Читать все посты

Дурости местного масштаба

В русской культуре запредельное количество дурости, как правило идущей от властей того или иного времени, идеологии, режима, конкретного аппарата, очередного главного лидера, etc. наряду с возмущением часто вызывает в народе едва заметную улыбку, анекдоты на тему “ну вот [нецензурное слово] опять” и внешнее смирение. А что еще остается делать? У любой власти есть суды, полиция, СМИ, социальные сети, деньги, тюрьмы, армия и танки. Однако, одновременно дурости эти на житейском уровне часто вызывают глубинное внутреннее неприятие. 

Культ собственного ума.

Давно уже так. По крайней мере со времен Ф. М. Достоевского а может и еще того раньше. Возможно, кто-то назовет это склонностью к интеллектуальному анархизму. 


В культуре американской схожее запредельное количество дурости, коей тоже больше чем достаточно, наоборот, довольно часто вызывает внешние протесты но одновременно и какое-то глубокое внутреннее принятие, соответствие, угодливость (compliance)

Пошумим, мол, помашем флагами, даже выберем кого-нибудь по пути. Но раз так надо – значит надо именно так. Это непререкаемо. И дело даже не в силе репрессивного аппарата, а в отношении ко всему этому безобразию в головах людских. Это на уровне религиозной веры. 

Культ соответствия правилам. 

Возможно, кто-то даже назовет это склонностью к интеллектуальному конформизму. Не думайте лишнего. Так относительно недавно. Во времена Достоевского тут не до интеллекта было. 

Нация, провозглашающая свободу одним из основных принципов, символом которой до сих пор является гордый орел, на наших глазах превращается в послушное стадо даже не оказывая особого интеллектуального сопротивления. События последних месяцев с мандатами на маски, модой на “комсомольские собрания” в поддержку негритянских протестов, а толи еще будет (до выборов какая нибудь новая гадость вполне вероятна), воспринятые общественностью с надлежащей покорностью показывают сие моему интернациональному сознанию с убедительной силой.

***

ЗЫ: Вышесказанное относится только к образованной, думающей и, боже упаси, не связанной с политикой части населения. Равно как и понимание культуры не зависит от физического местонахождения, страны и географических координат на глобусе.