Читать все посты

Космический мусор

Сценарий остросюжетного фильма о новых технологиях, 
шпионских страстях и внеземных метаморфозах бытия.

Главный положительный герой – Иван Кухаркин, сержант полиции, кандидат в ряды Рос-гвардии. Он расследует дело о подрыве сетевой технологии, разработанной  в Сколково всего за 2 месяца и 100 миллиардов долларов, которая способна защитить Суверенный Интернет РФ и потом всю планету от тлетворного влияния чуждых идей хаотичного и бесконтрольного общения (фамилия героя должна вызвать резонанс у домохозяек а относительно невысокое звание “сержант” приподнять чувство собственного достоинства у их мужей при совместном просмотре). 

Технологию и саму идею пытаются скомпрометировать злоумышленники – наймиты Госдепартамента США и израильской разведки Моссад. Среди них Ефим Кацман, математик по образованию и социальный аферист в душе (фамилия и национальные признаки тоже не случайны, они скорее всего вызовут всплеск негодования у широких масс с невысокими интеллектуальными запросами по шкале Гаусса)

Сюжет начинается в неприметном московском кафе где Иван, заранее договорившись о встрече, предлагает злоумышленнику крупную сумму денег наличными, около полумиллиона Евро, за ценные сведения. Купюры, естественно, помеченные. Но что-то пошло не так! Кацман ведет милую беседу о теореме Пифагора, пьет чай и не подает никаких намеков. Иван ставит вопрос ребром и даже угрожает пистолетом. Как и положено на 6-й минуте фильма, звучат выстрелы, дым, шум, бьются тарелки, разбегаются посетители и повара (у некоторых из под халатов видны погоны ФСБ).

Погоня! Как же без нее? Злоумышленник уезжает на машине “Жигули” модели ВАЗ 2106 времен СССР. Иван быстро прыгает в более современный автомобиль Лада “Малина” красного цвета (здесь возможно размещение рекламы отечественного автопрома). Гонки продолжаются достаточно долго. Машины часто ломаются, но у обоих водителей с собой набор запасных частей и инструментов. Погоня каждый раз возобновляется с новой силой. Заднеприводную “шестерку” то и дело заносит на поворотах с которыми “Малина” справляется куда лучше. По мере накала страстей участники громко употребляют обороты неформальной лексики русского языка в отношении друг-друга, дорог, других водителей и иногда чего-то очень абстрактного (нужна более сдержанная альтернатива для версии 0+).

Сюжет приводит на стартовую площадку космического корабля Буран 20-ВП. Буран – это секретная часть того-же проекта с целью установки на орбите специальных антенн-глушилок. В этот раз смекалка подводит Кухаркина и зарубежный наймит хитростью заманивает, а потом и запирает его в пилотской кабине аппарата, готового к старту. У Кацмана в руках инструкция по запуску космического корабля. 

А где же охрана? Скажет зритель, и будет прав. А охрана вот где: весь личный состав уже почти сутки отмечает день рождения начальника гарнизона и по биохимическим причинам не в состоянии думать о ввереном им обьекте. Вчерашнее веселье закончилось игрой “тигр идет”, красочно описанной Сергеем Довлатовым в книге “Зона”, до сих пор популярной в охранных войсках. Увидя последствия, Кацман произносит еле заметным шепотом “азохен вэй, да они тут все никакие!” (фраза вызовет понимание зрителей, особенно при показе в дни общенациональных праздников) 

Какой-же детектив не обходится без женщины? Лирическое отступление в стиле ранних фильмов про Джеймса Бонда. Cherchez la femme! как часто говорят чернокожие жители штата Луизиана. Шерше ля фам, ищите женщину! 

Временной отсчет сюжета откатывается на пару недель в прошлое. В кадре неожиданно появляется она. Ее зовут Настя “Птичка”. Фамилия не имеет отношения к сюжету и не упоминается. Настя в прошлом – агент Кремля и капитан ФСБ по женской части. Она сидит в баре потягивая Мартини и вспоминая предыдущее задание (тут уместен музыкальный ряд из фильма Эммануэль).

Насте надлежало обольстить руководителей Национальной Ассоциации Пулеметов США. Управляя умами этих высоких в американском политическом обществе людей, предполагалось повлиять на тамошние выборы. При получении особых инструкций она могла даже приступить к обольщению будущего президента, но до этого не дошло. Оказалось что у него своих “птичек” и “рыбок” пруд-пруди и шансы на провал крайне высоки. К тому-же он женат. 

Выполнить задание в общем-то получилось. Последовало одобрение начальства и небольшой тюремный срок на чужбине. Но это правила игры! Кто не рискует, тот пьет разве что разбавленное пиво из “Пятерочки”.

Ей хочется покончить с этим грязным прошлым, и еще более грязным позапрошлым. О нем упоминается лишь вскользь дабы вызвать сострадание угнетенной части женской аудитории с пониженным чувством социальной ответственности. Ей хочется домик в Нью Джерси, или еще лучше в Калифорнии, мужа, Мерседес и двое детей. Пора уже, пора! Былая сексапильность существенно увяла. Так сказать, не “professional grade” (употребление английского термина в данном контексте необходимо) и на шпионский уровень уже не тянет. Разве что какой-нибудь местный генерал или толстосум клюнет. Он скорее всего в годах и с большим пузом. Тьфу.

Мысль материальна! Настя свято верит в это. Пара ярких моментов из недалекого личного прошлого – в подтверждение. Она в который разу уже напевает нехитрую детскую песенку “идет коза рогатая искать козла богатого” (при успехе фильма эта фраза может стать мемом среди женской аудитории 30-35, и как результат, появятся каналы монетизации через сайты знакомств).

И вот на входе появляется силуэт Кухаркина! Он только что кого-то поймал, посадил и требует заслуженной рюмки водки. Даже наверное не одной. “Вот этот козел как раз и подойдет!” – шепчет Настя томным голосом почти про себя. Взгляд ее в эту минуту напоминает Шерон Стоун из фильма “Основной Инстинкт”. Собственно, там тоже жертвой любви был полицейский инспектор.

Зритель может подумать – ну что в этом Кухаркине особенного? Мент как мент. Небогатый, телосложение среднее, под кокардой давно уже намечается лысина да и дальше капитана вряд-ли дослужится. К тому-же и он женат. “Любовь зла, любовь зла” – напевает Настя. Что ж, есть и в этом сермяжная правда. Но первые впечатление часто бывают обманчивы, особенно когда знаешь чуть больше о жизни. Ей также известно что в случае успеха операции этого козла ждет не только награда, но и большая денежная сумма, возможно посмертно. Чем тебе не домик в Нью Джерси? 

Они встречаются. Говорят о всякой чепухе, пьют крепкие напитки малыми дозами в больших количествах. Беседа постепенно переходит на поэзию Гёте, картины Ван Гога, музыку Дебюсси и гармонические особенности песни “Калинка-Малинка”. Конечно же это специальный шифр! Подумайте, ну какой рядовой сержант или случайная девушка в баре знают столько имен культурных людей за пределами школьной программы? Тут явно что-то не то. Точнее явно “то”. Это же краткий курс ФСБ по иностранной культуре, черт побери! У обоих были твердые пятерки. Нет, подлинники картин Дебюсси они конечно не видели, но говорить о них с пониманием дела умеют хорошо. Профессионально-необходимые навыки.

Доходит до поцелуев и любовных сцен (тут важно знать чувство меры чтобы не загреметь под цензуру РПЦ). В самых лучших традициях кинематографа и телевидения прошлого века, где было на весь мир заявлено “у нас в СССР секса нет”, в кадре появляются стройные молодые березки, качающиеся на фоне синего неба. Звучит легкая романтическая музыка. Что нибудь из репертуара оркестра Поля Мориа, например El Bimbo. 

Тут действие неожиданно перемещается обратно на космодром. На старт! Внимание! 5, 4, 3, 2, 1, Пуск! Первая минута – полет нормальный. Вторая – тоже. Ракету даже не успели перекрестить, но как показала практика, в этом нет особой необходимости. Буран выходит на орбиту. Хотя полет и готовился в автоматическом режиме, Кухаркин обнаруживает в одном из шкафов запас провизии на 3 месяца а в другом – ненормативные 10 бутылок водки “Столичная”. Это работники НПО “Энергия” когда-то припасли для себя на Новый Год, не знали куда спрятать а потом и вовсе забыли.

(тут опять возможна реклама, хотя если не договориться с производителем водки, Иван может отхлебнуть из горлышка бутылки, поморщиться и громко сказать глядя в камеру: “Какая гадость эта Столичная! Тьфу. Вот если бы Абсолют был или виски Джек Дэниэлс …” конечный выбор зависит от успеха переговоров с соответствующими брендами).

Приближается кульминация. Музыкальный ряд должен выражать оптимизм, подьем, веру в светлое будущее. Играет советская песня 30-х годов “мы рождены чтоб сказку сделать былью!” – гимн военно-воздушных сил того времени. Это отражает преемственность поколений, все-же дело происходит в космосе, а главное – подчеркивает преданность партийно-патриотической идее, даже если это требует превращения сердца в пламенный мотор. 

(надо постараться исключить ссылки на отечественные СМИ 10 минут до и после этой песни, иначе строчка может быть интерпретирована вульгарно, а потому бросить тень на весь фильм как на скрытую антиправительственную пропаганду)

Кадры с орбиты, голос диктора: как мы знаем обычный индустриальный мусор, закопанный в землю, спокойно себе ржавеет где-нибудь в Зауралье не подавая вида. Но останки космических летательных аппаратов, брошенные человечеством на произвол судьбы с начала 60-х годов (а возможно и ранее!), так и продолжают летать вокруг нашей прекрасной планеты. Это и есть космический мусор. 

Ведь я тоже в каком-то смысле мусор! – рассуждал рядовой сержант полиции Иван Кухаркин сидя в кабине Бурана и почти опустошив первую бутылку “Столичной”. Нас, ментов, народонаселение так и величает. Хоть служба наша, как говориться, и опасна и трудна. Да ведь и кое кто из нас, мусоров, порой тоже честно жить не хочет. Но это же все там, на Земле. Там я просто просто мусор, а здесь я Мусор Космический! Совсем другое дело. Собачка летала где-то рядом. Потом Гагарин. Ракеты межконтинентальные. Спутники связи. А сейчас вот моя очередь. Бутылка подходила к концу а мусорная философия только началась.

Внезапно Иван почувствовал всю ничтожность своего земного существования. Исполнение каких-то дурацких приказов, исходящих от точно таких-же мусоров старше по званию. Разгон детей на площадях и мирных демонстраций совершенно адекватных и вовсе не агрессивных людей. Подлоги наркотиков неугодным журналистам. Взятки. Укрывательство аморальщины а то и чистой воды уголовщины высоких правительственных чинов. Какая гадость, какая гадость! 

(тут нужна хорошая визуализация, например сьемки из космоса где различимы моря, континенты, облака и горы. Лучше та часть земного шара где хорошо просматриваются очертания полуострова Таймыр и Северной Земли, но ни в коем случае не территории США)  

Кухаркина несло все дальше и дальше. В этом бесконечном пространстве, где умещаются миллиарды миллиардов звезд, где есть черные дыры и белые карлики, среди которых наше небесное светило – всего лишь звездочка весьма средней величины, как ничтожны все эти наши битвы за повышение по званию (тут можно навести фокус на погоны с тремя большими звездами). Как жалки те гроши, которые получают рядовые мусора чтобы заплатить за свою квартиру черт знает где и бензин для “Малины”, этого исчадия отечественного автопрома. Как ничтожны мы, все восемь миллиардов там внизу, на бесконечной линии времени. И почему нужно подниматься в космос чтобы все это понять? Неужели людям на земле такое никогда не приходит это в голову? И так далее, и тому подобное …

(здесь требуется пауза с музыкой. Можно использовать индийские мелодии, только без танцев и не из популярных в прошлом кинофильмов. Подойдут электронные записи группы Спейс – их дал Ивану в подарок арестованный им в московском аэропорту пару лет назад французский композитор Дидье Маруани. Музыка как и пространство универсальны! Это можно подчеркнуть надписью)

Водка давала о себе знать все больше и больше. Демоны кричали в ушах “Зачем же ты, козел, бил людей резиновой палкой, творил бесчинства на улицах, коих свет не видывал?” Вся вселенская справедливость внезапно обрушилась изнутри на бедного сержанта полиции (бывшей, и возможно будущей, милиции). Почему черти? Почему демоны? Ведь они же исчадие Сатаны, сама несправедливость. Но как же они, черт побери, откровенны, как мудры! Какие правильные нотки находят. Вот если бы весь мусор земной к ним прислушался. А ведь нет, продолжают творить безобразия свои. 

В оправдание Кухаркина один черт вдруг глубокомысленно поднял указательный палец в небо (другие в это время остановились на секунду) и сказал: да ведь вы все, все космический мусор. Пыль на ветру. Dust in the Wind (тут нужны субтитры с пояснениями о том что это слова из песни). А возомнили о себе чёрте что. 

Боже ж ты мой, я наверное напился. Подумал Иван. Откуда черти могут знают английский? Ладно бы Иврит, Библия, Израиль там всякий. Кстати один из злоумышленников похоже оттуда родом. Да мы же друзья! Все люди – братье, ёлы палы. Земля ты Земля, наша маленькая планета! Сотрем границы, выгоним метлой поганой президентов с министрами. Мусор они все, и даже не космический. От Курил и до Карпат человек человеку, так сказать, друг и брат.

А где границы? Где очертания стран и великие столицы государств? Или они настолько мелки, что их даже и не видно? Да и есть ли они вообще, эти мусорные изобретения человеческого гения из-за которых миллионы готовы спорить, драться, убивать друг-друга пушками, танками и даже термоядерными ракетами? Кстати говоря, весь этот научно-технический мусор тоже в космос полетит прежде чем превратить в пыль наземную жизнь.

Да, здорово же я набрался – думал сержант полиции Иван Кухаркин пролетая где-то над Антарктидой. Ведь если так и дальше пойдет то хоть кислорода, воды и провианта много, оставшихся 9 бутылок надолго не хватит. А завтра утром, что бы это ни значило на орбите, наступит гадское похмелье. Природа, зачем ты так устроила нашу биохимию?

(здесь следует едва заметное упоминание о целительной силе пива “Балтика №3” в подобных ситуациях и намеки на медицинское средства “Алказельцер”. Еще до выхода фильма в свет стоит связаться с коммерческими директорами соответствующих брендов)

Утро наступило меньше чем через час. А потом снова ночь. А потом день. И так по кругу. Почти как на Земле, только в 24 раза быстрее. Все смешалось в помутневшем сознании Кухаркина – свет и тень, добро и зло, Космос и Земля, логика и вымысел. Хаос! Тишина! Темнота! Абсолютное ничто. Ноль по шкале градусов Кельвина ..


Исчезновение Бурана бесследно пройти не могло. Охранники космодрома, всю ночь бегающие от воображаемого тигра, были немного не в себе от усталости. Многие утром нашли свои тела под большим армейским столом. Грозного полосатого зверя так никто и не увидел. Наверное он убежал, или даже улетел в космос. Вместо него “прилетел” подполковник ФСБ с нарядом бойцов и требованиями прояснить детали случившегося.

(здесь возможно употребление армейского жаргона и шуток без претензии на интеллект Нобелевского лауреата. Однако следует воздержаться от выражений с намеками на содомский грех)

Пока в Главном Управлении Войск Космической Обороны решали что делать с Бураном, теорема Кацмана с легкой руки ее автора творила бесчинства по всей сети Суеверного Интернета на территории Суверенного Государства РФ. Большинство людей ее не знали, и даже те кто знал, не понимали до конца. Но теорема вовсе и не требует понимания широких масс для того чтобы действовать. 

Кацман безнаказанно гуляет по Москве, Санкт-Петербургу, Перми, Новосибирску, Урюпинску, деревне Малые Горшки и даже далекому Магадану. Он заглядывает во все интернет-кафе и приводит свой коварный план математического подрыва основ государственной власти на одной шестой части суши в действие.

По закону жанра незадолго до развязки темные силы ненадолго одерживают верх. В какой-то момент у зрителя создается ощущение безнадежности и даже неверия в могущество властных структур. Но это, конечно, хитрый ход, затравка! “Чистая правда со временем восторжествует” – пел в прошлом веке всеми любимый Владимир Высокций – “если проделает то же, что явная ложь” 

(эту песню также можно использовать в качестве звуковой дорожки, однако многочисленные ссылки на водку вроде “часто разлив по сто-семьдесят граммов на брата, даже не знаешь, куда на ночлег попадешь” нужно обязательно вырезать)

Но кто остановит злоумышленников? И даже не их самих а тот коварный план, который уже приводится в действие от Курил и до Карпат. Есть всего лишь один человек на Земле способный на это – сержант полиции и кандидат в ряды Рос-гвардии Иван Кухаркин. Но он не на Земле! И это не случайно. Незадолго до начала космических (тут главное случайно не сказать “комических”) событий Ефим заподозрил неладное. Кухаркин – и дай Бог, только он один – знает секретную комбинацию букв и цифр, которая могла служить лазейкой в математические формулы. 

После 1200 витков на орбите (можно показать счетчик) Иван более менее протрезвел. Память все еще скрывала некоторые временные интервалы и факты. Например, на белой стене Бурана непонятно откуда появилась красная надпись “Космический Мусор”, притом с внешней стороны. Что подумают американцы? У них же в этой части чувство юмора практически отсутствует. Местных ментов там в народе неформально называют “свиньями”. Вот, например, летит их ракета, а на борту написано по-английски “Космическая Свинья”. Совсем не смешно.

Вдруг ни с того ни с сего стала пропадать невесомость. Возвращается земная гравитация и одновременно чувство долга перед Родиной. Видимо Буран готовится к входу в плотные слои атмосферы и посадке. Кухаркина одолевают самые противоречивые чувства и одно из них – страх. Во-первых на Буране этом даже собаку не запускали, Всякое может быть. Во-вторых, он вообще-то говоря должен быть не здесь, а на задании. В третьих, если через полчаса предстать перед ликами начальства (только бы не перед ликами святых!) быстро станет понятно что алкогольные возлияния на орбите имели-таки место быть. 

(фокус ненадолго переводится контейнер, в котором при старте были 10 ненормативных бутылок водки. Сейчас их только 6. Пробка на одной из них подозрительно отсутствует)

Сознание мечется из стороны в сторону. Как во сне где нет ни логики, ни времени, ни смысла. Ивану мерещится то соблазнительная Настя с домиком в Нью Джерси, то красная ковровая дорожка в Кремле на пути к получению медали “За Отвагу”, то жена в халате, бигудях и с большой сковородкой наперевес, то собака Лайка не вернувшаяся с орбиты, то торжественные похороны у Кремлевской Стены.

(последний момент нужно обязательно согласовать с Администрацией Президента, иначе возможны неприятности самого высокого масштаба. Далее подойдут спецэффекты в стиле Квентина Тарантино. Экран разделяется на две части в каждой из которых одновременно творится что-то противоречащее. Как небольшое усовершенствование, частей может быть три или более)

Под музыку “Земля в иллюминаторе видна” Буран совершает мягкую посадку на секретном космодроме. Кругом снег и елки. Но это уже хорошо! Собака и такого не увидела. Одной проблемой меньше.

Ивана встречают по деловому, без особых торжеств. С корабля на бал. Точнее, на экстренное совещание. Круглый стол, стаканы с водой (только вода!). Экран на стене. Серьезные люди в военной форме и штатском. Кухаркин замечает среди них и Настю. Оказывается она в чине подполковника! Ничего себе. За какие-такие заслуги, интересно? 

Разрабатывается контр-план по перехвату теоремы Кацмана, которая уже распространилась на 70% Рунета и грозит выключить его суеверность на все 100%. Такого конечно допустить нельзя. Дело уже не столько в треклятых злоумышленниках (тут подойдут армейские шутки про евреев, желательно с налетом интеллекта и без нецензурной брани, все-таки дама присутствует). Между тем теорема распространяется сама по себе и ее грязная клякса растекается в реальном времени по карте РФ на экране. Кто ее остановит? 

Только один человек на Земле способен на такое – сержант полиции Иван Кухаркин, будущий майор Рос-гвардии в случае успеха! И он теперь на Земле. На звуковой дорожке разговоры и шум за окном постепенно превращаются в ритмы Государственного Гимна РФ. Можно начать со строчки “Одна ты на свете! Одна ты такая!” (однако, в этом зрители могут услышать двусмысленность и намеки на любовное влечение Ивана, а потому ни в коем случае не допускать в кадр Настю 2-3 минуты до и после, даже мельком). Гимн продолжается словами “Хранимая Богом родная земля!” (эта строчка абсолютно обязательна! Ссылка на Бога будет хорошо воспринята РПЦ и, возможно, смягчит цензурные требования к другим частям фильма).

Кухаркин решителен. Похмельного синдрома как не бывало. Сердце превращается в пламенный мотор (зритель, возможно, помнит строчки из песни про советских летчиков). Иван полон сил и оптимизма! Пребывание на орбите позволило магически расширить горизонты воображения. Он знает наперед, умеет читать и даже писать код компьютерных программ. Так, если бы собака Лайка вернулась на землю, она бы играла в шахматы. В этом-то и был просчет злоумышленников, возомнивших себя умнее сержанта полиции. Не тут-то было! Знай наших.

Сперва действия по обезвреживанию теоремы Кацмана (и его самого) начинаются в физическом сегменте реальности. Злоумышленник, конечно же, пытается бежать за границу. Однако, он не только аферист но реалист. Ефим прекрасно понимает что при попытке взойти по трапу самолета на Тель-Авив или Нью Йорк в Шереметьево его остановит первый же попавшийся земной мусор. Нужно отступать через Маньчжурию, в Китай, Малайзию и потом затаившись на годик-другой, будучи особо осторожным с дверными ручками чтобы не отравили, как нибудь добраться до более безопасных мест.

Действие перемещается в Челябинск. В большом полупустом помещении с трубами, из которых идут разнообразные дымы (жители города возможно узнают родной Тракторный Завод) Иван настигает Кацмана. У последнего в руках заветная сумка в которой находится компьютер – центр контроля всей системы подрыва Суеверности. Важен даже не сам этот компьютер а секретный ключ, записанный на карту памяти. Отдай “флешку” и суд смягчит твой приговор – говорит Кухаркин громким командным голосом угрожая резиновой дубинкой. А вот и не отдам! – отвечает математик. Ну что ж, тогда у тебя будут большие неприятности! – кричит Иван и бросается в бой.

(здесь следует позаимствовать финальные сцены борьбы положительного и отрицательного героев из голливудских боевиков 90-х с участием Клода Ван Дамма и Арнольда Шварцнеггера. Индустриальный ландшафт Челябинского цеха как раз подойдет. Главное чтобы шел дым и что-то периодически шипело. Сьемки, конечно, можно организовать и в любой другой дыре) 

Математики редко владеют искусством Джиу-Джитсу, но тут Ивана ждет весьма неприятный сюрприз. Завязывается поединок. Кухаркин не знает правил Джиу-Джитсу но у него в запасе 1-й разряд по самбо. К тому-же он умеет метко стрелять. Но пистолет внезапно выбит из рук. Он укатился куда-то под трубу с дымом и его не достать. В одном из успешных приемов самбо Кухаркин успевает выхватить сумку и достает из нее самое главное – флешку с кодом (ее нужно показать крупным планом). Кухаркин радостно восклицает “Победа в наших руках!”

Он прекрасно понимает что это еще не все. Одной дубиной и даже пистолетом теорему Кацмана не побороть. Тут головой думать надо! Настоящее сражение будет в виртуальном пространстве.

И вот Иван в Сколково. Он склонился над экраном компьютера. Непонятные для других буквы и цифры бегут сверху вниз, слева направо и во всех других направлениях (тут можно заимствовать сюжет из фильма “Матрица” только на более современном мониторе, чтобы не вызывать подозрения в технической отсталости). Успех близок! Но вот индикатор прогресса завис на отметке 85% и дальше не идет. Экран становится синим. Появляется белая надпись на иностранном языке “Windows: A fatal exception 0E has occurred” [Окна: произошла фатальная ошибка 0E].

Чертов “Виндоус”! – кричит Кухаркин в порыве ярости. Он разбивает безнадежно зависший компьютер иностранного производства о твердый отечественный бетонный пол (тут возможна реклама какого-нибудь российского производителя оргтехники, и если такового не обнаружится, то Эпл). Осколки звучно разлетаются в разные стороны. Зритель понимает, что развязка уже совсем близка, но это еще не победа. “Можем повторить!” говорит Ивану инженер, ответственный за работоспособность ЭВМ. В загашнике оказывается Большая Электронная Советская Машина (БЭСМ-6) в полной боевой готовности. Кухаркин с нетерпением бежит к старомодному, но не менее работоспособному, зеленому терминалу армянского производства. На экране уже не английские символы кода программы, а настоящие русские (это может вызвать патриотические чувства у людей, далеких от компьютерной индустрии, и некую ностальгию у людей к ней близких).

Прогресс снова прогрессит: 50%, 60% … 98%, 99% – весь виртуальный мир с замиранием ждет освобождения. И вот …. клякса на экране дает брешь в районе Челябинска. Дыра быстро распространяется во всех направлениях и вскоре покрывает пространство страны. Мелкие темные точки все еще видны на территории островов Северного Ледовитого океана, Прибалтики и Восточной Европы. Но это временно. “Скорость сети” – со знанием дела говорит Иван и через пару минут, когда черные дыры полностью исчезли, добавляет – “Вот она, настоящая победа!” 

(эта сцена должна сопровождаться оптимистичной музыкой, флагом и гербом Российской Федерации. Возможно также использование символов войск охраны правопорядка, Рос-гвардии и ФСБ) 

Почти конец фильма. Кремль. Ковровая дорожка. Кухаркин чеканит шаг. На погонах сияют две новенькие звездочки. Он даже не майор, он выше! Руководители партии и правительства жмут ему руку. Самый главный из них (кто именно надо в Администрации Президента) прикрепляет медаль “За Отвагу” Ивану на гимнастерку. Кухаркин звонко бряцает каблуками новых начищенных сапог, замирает в стойке “смирно” и отдает честь. 

Торжества прошли. Иваи и Настя думают как строить совместное будущее на основе полученного гонорара. В кадре природа – лес, небо, море. Да ну ее, эту Калифорнию – говорит Настя – поехали лучше в Крым (патриотический акцент в конце фильма необходим), купим домик на берегу, будем жить поживать да добра наживать …

Тут и фильму конец.


PS: Американцы все-таки заметили надпись на Буране, перевели вполне дословно, подхватили идею и даже довольно быстро придумали реализацию.

Это в очередной раз показывает передовые успехи отечественной космической программы, ее уникальность и большие преимущества, а равно изобретательность и смекалку людей на орбите.