почему нет?”

Было время когда он даже вообразил себя машиной которая зарабатывает деньги, чтобы построить свой дом. Но машина не знает о собственном существовании и уж точно не задает себе случайные вопросы. Нужно просто выйти из привычного круга чтобы, это понять. Ведь для старта совершенно не обязательно махать флажком с черно-белыми квадратами. Нет никаких флажков, и как оказывается не было никогда. А потому …

Безоблачное небо. Свеже-арендованный автомобиль белого цвета. Свое имущество в пути только отягощает. Полный бак бензина. С собой небольшая сумка, гитара, пара электронных устройств, маленький четырехколесный вертолет DJI Mavic да хаотичные мысли.

Многомерное поле собственного внимания постепенно превращается в один простой вектор: из точки А в точку Б. Или еще проще: из точки А куда нибудь. Математическое образование так и не давало ему покоя. Цель – отсутствие цели. Ах, да! Дело происходило где-то в Калифорнии, когда-то в первой четверти 21 века.

В неизвестном направлении пути ..

Езда [по американским хайвеям – прим. автора] это своеобразная форма медитации. 75 миль в час (120 км/ч) относительно дороги по одной из ее параллельных прямых полос. По негласному закону чуть выше разрешенной скорости. Иначе ты выглядишь для окружающих немного подозрительным или очень старым. Почти незаметное перемещение относительно других авто. Скорость относительна. Так учили на уроках физики. Блестящие грузовики в которых можно видеть свое отражение незадолго до обгона. Чудная калифорнийская природа за окном.

Визуальный и смысловой ряды часто совпадают. Видишь горы – думаешь о них. Иногда ряды идут как-бы параллельно. Видишь океан а думаешь что-то свое, отвлеченное и абстрактное. А иногда смысловой ряд и вовсе пропадает. Видишь дорогу и облака и ни о чем не думаешь.

Медитация проходит незаметно, как сон. Но вот уже солнце клонится к вечеру и пора искать место для первого ночлега. На просторах Центральной Долины полно ночлежек дорожного уклада, но нет! Отворот, полчаса езды по местной авто-тропинке, городок Сан Луис Обиспо, известный Калифорнийским Политехом (“Кал Поли”) “Хей, Сири, найди мне место на ночлег!” Да запросто.

Несмотря на позднее время толпы студентов на улицах. Веселые, задорные, молодые. Наверное им завтра на лекции и экзамены. А пока – свежий воздух, ветер в голове и полная свобода. Со временем это пройдет. Вспомнилось свое студенчество.

На Восток!

Новое утро нового дня. Кофе. Городок хоть и не на океане, но не так далеко от него и потому на улице свежо. Тихоокеанское побережье – забавная в климатическом отношение местность. Сам океан холодный спасибо течению из другого океана, Северного Ледовитого. А широты южные. И потому чем ближе к побережью, тем прохладнее. А иногда и вообще туман с тучами висят над головой целый день. Но стоит отьехать на полчаса вглубь континента и все меняется. Облака куда-то растворяются и начинается теплая погода, переходящая в жаркую.

Продолжение бесцельного путешествия завело на восток штата Калифорния, где кроме дороги посреди громадной пустыни Мохаве до горизонта не видно ничего. Поля, садовые посадки и несметные коровьи стада остались позади. Тут только кактусы, камни, солнце.

Какие там молочные реки и кисельные берега? Он листал в своих мозгах картинки про невидимый край земли. И все еще думал: “почему?” Или даже не так: “а почему-бы нет?”

Кино, вино и казино …

На лицо прекрасный он. Жуткий он внутри, этот Лас Вегас. Мимо него не проехать. Так уж совпали дорожные перекрестки. Это уже штат Невада, спешу заметить. Хотелось его оставить позади да заночевать где-то на расстоянии. Но как сообщает всесоюзной радио “Маяк” (NPR) именно тут в Лас Вегасе и именно сегодня проходит одна из заключительных игр хоккейного чемпионата. Подумалось: “а почему нет?” Разведка отелей тоже дала положительные результаты – цену в 10 (!) раз меньше в неплохом месте, и только сегодня. Видимо за какие-то старые заслуги.

На хоккей он правда не попал. Билетов не оказалось. Не все так просто. А “просто так” Лас Вегас не вызывал ничего кроме отторжения. Он конечно как Стамбул и Нью Йорк – город контрастов. Но несмотря на огонечки, внешнюю красоту казиношных строений и фонтанов, на лицах людей абсолютная пустота. Они приехали чтобы проиграть деньги и получить так называемый “фан” [веселье – прим. автора]. Он их не осуждал. Люди разные нужны, люди разные важны. Вспомнился студенческий городок, где может и одеты все не так броско и лампочек с фонтанами поменьше. Но в глазах светится нечто, отсутствующее почти полностью у прохожих на центральном Бульваре (Las Vegas Boulevard). 23 этаж, лампочки с озерами и фонтанами где-то внизу.

Говорят, игорный бизнес на спаде и уже давненько. Молодое поколение не так рьяно и безнадежно выбирает Пепси, требуя каких-то иных зрелищных форм. Хлеба у него достаточно. Капиталистические Макдональдс и Бургер Кинг все еще не сдают позиций.

Он не любил развлечений. Не просто каких-то отдельных частных форм, вроде теленаблюдения массового спорта, гастрономических забав, костюмированных вечеринок, дорогих часиков и машинок и пр., а развлечений вообще, как таковых. Это безусловно перекрывало большую, если не бОльшую часть активности среднего человека, оставляя время лишь на работу, дом-семью и сон. Ну и что! Мы ведь не обязаны любить то что нравится большинству.

А потому были частые споры с друзьями, утверждающими: “Все на свете – развлечения. Музыка прошлых и настоящих веков, литература, поэзия, даже философия”. Он немножко увлекался философией и такая постановка вопроса не вызывала поддержки. А в Лас Вегасе кроме платных развлечений ничего нет по определению. Ну и бизнеса еще, конечно. Две ипостаси одного. Пусто. Очен пусто …

Утро. Подьем. Кофе. Вид из окна на горную долину и желтое высоченное здание с надписью фамилии президента США. Машина. Лабиринт местных перекрестков (сколько же на них бомжей-то! Почти как в Сан Франциско) Дальше на восток …

А горы все выше, а горы все круче …

Почти как в сказке про Бармалея. А горы уходят под самые тучи. Он родился и вырос в уральском городке с миллионным населением и уровнем провинциальности чуть ниже среднего. Уральские горы в тех местах конечно тоже горы, но по сравнению с тем что вокруг, не идут ни в какое сравнение. А под колесами уже штат Юта.

От перепада высот и видов захватывает дух. Хочется запечатлеть все и вся, останавливаться на каждом удобном месте где это можно сделать законным образом. И даже попытаться запустить четырехколесный вертолет чтобы с высоты птичьего полета посмотреть на громадные камни. Вертолет старается изо всех сил, но ветер сильнее. Да и что такое 500-метровая высота (выше летать он не обучен) перед горными вершинами?

На горной дороге I-70, равно как и на всех других федеральных трассах, полно смотровых площадок где можно законно остановиться, оглядеться вокруг, и насладиться природными чудесами вокруг. Народ вокруг дружелюбный, приветливый. Водитель трака попросил подержать руль, чтобы что-то там посмотреть в колесе. И не жить не быть – как раз во время управления полетом четырехколесного небесного аппарата, которого естественно видно не было. Но ничего, пусть себе болтается в высоте да с ветром конкурирует. Взаимопомощь водителей – святое дело, помниться еще со времен СССР. С колесом оказалось все в порядке, а сам водитель – уроженец города Москва, в прошлом юрист, и наверное в будущем. Очень интересный и неожиданный разговор на русском языке в середине Америки.

Каменные горы переходят в красные плато и каньоны до горизонта. Время делает свое дело и убирает из скал все ненужное, оставляя скульптуры нечеловеческой красоты и бесконечно разнообразных форм. Солнце на закате дополняет картину своими красками. Правда очень ненадолго. Темнота поглощает мир со скоростью 24 часа в сутки.

Ощущения моментальны и непередаваемы. То как видится, к примеру, гора перед глазами, это совершенно не, то как эта-же гора, скопированная на экран телефона или компьютера с точностью 10 миллионов мегапикселей. А потому фотографии и видео – не более чем жалкая пародия на те ощущения, которые были в голове. А рассказывать про ощущения эти и вообще дело безнадежное. Это две реальности, которые сознание строит совершенно по разному. “Чукча, ты знаешь что такое апельсин?” – повествовал анекдот с очень длинной бородой. “Это как мясо тюленя?” – отвечал северянин. “Да нет же, нет …”

Создавать и поглощать реальность можно запросто. А вот сохранить на будущее (Save) или поделиться с друзьями (Share) как в компьютерных сетях – нельзя. Реальность образуется в одной отдельно взятой голове и только там. Мгновенно и неповторимо.

Ночлег посередине непонятно чего непонятно где. Сири выбирала. Правда особо выбирать было не из чего. Вокруг была тьма тьмущая, ни души и интернет очень даже не везде. Городок Зеленая Река (Green RIver). До завтра сойдет. А завтра – новый день, новый мир.

Поворот вверх по карте

Хорошо когда нет заранее запланированного маршрута, цели, временных отметочек “от” и “до”. Можно просто смотреть на электронную карту Гугл и выбирать направление пути на ближайшие день-два. На юге Юты жара и постоянные кондиционеры. Да и на камни пустынные уже как-то надоело смотреть. Они все по своему разные, но голые, безжизненные и потому одинаковые. Дорога на север, вверх по карте.

Как по мановению волшебной палочки горы начинают “зеленеть” и обрастать лесами. Жизнь берет свое! Ей и надо-то всего ничего – свежего воздуха да водицы немного. А дальше она сама пробьется, даже через каменные глыбы с утесами.

Маневр обгона по встречной полосе практически отсутствует на американских дорогах. Хайвеи разделены бетонной преградой, да и в каждую сторону как минимум по две полосы. На дорогах поменьше разделения нет. Но даже там, где желтенькая прерывистая полоса так и шепчет: “Обгони ты этот трак. Надоел он. Ползет себе как черепаха. Обгони!” американцы предпочитают не рисковать, а тихо-мирно ехать гуськом, ждать пока этот злополучный тяжеловоз не свернет с дороги, или дополнительная полоса не появится. А ждать долго можно.

У него за плечами была школа русской езды по асфальтовым поверхностям, очень отдаленно напоминающим настоящую дорогу. А потому по-обгонять медленно ползучий транспорт было просто в удовольствие. Уверен – обгоняй. С ветерком! Соблюдая все настоящие меры предосторожности, конечно. Ведь реальный страж безопасности, как ни крути, в голове. Разметка, знаки и даже мили/полицейские – лишь “указатели”, слегка напоминающие о бренности дорожного бытия, но кардинально не меняющие ситуации.

Соленое Озеро или что курят мормоны ..

На горизонте – город Соленого Озера, мормонская столица мира. И заодно столица штата Юта. История этого немного странноватого религиозного культа не уходит в глубь времен больше чем на 200 лет. Нет, сами мормоны конечно будут возражать, их так учили. Как бы то ни было, после трудных переселений и дорог, обосновались они около водоема да город построили. А потом оказалось что водоем этот – остатки древнего океана и вода в нем жутко соленая, для питья не годится. Но про эту историю уже немножко стали забывать. А вот соль, как потом оказалось, очень даже прибыльный бизнес.

Странноватые люди, мормоны эти. Внешне вроде ничем не отличаются от других обитателей суши от Атлантического до Тихого океанов. Светятся и улыбаются как надутые воздушные шарики. В былые времена у мормонов было разрешено, и даже рекомендовано, многоженство. До сих пор традиции остались, правда уже под флагом “фундаментального настоящего” мормонства (FLDS), которое представляет собой меньшинство, в отличие от просто мормонства (LDS). Да и аббревиатура из трех букв еще та – практически совпадает с названием запрещенного психотропного вещества LSD (разрешенного и распространенного в хипповские 60-е годы)

Он решил не заезжать в столицу мормонов, где уже бывал ранее. Его даже уговаривали вступить в ряды с самой правильной книжкой на русском языка в руках. Там всех уговаривают, и говорят некоторые нестойкие умы поддаются. Центральный Храм красив и величественен. А сам культ – так, баловство да политика. В общем, от ворот поворот. Но это из прошлого.

Более интересным показалось Соленое Озеро, а точнее та его часть где и воды-то совсем не осталось, только соль. Выглядит она как бескрайнее поле из белого порошка, да еще на вполне твердой основе. По нему не то что ходить, на машине ездить можно. Как по льду или твердому снегу. А вокруг тепло, даже жарко, можно сказать.

От нагретой соли поднимаются к солнцу теплый воздушные потоки. А в глазах миражи. Такое впечатление что там, не очень далеко, уже начинается вода. Она не только на поверхности, но и окутывает горные края где-то вдали. Это все, конечно, иллюзии воображения. И даже на фотографиях их не видно.

***

Под колесами снова Невада, ее северная часть, по пути от Соленого Озера. На радио исключительно попы. И даже не пытайтесь переключать станции – они все одинаковые. Рок-музыка на ту же самую тему ярко-религиозной направленности. Поп-Рок в самом прямом смысле.

Вездесущий Макдональдс. Как оказывается, желтый на красном знак М – это не только Макдональдс или Московский Метрополитен (кто у кого крал логотип?) но еще и Золотые Райские Ворота. Стоит только войти и настанет блаженство … Ну а может и не надо. Нездоровая коммерческая еда действительно приведет к вратам этим раньше чем следует. А то еще куда. Разные врата бывают.

На этой земле часто попадается указатель с названием “Тюрма”. Притом иногда бывают такие курьезы, что в тюрьму ведет улица “Путь Независимости” (Independence Way). А ведь вполне возможно, что это не просто так, и по смыслу две, на первый взгляд казалось бы противоположные идеи, не так уж далеки. Свобода всегда немного граничит с одиночеством.

Вечер, звезды, ночлег в каком-то непонятно каком прихайвейном городке. Утро, кофе. И снова дорога.

Снежные вершины

Калифорнийская природа разнообразна и удивительна. Есть в ней и снежные вершины заоблачной высоты. Его путь лежал в направлении одной из таких вершин – к горе Шаста. Это не так далеко от места предыдущего ночлега, да и на снег посмотреть летом было-бы неплохо. А может и добраться до него.

Дорога петляет сквозь леса и горы. Старая привычка не носить ремень безопасности, оставшаяся из прошлой жизни, конечно-же дурной пример. А может быть это еще одно маленькое проявления свободы, притом совершенно без вреда окружающим. Да простят нас господа-полицейские. И дамы тоже.

Попадать в незнакомые места можно только один раз. Второй раз то несравнимое ощущение новизны увы, уже отсутствует. Не бывает “второго-первого” раза. Человек шагает по своей карте, как географической так и жизненной. Когда-то на ней были белые пятна, неизведанные горы, моря и континенты. Их становится все меньше и меньше. Они перекрашиваются впечатлениями, наделяются названиями, хранятся в воспоминаниях, фотографиях да вот таких [не- прим. автора]путевых заметках. А потому любое новое открытие несет в себе и долю сожаления.

Снежную шапку Шасты видно издалека. Кажется что до горы всего-ничего каких нибудь полчаса да 30 миль. Но нет! Это обман, иллюзия, мираж – как на Соленом Озере. До туда еще ехать и ехать, часа три а то и более. Из далека кажется что шапка не касается земли а висит в воздухе. Ставятся под сомнения законы гравитации Ньютона. Это пройдет. Надо заметить что высокие горы вблизи кажутся гораздо ниже и меньше чем издалека. Воображение всегда делает свое дело.

В местах где местами нет связи, возникает какое-то забытое и в тоже время новое непривычное ощущение. “Хей, Сири! Как так?” Мы настолько к этому привыкли, что уже не мыслим жизни по другому и теряемся от беспомощности.

Остановка на ночлег в местечке у подножья Шасты с название Weed, дословно “сорняки”, “трава” [англ. жарг. – прим. автора]. И не просто трава, а трава волшебная! Именно та, которую косят зайцы на поляне в темно синем лесу. Тут вообще с названиями весело. Графство местное называется Siskiyou. Даже не берусь переносить на русский.

Шаста величественна даже вблизи. Горный велосипед, маршрут по карте, вверх по скалистым и пыльным дорогам. Безопасности – ноль. Шаг влево, шаг вправо – и Memento Mori. Даже лучше без шлема. Он не любил носить шлем и уже давно. Это вам не по равнинным асфальтовым дорожкам. Тут все по настоящему. Зато какие виды вокруг! Энергии добраться до логического завершения вело-маршрута все-же не хватило. Обратно под горку. С ветерком! Потенциальная энергия высоты переходит в скорость. Только успевай обьезжать камни. Велопробег по горному бездорожью завершен успешно.

В процессе велосипедного подьема закралась мысль что наверное должен быть какой-то другой, более доступный среднему американцу путь наверх, например на машине. Тем более что зимой здесь катание на лыжах. И точно! Есть замечательная асфальтовая дорога, правда не на самую вершину. Туда вообще только альпинисты с веревками забираются.

Гудит мотор, крутятся колеса. Самая верхняя точка, куда можно заехать. Дальше шлагбаум и пешком. Ну вот-же она, снежная вершина, рядом почти! До нее конечно так просто не дойти, но можно хотя-бы приблизиться. Дорога по лесу. Потом просто по лесу. И кажется вот еще парочка пригорков, и откроется замечательный вид на снежную шапку.

А зачем на свете маленькие четырехколесные вертолеты? Правильно! Чтобы летать над елками и делать красивые фотографии с видео. По моему так. Но горный ветер оказался сильнее китайского летательного аппарата. Издох он из сил выбившись. Лежит в сумке вместе с батарейками, да пешую дорогу наверх отягощает. Ничего. Еще пара пригорочков. И еще. Уже скоро стемнеет, а ведь надо еще и обратно по этим колючим кустам без тропинок шагать. Никакие усилия не проходят зря. В награду – снег, самый настоящий летний горный снег, вот тут под ногами. Комок Номер 1, Номер 2 (поменьше) и Номер 3 (совсем маленький). Вот вам и снеговик.

А напоследок, уже спустившись с горы на родную землю, завораживающий красновато-бардовый цвет снежной шапки в закатных лучах. Там наверху все еще солнечно, все еще день.

Время идет. Пора прощаться с маленьким городком “Трава” у подножья величественной горы. Утро. Солнце. Кофе. Снова в дорогу ..

Город Эврика! (Eurika)

На пути – самый северный прибрежный город в Калифорнии с ярким названием Эврика (Eurika), совпадающим со девизом всего штата.

История города, как в общем-то и большинство истории Соединенных Штатов, не очень блистательна, так сказать, с морально-этической точки зрения. Когда-то жили тут индейцы. Жили не тужили. Пришли европейцы. Вытеснили да поубивали их. Такое много где было.

Потом обнаружили в местных окрестных речках золотишко. И потянулись сюда искатели богатств несметных да приключений на голову свою. Кто находил золото, или даже отдаленно надеялся на удачу, кричал “Эврика!” как когда-то древний греческий ученый математик Архимед по случаю открытия им гидростатического закона, увековечившего как имя его так и Эврику эту.

Однако, золото просто так не найдется. Лопаты нужны, дома, паровозы и прочая утварь. Золотоискателей по именам сейчас вряд-ли кто вспомнит. А вот Стэнфорд, тот самый, который на паровозные деньги университет открыл, знает весь мир.

Лихой народец был, эти золотоискатели. Лихие времена. Белые эмигранты с эмигрантами китайскими не ладили постоянно. Дошло до драки вооруженной даже. Белые победили. А потом в конце 19 века был принят закон о насильственном выгоне китайцев (Chinese Expulsion Act). Хей, президент Дональд, ты не первый такой в истории.

Наследники белых золотоискателей превратились в местных полу-бомжей. Место, надо сказать, заброшенное и потерянное какое-то. Очень неаристократично [с приставкой “не” слитно, это не опечатка – прим. автора]. Очень. Хотя, иногда встречаются красивые домишки в викторианском стиле. Наследие былых времен. А еще есть море, рыбаки и какие-то морские военные.

Несмотря на грандиозные внешние отличия, Эврика чем-то очень близка Лас Вегасу. В глазах людей примерно тоже самое. А это главное отражение действительности. Пустоту внутри не подменить огонечками на улицах, светящимися башенками, модными одеждами и красивыми машинами, как ни старайся. В Эврике нет огоньков и казино. Как будто с Лас Вегаса неожиданно сняли грим.

Ночь. Утро. Кофе (много). Пора в путь. Однако, без приключений не бывает. Случайная цепочка событий привела к запертой на замок машине с ключом на пассажирском сидении рядом с сумкой. К счастью приоткрыто окно, но к несчастью не так широко, чтобы просунуть руку. Ну что, господа-взломщики, за работу! Инженерная мысль привела в магазин, где за доллар можно купить все что угодно, даже проволоку для связывания букетов цветов. Очень ценный горшочек, учитывая обстоятельства. Словно удочкой ловил он ключ под не очень-то приветливые взгляды окружающих. Ладно хоть не “стуканул” никто. А ведь могли. Но – Эврика! Ключ пойман, он в руках и машина открыта. Дорога, снова дорога.

Замыкая круг …

Теперь на юг, только на юг. Дорога проходит через лес из красных деревьев (redwood trees). Иногда ощущение что едешь в тоннеле. Тут никогда, даже в самый солнечный день, не видно солнца. Гигантские деревья поглощают все лучи, приходящие на этот участок земли от небесного светила. Как в сказке. Деревьям-великанам этим бывает по нескольку тысяч лет.

Как здесь, так и в других местах, встречаются индейские резервации. В них обычно принято строить казино. Резервации не до конца подчиняются штатовским и федеральным законам, и потому то что запрещено в прочих местах, возможно разрешено в резервациях. Так сказать, в знак почета коренным жителям от завоевателей и эмигрантов. Так, в старых традициях Чингачгука Большого Змея здесь играют в рулетку, Блэк Джек, покер и прочие старинные индейские забавы. Говорят это приносит моральное удовлетворение играющим. Ну и конечно материальное благо устроителям. Притом не обязательно индейского происхождения. Знал бы Большой Змей!

И опять про дороги. Забавно, что некоторые автомобильно-водительские привычки интернациональны. Их практикуют на разных континентах не договариваясь, бессознательно, по наитию. Например, заметив хитрого полицейского, спрятавшегося за поворотом или в кустах (таких нигде не любят!), принято сигнализировать встречным водителям миганием фар дальнего света. Есть в этом некое чувство единства и даже некой бесконтрольной справедливости. А вот знак благодарности собратьям своим по дороге, выраженный парой миганий аварийных огней, распространенный в России – раз, два, спасибо! – тут в Штатах почему-то не прижился.

Распространение наше по планете

В Калифорнии к северу от Сан Франциско есть маленький исторический кусок русской земли – Форт Росс. Тут 200 лет назад высадились русские мореплаватели для промысла и торговли, основавшие маленькую деревянную крепость (форт). Время лихое было. Калифорния еще не была частью Америки. Кругом индейцы, природа и пушнина – за которой собственно и приехали. Надо сказать, предки наши были дружелюбными – индейцев убивать не стали а договорились по мирному. На работу себе брали. И даже семьи совместные создавали. Помогали защищаться от испанских колонизаторов. Правда ненадолго. А сейчас тут [американский – прим. автора] национальный парк и исторический музей с русским флагом.

Место, надо сказать, красивейшее – океан, берег, камни, залив куда когда-то приходили торговые корабли. Именно здесь происходили романтические события, воспетые в рок-опере “Юнона и Авось”.

Огороженный деревянным забором форт внутри напоминает русскую деревеньку. С колодцем, деревянными домишками и небольшой церквушкой с православным крестом на куполе. Есть оригинальные строения, сохранившиеся и уцелевшие от войны со временем. Многое реставрировано, но очень подкупающе-подлинно. Стилизовано одетые “русские поселенцы” жгут костер на дровах, носят косоворотки и армейские шапки-ушанки с кокардами. Идут на контакт и готовы поддержать разговор. Без малейшего акцента на американском английском языке. По-русски, как и ожидалось, лыка не вяжут …

Он стоял на этом месте и думал: прошло всего каких-то 200 лет и вот сейчас с нашими современными самолетами, интернетами, дорогами мы даже не задумываемся каких усилий стоило соотечественникам попасть сюда из Санкт Петербурга. И не только попасть но и выжить, да еще и пушнину какую-то добывать устроив “глобальный бизнес” начала 19-го века. Как изменился мир …

Life goes on (Жизнь продолжается)

Все проходит. Три тысячи миль позади. Усталый автомобиль белого цвета кряхтит, но едет, повинуясь поворотам руля. Стучит механическое сердце. Течет по жилам бензин. Глядят по сторонам фары-глаза. Спасибо, дружище! Не подводил. Все бы так ..

Из точки А он прибыл обратно в точку А в домашний уют современного поселение городского типа “Кошкино” (Los Gatos). В голове случайно промелькнуло: “а почему?” А из глубин подсознания снова невольно всплывал то-ли ответ то-ли еще один вопрос подобного содержания: “а почему нет?”

Вместо эпилога

Вся наша жизнь – дорога. Мы движемся из какой-то невидимой точки А в еще более размытую и непонятно существующую-ли точку Б. Бы останавливаемся тут и там, иногда надолго, иногда всего лишь на несколько дней или даже часов. Мы поворачиваем налево и направо на бетонных прериях хайвеев, а равно и в жизни.

Многие наши поступки мы совершаем совершенно неосознанно, почти машинально. Более того, мы даже не знаем про это. И лишь внутренний диалог с самим собой во время восточной медитации или западной езды по ровному асфальту позволяет чуть чуть осветить эту область бытия.

Человеческое “Я” можно сравнить с наездником на слоне. Эта метафора, идущая откуда-то из глубины индийских времен, популяризированная современным психологом Джонатом Хайтом, разделяет наше “Я” на наездника (осознанное) и слона (глубинное, подсознательное). Наезднику кажется что он управляет слоном, а некоторые недалекие умы вообще считают, что ходят сами и нет никакого слона. Тем не менее, слон шагает по своей механической программе, почти как машина, а наездник лишь иногда оправдывает “решения” собственной воли в случае, когда они почему-то совпадают со слоновьими.

Дорога учит договариваться со слоном. Понимать его мотивы и даже дальнейшие повороты на развилках хайвеев. Создается впечатление свободного выбора. Семь с половиной миллионов слонов. Семь с половиной миллионов машин. Генератор новых поколений, завернутый в сентиментальные романтические бантики да иллюзию собственной свободной воли. Вся наша жизнь – дорога.

Есть ли в этом хоть какой-то смысл? Вряд-ли. Маловероятно. Возможно, смысл вообще не стоит искать. Возможно его просто нет. Мы видим солнце и говорим что оно “есть”. Про смысл такого сказать нельзя. Есть лишь индивидуальные ощущения смысла, которые надо трудиться и создавать в каждый момент “сейчас” в каждом месте “здесь”. Остальное – хаотичное Броуновское движение молекул. Бесконечный вселенский блюз в Фа-миноре.

Он решил создать смысл этой дороги, построить его из размышлений и картинок за окном. А чтобы не все забылось, написал эти заметки …

2018.