Читать все посты

Напуганный новый мир

А дальше что? А дальше вот что: 

Страхи по поводу заразы будут только возрастать, правда количество несколько трансформируется в качество. Появятся “успехи” противодействия и как оправдание, все больше и больше “необходимых” мер, многие их которых станут, или уже стали, новой реальностью.


Глобальный мир, сложившийся в последние десятилетия, достаточно скоро откатится обратно до своего прежнего, более локального состояния. Люди, прибывающие из других стран и континентов (или даже других муниципалитетов, провинций и штатов), будут рассматриваться как потенциальная угроза заражения, по большей части безосновательно. Паспорта и внутренние ID (водительские права в США) будут содержать медицинские данные – перенесенные болезни, прививки, иммунитет. Поднимется роль власти в каждой отдельной стране и штате.

Ограничения на вьезд и возможно даже выезд через границы государств в корне изменят туризм, который станет уделом более привилегированных слоев населения. Потребуются дополнительные усилия и, как результат, существенные затраты на доказательство безопасности и “безвредности” перемещения по планете. Возможно появится вариант обязательного страхования от заразных болезней, подобно страхованию ответственности при вождении автомобиля. 

При уменьшении количества международных туристов автоматически поднимется цена авиабилетов и сопутствующих сервисов, хотя в первое время возможны большие скидки и распродажи от пока еще не разорившихся авиакомпаний, сетей отелей, операторов.


Легальная система большинства стран способна быстро вводить в действие новые регуляции и законы, включая экстренные меры, используя сиюминутный страх перед неизвестным. Однако, отменять законы куда сложнее. Многие из ограничений, введенных в последние несколько месяцев скорее всего останутся в силе, какими бы абсурдными они не оказались. Как результат, даже самые законопослушные будут не состоянии исполнить их до конца, не говоря уже о людях с более свободными взглядами. Каждый будет потенциально “виновен” в чем-то.  

Репрессивный аппарат на всех уровнях – от местного, муниципального до штата и империи в целом, вначале будет не совсем готов для приведения мер в действие и жесткого контроля за исполнением новых законов. Но это только вопрос времени, притом времени не очень-то большого. В недалеком будущем этот аппарат – полиция, суды, охранные компании, возможно даже армия – получит практически неограниченные возможности воздействия на любого человека без особой надобности доказательства вины в традиционном понимании (см. выше)

Неизбежные протесты будут рассматриваться как бандитизм или даже терроризм, жестко подавляться и служить примером успешной работы сил правопорядка в глазах большинства.


На бытовом уровне люди разделятся на послушных и вольнодумцев. Маска будет неким индикатором, символом согласия с подчинением, принятием его как необходимость. Отношения между послушными, включая внешнюю атрибутику (рукопожатие) существенно изменятся в то время как вольнодумцы продолжат жизнь в своем мирке, который правда значительно сузится. В принципе, такое разделение было и раньше (всегда?) но в данное время и в ближайшем будущем водораздел увеличится.

Количество послушных со временем будет только возрастать и в определенный момент они станут демократическим большинством. Какой-то небольшой процент вольнодумцев перейдет в ряды послушных. Почти все новоприбывшие (дети, подростки выросшие в новом порядке) будут послушными. Косвенно, послушание станет критерием разрешения эмиграции и возможно даже туризма. 

Обществу все меньше и меньше будут нужны вольнодумцы. Некоторые из них не выдержав напряжения и изоляции, выйдут из общества если найдут куда идти, или из жизни как таковой. Появятся социально-допустимые (внутри своей среды) способы как это сделать относительно безболезненно и даже относительно законно. Некоторые уйдут в себя, в философию одиночества, алкоголь, марихуану, психоделические вещества, наркотики, etc. таким образом меняя свой мир изнутри. Однако, почти все такие пути приведут к ухудшению физического здоровья и преждевременному уходу их общества.

При уменьшении количества вольнодумцев ментальность большинства будет рассматривать их как эгоистов, отщепенцев, не желающих переносить трудности большинства, созданные этим-же большинством. “Все так, а вы что?” Коллективное участие в общем процессе страдания (относительно предыдущих эталонов) станет нормой. Его отрицание – аморальным поведением переходящим в гражданское, и может быть даже уголовное, преступление.


Мероприятия массового развлечения – концерты, спортивные состязания, олимпиады – существенно поменяются. Появятся “игры без зрителей”, транслируемые по ТВ и интернету, которые будут объявлены безопасными для большинства. Впоследствии физическое участие игроков, музыкантов, артистов заменится на их виртуальные образы – аватары – а возможно и вовсе потеряет надобность. Спорт будет напоминать современные компьютерные игры, имитирующие хоккей, футбол, автомобильные гонки и прочее. В связи с этим открывается большой потенциал для технологий Искусственного Интеллекта (ИИ).

Живые концерты с участием реальных артистов, музыкантов, поэтов, танцоров сначала перейдут в виртуальный формат или даже реальный, но в зале без зрителей. Сами жанры в своих оригинальных формах продержаться дольше чем спорт в своих, но интерес к ним постепенно сойдет на нет. Некоторые виды творчества перестанут существовать. Возможно появятся другие, полностью основанные на онлайн культуре и потому объявленные безопасными, наподобие секса с использованием (безопасных) имитаторов.


Престиж и символы успеха поменяют свой облик. Вместо физических машин, домов, самолетов, личных островов, дорогих нарядов и ювелирных украшений, которые некому будет показывать в реальном мире, появятся новые формы подтверждения места в иерархии. В основном они будут в (безопасном) виртуальном пространстве. Количество лайков, просмотров, распространений упоминания о личности станут не только обьектом гордости, но и предметом купли-продажи. Возможно, появятся биржи и платформы, на которых можно будет повысить свой уровень престижа, купив мнение других о себе (современные лайки).

Повысится спрос (и предложение!) на некоторые физические предметы обихода, связанные с защитой от заражения (по большей части мнимой), включая маски от ведущих брендов. Образуются новые течения в традиционной моде, однако основной упор будет на моду виртуальную – всевозможные аватары, фильтры, персональные цвета, звуковой фон и так далее.

Институт семьи и брака тоже не останется в стороне. Установленные ранее традиционные брачные отношения скорее будут продолжаться. Возможны конфликты супругов под давлением новой реальности, и как результат – расторжение браков. Однако, совместные дети и условия проживания (и возрастающая стоимость легальных услуг) послужат неким демпфером, сдерживающим фактором.

В то же время, предбрачные физические встречи молодых (и не очень молодых) людей потеряют свою актуальность. Встречаться с незнакомым человеком, да еще и без достаточных оснований на успех, станет считаться неоправданным медицинским риском. Большинство предбрачных “встреч” (dating) переместится в среду онлайн. Брак станет более логичным, прагматичным, прогнозируемым. 

Школа адаптируется к новой реальности достаточно быстро. Так, дети эмигрантов, попадая в другую страну, учат новый язык примерно за год, а через два или три становятся неотличимы по акценту от местного населения. Для них это просто еще одна точка отсчета. Маски и социальное дистанцирование станут такими-же привычными как, компьютеры, а когда-то шариковые ручки. Повысится роль безопасного обучения по интернету. Пониженная социальная составляющая школьного конвейера будет хорошей базой для  успешной карьеры. Большинство выпускников будут Послушными, даже не подозревая что есть (были?) какие-то другие категории людей.

Рабочая атмосфера основных бизнесов также не подвергнется большим изменения. В ней уже давно не требуется прямого и непосредственного человеческого контакта, включая эмоциональный. На конвейерах по производству материальных вещей все больше и больше будут работать материальные роботы. В офисах будут больше расстояния между физическими людскими организмами, и возможно повысятся средний тон и громкость голосов при общении. Это для безопасности, все поймут, и поймут правильно. 

Появятся контракты между партнерами на будущее без первого физического контакта, однако содержащие вполне конкретные обязательства и ожидания относительно другой стороны, а равно и развития семейных отношений. Это предоставляет большое поле для технологий “Блокчейн”. Возможно, совместное физическое проживание супругов (партнеров по браку) вообще потеряет свой изначальный смысл и превратится в анахронизм.

Повысится необходимость работать изолированно – из дома, специально отведенных кабинок, арендуемых по часам. Подобная практика ранее уже нашла себе место в среде малых бизнесов. Сейчас она будет допустима и в крупных компаниях. 

Появятся новые способы взаимодействия людей с людьми, машин с машинами. Технологии “голос-в-компьютер” и “компьютер-в-голос” приобретут новую значимость. Большой потенциал для развития моста между биологическим и компьютерным сознанием. Возможность и привлекательность инвестиций.

Эффект бабочки. Казалось бы: какие-то 30 килобайт информации РНК коронавируса. А как они изменили мир! Это уже новый мир. Неведомый ранее. Scared New World ….

А в остальном, Прекрасная Маркиза …