Читать все посты

Блеск и нищета современной моды

In Brand We Trust
[англ. “В модную марку мы верим”]

Мода теряет свою былую силу. Молодое поколение уже не выбирает Пепси, не говоря про последние напитки от Армани.

Нет, необходимости притяжения полов, особенно в молодом возрасте и связанной с ней эстетической привлекательности конечно-же никто не отменял. Поменялась сама эстетика. Её фундамент. И продолжает меняться. Во времена Пушкина модные франты обязательно ходили в нелепых на современный вкус цилиндрах, а их будущие избранницы сердца носили многослойные кружевные наряды и корсеты, еще более нелепые с точки зрения современного жителя Калифорнии. Во времена Остапа Бендера было модно одеваться в лаковые ботинки и полосатые штаны. Ретроград Воробьянинов так и не понял этого.

Что общего в модных одеждах прошлых времен и народов? А общее то, люди с помощью костюма, побрякушек, часиков да колечек хотели выделиться среди других. Показать свой статус и принадлежность к некой избранной группе. По другому было просто нельзя.

Но если раньше возможно было откупиться внешним обликом, порой скрывая внутреннюю пустоту, то времена эти уходят, и уходят безвозвратно. Современный джазовый композитор Виктор Пелевин ввел в обиход понятие “внутренней косметики”, как признака скрытой красоты женщин, которую не купить в магазине ни за какие деньги, и наверное был в чем-то прав.

Но не все так просто в мире наживы и чистогана. Изо всех сил стараются братья Гуччи и Версаче убедить людей выделятся из толпы с помощью материальных приобретений. Ведь чтобы продать что-то ненужное, нужно убедить что это нужное. Нет, на человеке конечно должно быть опрятно все – и джинсы и футболка и кеды. И слова и мысли и воображение. Ведь главное не то что “на”, а то что “в” [disclaimer: игра слов никак не связана с последними модернизациями предлогов русского языка в свете украинских событий].

Но близнецы Гуччи и Версаче не унимаются. Кричат они в рупоры многомиллионной рекламы “и еще кольца, браслеты, сумки из кожи, башмаки с красными подошвами”. Богатые родственники из Берлина и Сицилии подпевают “и машина, машина еще крутая! Порша, а лучше Ferrari”.

В далекие времена на заре человечества племена гомо-сапиенс не утруждали себя заботой о нарядах. Положение в иерархии общества зарабатывалось физической силой в погоне за мамонтом с дубиной в руках, а привлечение полов происходило вполне естественным образом. Красота была по большей части практической. Кажется что у эгалитарных племен охотников и собирателей вообще не было никакой эстетики. Но возможно она была, просто другая и не совсем понятная их наследникам в четырехколесных повозках Ламборгини да наследницам в бриллиантовых подвесках.

Шли века и тысячелетия. Появились иерархии, касты, неравенство и деньги. Положение внутри социальной группы стало необходимо поддерживать (кроме прочих атрибутов) за счет недоступных посторонним камзола, золоченой кареты, шпаги с вензелями и роскошных перьев на шляпе. И если в моде мужской все еще присутствовала доля рационализма – в конце концов шпагой с золотым узором можно было поразить противника на дуэли – предметы повышения женской привлекательности утратили всякую практическую необходимость. Эстетика времени ответила дружным “одобрям!” В конце концов это она службе народных потребностей, а не наоборот. Абсолютной эстетики раз и навсегда ниспосланной народам от христианского бога, Харе Кришны, вселенной, и т.д., никогда не было, нет и не будет.

В наш бурный век воображения и мысленных энергий эти брендовые cупер модные каблуки с сапогами, которыми часто пользуются работницы эскорт-сервисов в профессиональных целях обмана визуальных восприятий клиентов, часики и машинки, как признак миллионерства бизнес-мужчин – все это, да и многое другое, создает некую “антикрасоту”. Часто именно к ней стремятся незрелые 19-летние умы. А равно и перезрелые, беспомощно цепляющиеся за рефлексы подросткового возраста. Ох уж эти игры сенсорики!

Но если ранее человек утверждал себя силой физической, то в нашем веке роль ее уступила место силе умственной, интеллекту, образованности, культуре. Но подумайте – ведь для показа всего этого относительно-нового набора человеческих качеств вовсе не нужно никаких внешних атрибутов. Более того, атрибуты эти как раз будут настойчиво говорить окружающим о низком уровне таких качеств владельца, или даже их полном отсутствии, подмененном внешним образом, показухой.

Безусловно, при достаточном доступе к материальным благам все это можно запросто купить и построить свой персональный имидж, наняв специалистов-имиджмейкеров [англ. “делателей образа”]. Иными словами картинки для внешнего потребления. Нельзя купить глаза (зеркало души!), мысли, воображение, прочитанные книги, понятые и развеянные истины. Для этого требуется много времени, усилий, не говоря уже о неких способностях интеллекта. Я далек от мысли что подобное – удел элиты. Хотя как раз в научной, творческой, да частенько и бизнес-элите современного толка вполне возможен именно такой стиль мышления, когда дело касается имиджа.

Медленно но верно на арену выходит новая культура эгалитарного толка. Утверждать личный статус с помощью внешней атрибутики становится все сложнее и бессмысленнее, если вообще есть необходимость его утверждать. И хотя очередной модный сапог, бриллианты, часы, наикрутейший Мерседес (или Ferrari – какая принципиальная разница?), дом в престижном районе престижного города и пр. становятся все более доступны для определенной части верхнего класса, значимость их в глазах соплеменников падает пропорционально, если  не экспоненциально.

Но подумайте, насколько “женственны” наряды Викторианской эпохи или мужественны шляпы-цилиндры времен Александра Сергеевича? Ни в тех ни в других нет ровным счетом ничего естественного, натурального, природного. Они – не более чем символ касты, статуса, в лучшем случае – правил приличия эпохи.

Представьте успешного предпринимателя Кремниевой долины в золоченой карете, запряженной 12 лошадьми, одетого в горностаевые меха, неспешно проезжающего по University Ave. в калифорнийском Пало Альто. Как театральное шоу возможно это и экстравагантно. Но не более. Студенты местного Стэнфордского университета были-бы приятно удивлены таким маскарадом. Не такое еще случается на парадах в Сан Франциско.

И дело даже не во взглядах прохожих. В их головах не будет зависти. Мало кто их них захочет такую же, или лучше. Дело и не в самой карете. Современная версия золоченой карьеры – машина Ламборгини от Феррари. А горностаевых мехов – Гуччи от Версаче [мои познания в названиях модных брендов прошлого крайне ограничены, извините].

Новая культура эгалитарного толка заметна в молодежной среде (и не только там) от солнечной Калифорнии до морозной Скандинавии (и не только там).

Слышу возражения: такая культура и мода с ней связанная, разрушат мотивацию зависти. Зачем стараться, учиться, работать, изобретать, мечтать если полученные при успехе модные материальные Rollex-ы и домики значат там мало? Пробовали, мол, это. Социализьм, черт его побери. Каждый раз получалось не очень. Соглашусь. Действительно получалось не очень.

Но может дело не в отрицании материального, как такового. В конце концов мы едим вполне материальный хлеб и пьем материальное вино. Материальная крыша над головой защищает от материальных дождей. Материальный самолет способен перенести наши материальные тела с континента “А” на континент “Е” и обратно. Весь наш мир в большой степени материален [я буду рад обсудить аспекты субьективной философии отдельно].

Однако акценты важности – что именно из материального мира нам нужно больше, что меньше, а что вообще не нужно – могут смещаться как магнитные полюса планеты Земля. И они смещаются. Свобода перемещения по планете. Общения без границ. Творческое воплощение собственных мыслей. Новые опыты восприятия. Давно написанные, но все еще не увиденные картины, непрочитанные книги. Новые ощущения. Неоткрытые “белые пятна” языков и традиций народов мира. Горные вершины и океанская глубина. Непроизнесенные рифмы и несыгранные ноты [и тут Остапа понесло …]

И что теперь? Выбросить в помойную яму золоченые короны и кружевные наряды, доставшиеся нам как культурное наследие от прошлых тысячелетий? Отдать неимущим согражданам или в Good Will [англ. “Благая Воля”, благотворительная организация в США, принимающая бесплатно все ненужное, которое кому-то может стать нужным] оставшийся без дела алмазный Patek Philippe и кожаные сапоги от Armani на высоких каблуках от Кельвина Кляйна?

А как-же притяжение полов? Ведь традиционные модные атрибуты не только были признаками статуса, принадлежности к касте и соперничества. Они всегда подчеркивали мужскую мужественность и женскую женственность. Так появлялись семьи и рождались дети – новые мужчины и женщины, продолжающие традицию. Именно для этого по большому счету разыгрывались спектакли, писались романы и оперы. Для этого поэты сочиняли, скульпторы ваяли а художники рисовали. Уйдет эстетика притяжения полов и все! Поколения два-три и конец роду человеческому. Новые поколения “по разнарядке” – удел разве что мира дистопий Замятина, Хаксли и Оруэлла.

А сейчас, когда мы все это поняли и осознали, Let’s Go Shopping! [англ. Пойдемте за покупками]