Читать все посты

Долг и его разновидности

“Я ни у кого не брал взаймы и потому ничем не обязан”
(Вектор Свободной Воли)

В узком смысле долг – это нечто, взятое взаймы, на время, с обещанием отдать обратно. В более широком смысле долг есть некое обязательство и последующая внутренняя потребность его выполнить, совершить нечто, возможно, не соответствующее желаниям, настроениям, импульсам. При отдаче долга вектор воли может менять направление под воздействием, не всегда исходящим от воли самой. Иными словами, часть нас возможно и не хочет отдавать долги, но при этом другая часть вольно или невольно настаивает, и часто побеждает.

На первый взгляд может показаться что на возвращение долга и исполнение обязательств влияют по большей части внешние факторы – общественное мнение, закон, боязнь возмездия, будущего недоверия и т.п. что противоречит внутреннему характеру долга. Это супер-примитивно и на мой взгляд только небольшая часть картины. В общем и целом это не так. 

Внутренняя потребность долга уходит корнями в действия воли, иначе это не долг а принуждение. Однако, ведь эта-же самая воля может подталкивать и к действиям, противоположным исполнению долга. И тогда все дело в эквилибриуме, балансе между направлением вектора воли в момент образования долга и в момент его возвращения, даже когда между ними большие временные промежутки. В случае когда долг все-же исполняется, можно сказать что внутренняя потребность получила более высокий приоритет, таким образом победила в соревновании мотиваций. 

Самый простой и понятный пример долга – материальный, когда один человек взял взаймы у другого что-то меркантильно значимое – стул, корову, машину, гитару, миллион долларов, 25 баранов – и обещал вернуть в назначенный срок. И отдать именно 25 или даже 26, если таков был уговор.

Как бы не сопротивлялось моментальное желание не отдавать по приближении к окончанию срока, порядочный человек сделает все необходимое чтобы вернуть взятое взаймы. У него может не оказаться на тот момент достаточной денежной суммы, но в данном случае важно не это. Его вектор воли, если конечно он человек порядочный, будет направлен на то, чтобы отдать долг как можно быстрее и в полной мере.

“Я никому ничего не должен”

Так мог бы сказать малыш, только что появившийся на свет, если бы конечно умел говорить и владел тем аппаратом понятий, коим пользуются взрослые участники жизни. Играем “Twinkle, Twinkle, Little Star”, До мажор.

Его вектор воли пока еще полностью свободен. А у нас, всех остальных людей, очень мало способов видеть проекции этого вектора, его отражения на поверхности воспринимаемого и понимаемого, особенно когда еще нет общего языка общения. По крайней мере пока технологии не позволили заглянуть во внутренний мир живых существ напрямую.

Конечно, человек по природе своей существо общественное и в одиночку вряд ли выживет. Больницу, где родился малыш, кто-то строил. Кто-то учил доктора. Кто изобретал медикаменты. В конце концов без участия папы и мамы малыши достаточно редко появляются на свет. Однако, малыш вовсе не просил об этом, и уж точно ничего ни у кого не занимал. Он – чистый лист новой жизни, новой воли, и потому гипотетическое изречение его вполне обоснованно. 

Что же случается дальше? А дальше на него обрушивается поток слов, понятий, и как результат – обязательств, к которым его воля не имела ранее никакого отношения. Ему обьясняют, так сказать, в “Семье и Школе”, что он уже задолжал, и задолжал прилично.

В зависимости от места рождения, культуры, религии, государства, в самом раннем возрасте, еще до порога осознания себя, человеку неустанно твердят что он “должен” любить собственный дом, родину, молиться Аллаху, следовать тем или иным правилам, традициям, какими-бы абсурдными они ему не казались, и так далее. У него нет способа сопротивляться, потому что “все так” и “мир такой”. 

Чтобы облегчить жизнь и предотвратить логические блуждания неокрепшего ума, многие долги преподносятся как священные, исходящие от какого-то всесильного и непонятного (и возможно не понимаемого!) источника. Раз их нельзя понимать, то как можно оспаривать их обоснованность? Религия, политика и даже культура сделают все возможное чтобы человеку понравились его долги. В крайнем случае он воспримет их как неизбежность. Свободная воля под воздействием индоктринации забудет о собственной свободе. 

А если человеку “посчастливилось” родиться в стране с обязательным набором в военные ряды, священный долг будет еще и подкреплен легально-уголовным законодательством. Напомню, что человек все еще ничего не брал взаймы, по крайней мере по собственному желанию.

Пресловутый Общественный Договор никто никогда не заключал, не подписывал и не соглашался исполнять явным образом. Это не более чем метафора, способ индоктринации неокрепших умов. 

Кооперация и разделение труда требуют жертв. Решив овладеть профессией летчика, сталевара, попа, милиционера, военного, химика, артиста и т.п. человек незаметно но верно вступает в долговременные обязательства. Иначе не овладеть профессией и не стать полезным для общества. Иначе космические корабли перестанут бороздить просторы вселенной. 

Получая образование, человек берет некий кредит от общества, который потом будет отдавать всю свою активную жизнь. Но с другой стороны, если он откажется от условий кредитования, обществу будет просто некому дать этот кредит. Соответственно не с кого и требовать оплаты по векселям (пожалуйста не понимайте это буквально и меркантильно!). При достаточном количестве таких несогласных, оно само скоро в корне изменится или вообще перестанет существовать.

Свободная воля профессионального человека существенно ограничена в зависимости от характера профессии. Куда бы ни привело мысленное блуждание военного, он должен исполнять и отдавать приказы, стрелять по установленному распорядку, программе, заложенной в его голову. Что бы ни мыслил профессиональный слесарь с утра пораньше, он должен идти к проходным завода к 8:00 чтобы быть там до 17:00 с перерывом на обед, согласно корпоративной этике. Что бы ни думал поп о вселенском мироздании, в положенном времени и месте он должен читать псалмы прихожанам в полном соответствии с доктриной его религиозного культа. И так далее, и тому подобное.

Большинство просто не думают про это обезличенное “надо”. Им кажется что надо им, и логическая цепочка “надо почему” (и как результат, собственно “кому”?) воспринимается как ненужная болтовня неразумных мыслителей. Мол, яму надо копать, сталь плавить,  дерево трясти, деньги ковать, дом строить, детей растить. Что тут думать то? Все так. Всё так. Мир такой. Так проще в нем существовать. Полу-осознанное машинное состояние.

Много людей постоянно живут в долгах современного капитализма и находят такой способ единственно приемлемым. Вектор воли часто направлен даже не на погашение этих долгов, а на приобретение всё больше и больше новых, насколько это возможно. Речь о долгах чисто материального характера – кредитах, ипотеках, залогах, процентах. Ненужные нужности, покупаемые в долг, все больше и больше порабощают создание. Кто-то извне (или даже что-то!) контролирует вектор воли дни, годы, десятилетия, жизнь.

Продолжение рода человеческого тоже требует жертв. Мать-природа уже сделала все необходимое, провела так сказать подготовительную воспитательную работу в программе наших генов, гормонов, мозгов, и как результат – нашего психического мира. Нет необходимости общественной или религиозной индоктринации. 

Так дофамин имеет важное значение для формирования чувства родительской любви. Он также играет немаловажную роль в обеспечении когнитивной деятельности при процессах переключения внимания человека с одного этапа деятельности на другой. По сути химия мозга во многом работает сама по себе, а нам лишь остается ощущение удовлетворения в случае “удачи”, или наоборот. Свободная воля мало участвует в процессах продолжения рода, хотя у нас может возникать устойчивое чувство что это “мы” (чтобы это ни значило!) сами того хотим. Большинство из нас не может не хотеть этого. А раз так, о какой свободе воли может вообще идти речь? Да и есть ли она вообще, эта свободная воля?

Поверх дофамина, адреналина, тестостерона и других природных наркотиков, управляющих процессами поддержания жизни, разные общества построили массу правил, моральных устоев, традиций, религиозных норм, законов. Именно они дополняют общую картину возвращения долгов природе, долгов на которые как и на Общественный Договор никто добровольно не подписывался.

И хотя исторически так было далеко не всегда, большинство культур последних тысячелетий пришли к ячейке общества “моногамная семья”. Семья в данном случае это не легальная регистрация и/или совместная собственность, а когда он, она и главное – дети.

Как и в профессиональное деятельности человека, в этой ячейке так-же существует четкое разделение труда и долговременные долговые обязательства. Может показаться что образование таких ячеек – дело свободной воли, но это не совсем так. На мой взгляд совсем не так. Безусловно, есть исключения из правил, но подавляющее большинство вынуждены вступать в такие обязательства (см. выше) и поддерживать их на протяжении большого периода жизни, часто до конца своей собственной. Иными словами большинство людей просто в силу собственного существования и независимо от вектора воли должны хотеть, так сказать, “строить дом и садить дерево”.

Культура, танцы, романтическая живопись, поэзия и литература окрашивают семейные обязательства в яркие цвета, приятные для взора и восприятия. Общественное порицание и гражданский кодекс делают свое грязное дело с другой стороны медали. 

Бывает что этого недостаточно. И тогда время свободного мышления, не занятое продолжением рода, работой и сном – время свободной воли – заполняется разнообразными развлечениями и отвлечениями, такими как увеселение личности, игрушки для взрослых, статус, хобби, путешествия на теплые острова, etc. – насколько каждый может это себе позволить в силу успеха в общественной пирамиде, фантазии и личных пристрастий. 

Когда и это не работает в полной мере, есть вино, кино, домино и много других, более сильнодействующий препаратов. Безусловно не все такие “счастливчики”, располагающие временем свободного мышления. 

Эмоциональные долги гораздо глубже и сложнее. Человеческие отношения отчасти случайны (ну или нам так кажется?), отчасти результат нашей доброй воли (ну или кажется так!). Хотя бывает что и они закономерны, предопределены. Так, дети не выбирают родителей, а родители – детей. Хотя в большинстве случаев отношения родителей с детьми – результат воспитания и личного примера первых, все-же понятие “выбор” для этого не очень подходит. Это некая неизбежность в которой не так уж и много движимо свободной волей. Почти ничего. 

Казалось бы, мы в достаточной мере сами выбираем круг друзей. Но где и как? И можем ли не выбирать вообще? К монахам экстремальные случаи кермитов-отшельников, ушедших от всех и я вся в пустыни собственного воображения! Мы все с кем то дружим, с кем то общаемся. И так каждый день, неделю, год, жизнь. Очень быстро и очень незаметно образуются эмоциональные цепочки и как результат – зависимости эмоционального характера, можно сказать долги.

“Мы ответственны за тех, кого приручили”

Сказал как-то один французский летчик, притворившись лисой, и был абсолютно прав. Однако, эмоциональные отношения по природе своей обоюдные. Те, кого мы приручили, в полной мере ответственны за нас, осознают они это или нет. Приручив кота, мы понимаем что без нас он врядль выживет. Но ведь и мы уже теперь не можем жить без этого кота! Мы эмоционально связаны. И это только какой-то прожорливый, наглый, рыжий кот! А что говорить о людях? 

Именно так образуются эмоциональные долги, когда кажется что вроде “никто никому ничего”, но на самом деле это далеко не так. Это внутри. И хотя это где-то рядом со свободной волей, этого хотим мы, все-же от нее на достаточном расстоянии и ей не тождественно.

Ситуация с нашими партнерами по жизни (муж, жена) не особенно отличается, разве что подобные эмоциональные связи гораздо сильнее и продолжительнее. Добавляется эксклюзивность. В теории, по крайней мере. 

Где-то в начале пути мы теряем голову. Появляется ощущение близости, теплоты, понимания. Прежде вполне логичный мир перестает существовать, уступая место импульсам. Вектор воли хаотично мечется вверх, вниз, вправо, влево и еще в ста недоступных сознанию измерениях. Происходит то чудо, которое веками воспевали поэты, художники, трубадуры и артисты. С другой стороны этика, мораль и культура (и гражданский кодекс) придают этому хаотичному блужданию воли формы и силуэты по опыту предыдущих поколений. Улыбочку для фотографии, дамы и господа. Играем Мендельсона, До мажор.

Но это не означает свободу воли! Возможно даже как раз наоборот. Где-то из глубин подсознания всплывает ощущение общей цели. Оно запросто может и не всплыть на поверхность. Нам может показаться что так надо, так должно быть. Тот же долг природе, просто не до конца осознанный.

Бесконечно так продолжаться не может. Оба партнера быстро попадают в эмоциональную зависимость друг от друга (оставим гражданские и материальные аспекты бытия в стороне), которая будет только возрастать со временем. С появлением потомства сеть эмоциональных зависимостей расширяется. Обязательства, явные и неявные, приобретают форму заботы. Великая цель ячейки общества забирает все или почти все время свободного мышления лет так на 20-30, а то и навсегда. 

Долги низких порядков – материальные, легальные, правовые – можно вернуть и вернуть полностью, даже если не в срок. В конце концов можно обьявить себя банкротом или скрыться. Обязательства же более высоких порядков – долги эмоциональные – “вернуть” нельзя. Часть их будет с нами всегда. Это часть нас.

Вектор воли, величина и направление которого были изначально безграничны, и можно сказать неизмеримы, со временем оказывается замкнутым в пределах шара. По мере жизни этот мысленный шар растет как снежный ком, который набрав обороты катится под горку уже сам по себе, накапливает все новые и новые слои обязательств, зависимостей и можно сказать – долгов. Играем “Historia De Un Amor”, до-диез минор.

Good news! [англ. “Хорошие новости”]. Наша жизнь ограничена во времени и в какой-то момент природа снова даёт о себе знать, но уже с другой стороны. Меркантильные, служебные и эмоциональные долги всех порядков дополняются долгами физиологическими. Мы изо всех сил стараемся поддержать деятельность своего организма, и это еще одна форма долгов матушке-природе. 

Одновременно возможности восприятия уменьшается, способности мышления затухают. Пространство внутри кома уменьшается, оставляя для вектора воли все меньше и меньше места. В пределе, вектор превращается в точку, которая не имеет ни длины ни направления. Собственно, ни то ни другое уже и не важно. В какой-то момент шар разлетается на мелкие кусочки. Играем Шопена, Си-бемоль минор.

“Я никому ничего не должен”

Так мог бы сказать человек, только что закончивший свой жизненный путь. И был бы абсолютно прав. Если бы конечно мог говорить …