Читать все посты

Индустрия страха

Не так страшен чёрт, как его малюют
(русский фольклор)

В любом более менее развитом обществе есть разные индустрии – металлургическая, автомобильная, энергетическая, авиационная, аграрная, развлекательная и так далее. Все они вместе взятые производят продукты и предоставляют сервисы, которыми мы, просто люди, пользуемся каждый день в той или иной форме. Без некоторых, например кофе по утрам, мы просто жить не можем.

Но есть еще одна, незаметная на первый взгляд индустрия – индустрия страха. Исходным материалом, так сказать “рудой” по аналогии с металлургией, служат человеческие мозги, а более точно – мысли, которые в них образуются. Результат деятельности индустрии – страх – внутреннее состояние, обусловленное грозящим реальным или предполагаемым бедствием. 

С точки зрения психологии страх считается отрицательно окрашенным эмоциональным процессом. В животном мире страх – эмоция, основанная на прошлом негативном опыте, играющая большую роль в выживании. В дополнение к этому, в мире человеческом страх часто основан на чисто-умозрительных предположениях, не имеющих никакой реальной связи с прошлым опытом а часто и с теоретическими выводами современной науки. В данном контексте я не имею ввиду индивидуальный страх высоты, темноты, пауков, закрытых помещений, etc. Меня интересует наведенный и часто необоснованный страх в массовых масштабах. Задача одноименной невидимой индустрии – создание и поддержание достаточных уровней как раз такого страха в головах субьектов.

Заглянем в недалекое прошлое. Основные монотеизмы использовали страх перед смертью как один из главных способов поддержания религиозной веры. Декларируемая невозможность понять бога, концепция Троицы, всевозможные антинаучные “чудеса” – есть ни что иное как весьма традиционный способ выключить рациональное мышление и открыть сознание для страха. Обещания спасения в раю в обмен на хорошее поведение или Геенну Огненную в противном случае, обеспечивали единообразие мышления, подчинение основной доктрине  “что такое хорошо” и как результат – управление умами. 

Однако, религиозная доктрина в наши дни потихонечку теряет свою силу тут и там. Где-то к ней относятся чисто формально, соблюдают традиции и обряды но уже не так рьяно как раньше. Кто-то просто отвергает, заменяя ее на философию, психологию, науку. Ну а где-то все по старому.

Как же управлять людьми с пониженным чувством страха? А вот это уже сложно. Как правило подчинение, а особенно подчинение беспрекословное, основано на страхе. Акты свободной воли и сознательные поступки тоже могут иметь в основе своей страх перед альтернативой. Но в отличие от вынужденного подчинения в них есть еще и элемент непредсказуемости, например выбора одной из нескольких “хороших” альтернатив, притом выбора неподконтрольного, внутреннего, собственного. 

Это может быть весьма чревато для существующих традиционных иерархий власти. Это может поставить вопрос о ее роли и даже надобности в том объеме, в котором она есть в большинстве развитых стран.

Что делать? Поднять уровни страха до прежних, религиозных, используя средства более современные, чем бородатый дядя на небесах и/или сказки тысячелетней давности, переведенные с языков, на которых уже более никто не говорит.

Спрос рождает предложение. Для того, чтобы строить мосты нужна сталь. Для того, чтобы эффективно управлять большой группой людей, нужен страх. И хотя формальное “Министерство Страха” пока существует лишь в некоторых дистопиях и фантастике, индустрия как таковая работает давно и как показывает практика последний десятилетий, работает достаточно эффективно.

Реальных, так сказать “натуральных”, “природных”, без ГМО, причин для страха – смерть, собственная или близких, болезни, лишения, насилие, изоляция типа тюрьма – давно уже не хватает. Тем более многие из них воспринимаются как неизбежность, про которую можно постараться не думать, или думать с философской точки зрения. “Страх смерти не должен полностью заполнять душу и овладевать ею. Смерти не надо бояться” – убеждал Эпикур – “ибо пока мы есть, смерти нет, а когда приходит смерть нас уже нет; поэтому ее не существует ни для живых, ни для умерших”. 

А что если напугать химерой? Ее как бы “нет” в реальном мире, на то она и химера. Но в информационном пространстве можно сделать ее образ, который станет вполне реальным для миллионов и миллионов. Как стальной мост или автомобиль. Главное только сделать правильно, прочно, убедительно. Искусно сделанная химера с какого-то момента начинает жить собственной жизнью распространяясь из головы в голову без особой посторонней помощи. 

Остается просто пожинать результаты не прилагая никаких усилий. Логика тут крайне проста: напуганные люди не способны мыслить рационально, логически. И даже на чувственном, интуитивном уровне их поле существенно искажено под воздействием страха. 

Сам предмет страха не так важен как сама конструкция, химера, построенная на его основе. Конечно лучше если он имеет некие отражения в реальном мире, что-то такое, что было известно “до”. Полезно использовать весьма размытое понятие справедливости (или его антипод) потому как каждый будет интерпретировать такое по своему разумению. Так, в миске с манной кашей нельзя провести четкую и однозначную линию, зато можно перекладывать любую ее часть ложкой в новую тарелку.

Еще лучше если предмет этот найдет какую-то ниточку к научной терминологии, высказываниям людей с Ph.D и Нобелевскими Премиями. Даже псевдонаука подойдет, поскольку рациональное мышление напуганного человека выключится достаточно быстро. 

Далее проработает хорошо изученный в психологии феномен “Предвзятости Подтверждения” (Confirmation Bias) – тенденция искать и интерпретировать информацию, которая подтверждает ранее существовавшие убеждения, включая относительно свежие, в противовес критическому мышлению. Проработает т.н. “положительная обратная связь”, положительная в математическом смысле, конечно. Чем больше страха в головах, тем еще больше его требуется. Пока не наступит некое “насыщение” при котором новые порции уже не вызывают какого-либо значимого эффекта. В идеале – полное и беспрекословное подчинение. Стадо.

От теории – к практике.

Таки что? От теории – к практике. Где образуется страх в современных условиях? Как он попадает в головы а потом, подобно биологическому вирусу, распространяется на миллионы и миллиарды людей, превращая их как в свои жертвы так и распространители? Таки да!

Мишка Шифман башковит
У него предвиденье.
Что мы видим, говорит,
Кроме телевиденья?

Пророчески пел Владимир Высоцкий в далеком 1972 году, вероятнее всего не подозревая, сколько много новых смыслов приобретут его хрипловатые рифмы в грядущий век. Сейчас к телевидению добавился Интернет, но это не меняет сути. Дело не в том как люди смотрят и слушают других людей. Дело в том что они смотрят и слушают, как воспринимают.

Оговорюсь: я далек от Теорий Конспирации (Conspiracy Theories), заговоров Мирового Правительства, дьявольского плана Масонов и всякого прочего в этом роде. Однако, почвы для создания новых страхов достаточно и без всяких конспираций. В мире, природе и обществе всегда происходят какие-то волнения, не все из них со знаком “плюс”, а некоторые и реально опасные. 

Все, что требуется это выбрать из общего шума происходящих событий, хаоса который случается сам по себе каждый божий день, “правильный спектр частот” устрашающей информации, усилить его до неузнаваемости подобно акустическому эквалайзеру, и по возможности погасить нежелательные гармоники. Искусство в том, чтобы сделать это в правильное время и в правильном месте.

Это как раз то, чем занята Индустрия Страха. Трудно не заметить что страхи чаще возникают в периоды политической нестабильности, в годы выборов, на перепутье. Иными словами когда массовые настроения могут реально повлиять на А вместо Б. Может оказаться что рациональное мышление в широких кругах не на пользу ни одному из вариантов. Или когда выбирают А из А, но требуется шумная поддержка, близкая к 100%. И то и другое – признаки внутренней нестабильности Системы. Страх – механизм стабилизации.

Несколько примеров из недалекого прошлого.

Дисклеймер: я привожу их исключительно с точки зрения образования наведенного страха, в большинстве случаев беспричинного, а также влияния его на умы. Политические мотивы, правые и неправые, красные и белые, победившие и побежденные в данном аспекте не имеют значения. Я ни в коей мере не претендую на полноту охвата. Это всего лишь несколько явлений и событий, которые мне кажутся уместными.

Итак:

Маккартизм. Общественное движение в США, существовавшее в период с конца 1940-х по 1957 год. Сопровождалось обострением антикоммунистических настроений и политическими репрессиями против “антиамерикански настроенных” граждан. В основе своей содержало страх перед перед коммунизмом и “красными”. При всем при этом большинство напуганных людей ни сном ни духом не представляли того, чем их пугали. Они не читали “Капитал”, знали про его автора только вторично (и ругательно), если вообще знали. Они не жили в “красном” СССР, но были уверены что это плохо, возможно небезосновательно но по причинам им недоступным. Иными словами, их страх был основан на вере, близкой к религиозной. 

Результат: 23 сентября 1950 года Конгресс США принял закон Маккарэна “О внутренней безопасности”, который преодолел даже президентское вето. Закон провозглашал образование нового Управления по контролю над подрывной или антиамериканской деятельностью, которое должно было расследовать и обнаруживать коммунистические организации. К 1950 году была также выработана система преследования инакомыслящих в СМИ. 

Позже на волне страха перед коммунизмом, правда уже не в своей стране а на другой стороне планеты, началась Вьетнамская Война (1955 – 1975), унесшая жизни более миллиона людей. Я очень сомневаюсь что люди, напуганные коммунистической угрозой Северного Вьетнама имели малейшее представление о чем идет речь. Они просто слушали то, что им говорил телевизор. И верили.

Железный Занавес. Информационный, политический и пограничный барьер, изолирующий СССР и другие социалистические страны от капиталистических. Советские люди мало представляли себе жизнь на Западе по вполне понятным причинам – практически все население страны было лишено возможности как выезжать за рубеж без санкции властей, так и получать не санкционированную властями информацию из внешнего мира. Однако, многие были твердо уверены что внешний мир это плохо и даже опасно. 

Кругом враги. Как внешние так и внутренние. Надо строить ракеты и бомбоубежища, даже если постоянно жить в условиях дефицита а то и нищеты по меркам того времени. Нужно выявлять и уничтожать внутренних антисоветски настроенных “врагов”, многие из которые впоследствии стали признанными во всем мире учеными, поэтами, писателями, мыслителями, etc.. 

Наведенный страх перед Западным образом жизни (которого, повторюсь, в СССР никто не знал) работал в массовых масштабах и в полную силу. Равно как и американцы в период Маккартизма, советские люди в большинстве своем верили собственному телевизору и радио (а другого не было!), порождая страх, распространяя его на других как вирус. Результат: поколения людей были оторваны от мировой культуры, жизни доступной другой части человечества. Искаженная экономика. Застой и в конечном итоге падение режима в 1991.

Терроризм. Начиная с событий 11 сентября 2001 (я не про количество погибших, причины, ужасы, тайны и теории конспирации) терроризм стал центральным обьектом страха среди большой части населения США. Безусловно, он существовал и ранее, но не в таких масштабах. Сразу после событий люди были напуганы летать на самолетах и предпочитали статистически в 100 (!) раз более опасный автомобиль для дальних поездок. 

Вскоре набрала силу анти-исламская волна. Люди боялись уже не самолетов, а других людей с признаками принадлежности к ближневосточным культурам. Поскольку многие американцы имели (и имеют!) достаточно далекое представление о жизни в том регионе, под топор попали культуры и нации, не имеющие ничего общего с исламским вероисповеданием, например индийский сикхи, носящие на голове тюрбан. Страх вовсе не путь к расширению горизонтов познания, как раз напротив.

Напуганные люди быстро согласились на унизительный досмотр с пристрастием всех и вся перед путешествиями, а часто и после. Тотальная слежка за разговорами, деятельностью онлайн (и как оказалось оффлайн тоже!), финансовыми операциями, etc. стала допустимой и даже “незаменимой” нормой жизни в глазах напуганных граждан. 

Акт Патриотов дал практически неограниченные права силовым структурам, когда они того потребуют. В данное время почти никто даже не задается вопросом “почему?”. Это новая норма. Напуганные люди не способны мыслить рационально, даже после того как первоначальные уровни страха спали. Конечно же мы победили терроризм, ура! Но побелили не до конца. Иначе почему продолжается слежка и унизительный “шмон” в аэропортах? Это наведенный страх второго уровня – “ужасы начнутся если вернуться к жизни, считавшейся нормальной всего несколько лет назад”.

На волне страхов терроризма в 2003 году началась война в Ираке. Формальным поводом послужили наличие средств массового уничтожения у тамошнего режима и желание их использовать против Западных стран, включая США. Данная информация оказалась ложной, но страх к тому времени уже вышел из под контроля. Результат – новая “победа”, потерянные и разрушенные жизни, эскалация обстановки в регионе и в отношениях с арабским миром.

Путинизм. Культ режима и группировки, правящей в России с 2000 года по сей день (2020) включая культ личности самого лидера. В первые годы многие видели путинизм как новое позитивное начало для российского общества, тем более что цены на нефть в 2000-х были высоки. 

Однако, страх постоянно был (и есть!) неотъемлемой частью данного режима. Сначала это был страх перед тем, как плохо было в 90-х, отчасти оправданный, отчасти наведенный. Правда, его хватило ненадолго. Особых успехов ни в экономике ни в общественной жизни не было. Требовалось что-то еще! 

Как оказалось, кругом враги. Как внутри так и снаружи. В “хороших” традициях холодной войны и железного занавеса. И хотя туристические поездки за границу, относительно открытый интернет и доступное западное телевидение имели место быть, отношение населения ко всему этому достаточно жестко контролировались и контролируются. Как говорил В. Ленин, следует захватить “почту, телефон и телеграф”. Он бы непременно упомянул интернет, живи он не в гробу в центре Москвы, а где-нибудь в тихой Швейцарии.

Потоки страшной информации льются изо всех каналов. Кругом маньяки и убийцы. Повсюду в мире землетрясения, наводнения, цунами. Загнивающая Европа (“гейропа” по жаргону, ставшему допустимым на 1-м Канале) вот вот сгниет до конца. Америка – туда лучше вообще не ходить. Украинские “фашисты” стоят за углом, чтобы расстрелять всех русских их своих новеньких “шмайсеров” со свастикой на курке. А дома 5-я колонна. Распоясавшиеся интеллигенты-либералы. 

Бойтесь, бойтесь, бойтесь!! Боимся, боимся, боимся – откликнулись 80% массы, в очередной раз “встающие с колен” (как же можно столько раз вставать ни разу не присев?) Порожденный страх давно уже живет собственной жизнью. Люди настолько к нему привыкли, что хотят еще и еще, вплоть до насыщения. Рациональное мышление при этом выключено если не на все 100%, то по крайней мере на 97.8%. 

Результат: тотальный контроль над всей общественной жизнью из центра группировки. Изоляция от мира. Лишь бы не было войны (которые идут в скрытом виде от Украины до Сирии). По прежнему отсталая и неспособная экономика. Коррупция. Обнищание населения, плохая медицина и дороги. В общем все как всегда хорошо.

Выборы, выборы. Речь, конечно, о США. Бутафорские “выборы” в некоторых других регионах и империях не заслуживают внимания. Не углубляясь в политику и специфику обеих партий, нетрудно заметить что в обстановке всеобщего страха люди голосуют как-то немного по-другому. Для создания “правильной” атмосферы нужно прежде поднять уровни страха. Как и какими средствами – не столь принципиально важно. 

Пугать коммунистами в 2020 как то уже не модно. Террористов вроде на планете не так много осталось. Да и с войнами внимание уже притупилось – сколько “побед” было в последние десятилетия. Надо что-то новое. А тут заразный вирус подвернулся. Шестеренки Индустрии Страха завертелись в полную силу. Экспоненциальные графики смертности. Человечество на пороге. Наука бессильна. При этом она быстро разделяется на республиканскую и демократическую. 

Я далек от мысли что вирус был сделан специально чтобы пошатнуть устои, повлиять на выборы, сдвинуть баланс Демократических и Республиканских сил в мире. Оставим эту тему конспирологии. Не будучи медиком, мне равно трудно судить о биологических аспектах заразы. Однако, я вижу напуганных людей в масках тут и там, масках эффективность которых варьируется от спасения мира до бесполезности. Я вижу баранье безропотное подчинение и запертых в собственных домах напуганных людей. Это самый настоящий наведенный страх, продукт Индустрии Страха. 

Нетрудно заметить что рациональное мышление и даже кратковременная память у таких людей ослаблены или выключены полностью. Они даже не задумываются что то, что им говорили с больших трибун эксперты и авторитетные люди пару месяцев назад, поменяло знак. И часто поменяло его еще раз. И возможно поменяет его снова.

Результат: новая линия разделения общества на про и анти, новая “точка разговора” (talking point) для политических партий и споров. Взрывоопасная напряженность в обществе, маленькая искра – бунты, погромы и мародерство на псевдо-расовой почве. Коленопреклонение перед химерами и ханжество. Вооружение и до того напичканного винтовками населения. Обострение реального расизма.

***

Довольно примеров. Их множество тут и там. Они разные по глубине, охвату населения, географии, времени но во всех них есть одно общее – страх.

Недалекое будущее. Страх станет атрибутом моды, его предмет – личным предпочтение. Не бояться ничего станет так-же асоциально как не верить в христианский религиозный культ в средневековой Испании. “А чего сегодня боитесь вы?” станет предметом мелких досужих разговоров (small talk), наподобие того “а что было у вас на завтрак?” или “какую музыку вы предпочитаете за ужином?” Индустрия с превеликим удовольствием предоставит варианты. 

Результат: Время покажет.

2020