Читать все посты

Короткое замыкание

Короткое замыкание – соединение двух точек электрической цепи,
не предусмотренное конструкцией, нарушающее
нормальную работу устройства.

Нет, это не про электрические сигналы и не о пожарной безопасности, темы, безусловно, важные и увлекательные сами по себе. Речь пойдет о рациональном мышлении, а более точно о том, что снижает, а иногда и совсем выключают способность человека мыслить рационально. Что “замыкает” эту удивительную и уникальную способность во многих из нас? Для начала давайте определимся что именно считать рациональным мышлением: 

Начнем с основ – самого слова и его этимологии. Часто именно она довольно точно раскрывает смысл (семантику) понятия, описываемого этим словом. Русское слово “рациональный” происходит от латинского “ratio” дословно означающего “причина”, или в более широком смысле “причинно-следственное умозаключение”, или еще шире – использование собственной способности мыслить, думать. Кстати говоря, славянское слово “разум” (от исконно русского “розумъ”) означает очень похожее понятие. А вот что говорит про рациональность всезнающая Википедия. Почитайте на досуге.

Для меня рациональное (разумное) мышление это свободный и самостоятельный анализ доступной информации, считающейся достоверной, включая предыдущие знания и опыт. В дополнение к анализу возможен и синтез. Так появляются на свет новые идеи. Кроме того, мышление это еще и получение выводов и, как результат, действия, из них вытекающие. Последнее можно отнести уже не к самому процессу, а его результатам. Однако, они настолько тесно связаны что их можно рассматривать звенья одной цепочки. 

Заметим что в результате рационального мышления человек может получать новые знания, подтверждать какие-то предположения, какие-то опровергать, какие-то оставлять в неопределенном состоянии. На основании рационального мышления человек совершает действия, видимые и осознаваемые другими людьми. В какой-то мере это позволяет “наблюдать” мыслительный процесс человеческого сознания, не залезая в нейронные терабайты мозгов.

Поскольку напрямую процесс мышления другого человека нам видеть не дано (по крайней мере пока), мы “видим” проявления рационального через действия и поступки. Для лучшего понимания, я предлагаю разделить эти действия на следующие категории, не претендуя, однако, на полноту и общность:

  • Принудительные. Нужно что-то сделать под внешним воздействием.
  • Рациональные. Действия являются результатом свободного разумного мышления 
  • Эмоциональные. Действия под влиянием эмоций – страха, радости, гнева, etc.
  • Подсознательные. Действия, исполняемые, но не контролируемые сознанием.
  • Инстинктивные. Полностью автоматические.

Для простоты ограничим рациональное мышление только человеческим, хотя вполне возможно собаки, коты, инопланетяне и даже компьютеры когда-нибудь докажут ограниченность такого подхода.

Для любителей восточных философий данное понимание рационального мышления может показаться близким с само-осознанности, пониманию человеком, казалось бы, такого очевидного факта как собственное существование. И вполне по праву! Речь, конечно, идет не о физическом теле, которое всего лишь принадлежит сознанию, а о нем самом. В древних традициях даже принято говорить о рациональном как отдельной стихии Земли, в отличие от Воды, Огня и Воздуха. 

Бывает ли мышление иррациональным? По моему определению (см. выше) “нерациональное мышление” это оксюморон, противоречие в терминах. Однако, процесс анализа и синтеза может быть только частично свободный и самостоятельный, например под влиянием догматики, не подлежащей сомнению, хотя необоснованной и даже заведомо противоречивой.

Итак, что же заставляет человека отказаться от рационального мышления, выключив уникальную способность, выстраданную в процессе орнанической эволюции?

Вера

Первое что приходит на ум это вера в религиозного бога. За время своей короткой по планетарным масштабам истории человечество создало более 4000 различных божественных сущностей и в последнее тысячелетие пришло к идее единобожия (монотеизма). Иудейский Яхве, которого по имени уже не называют, “бог, просто бог”, христианский триединый, мусульманский Аллах – суть одно. 

Попытки рационально объяснить единое божество заведомо обречены на провал. Это исходная точка любой религии, одна из ее аксиом. Не поддаются объяснению и действия такого божества, логика его поступков (если это вообще логика).

Надо заметить что политеисты прошлых времен – римляне, греки, etc. – были более рациональны. Их божественный ряд больше походил на земной, человеческий. Боги, конечно, обладали невиданной силой и качествами, но по большому счету их логика мышления, или лучше сказать логика мышления о них, поступки и действия были доступны человескому пониманию и даже подражанию. Подражание единому христианскому богу приведет вас в психбольницу, а мусульманскому – может разделить на две части (голова отдельно).

Для подобного запрета на собственное рациональное мышление безусловно были веские причины. Люди знали крайне мало о мире их окружающем, и еще меньше о себе. Создание уже развилось до способности самостоятельного мышления, но с те смутные времена было опасно непредсказуемыми результатами вплоть до полного уничтожения друг друга или вымирания. Религиозные догматы по большей части были очень практичными, даже когда их проповедники сами не знали почему. 

Так, размышления на тему “можно ли есть свинину в ближневосточном климате?” могли завести довольно далеко. Без современных кондиционеров, холодильников и антибиотиков “мыслитель” протянул бы недолго. Гораздо проще утверждение “свинину есть нельзя!”. Почему? Потому что нельзя. Кто сказал? Бог. Почему? Потому что он так сказал. Его надо слушаться и все будет хорошо. Почему? Потому что он так сказал. Ad infinitum. Иными словами отключение рационального мышления способствовало укреплению здоровья нации. 

Есть бесконечно много подобных примеров. Скажем, подчинение больших масс людей единой цели. Зачем нужно разрушить Иерихон? Объясните это людям, уставшим от долгих походов по пустыне, попытайтесь быть логичным, честным и может даже справедливым. Стоит он на пути, мешает. И правитель там другой, и люди другие. Традиции, жертвоприношения и боги у них не те. Ну и что? Зачем разрушать то? Надо! Так сказал бог. А раз сказал, значит надо. Почему? Потому что он так сказал (см. выше). Так или иначе, но Иерихон разрушили. Досталось и правителям, и местным жителям. Не пожалели ни стариков, ни женщин, ни детей. Некому более поклоняться “не тем” богам.

И если в предыдущем примере четко просматривается “кому это выгодно?”, то были случаи, когда мотивация и выгода куда менее очевидны. Так, в средневековой Европе в период разгара чумной заразы наука и религия того времени (помним что тогда это означало практически одно и тоже) призывали к божественно-ритуальным церемониям в целях исцеления, в частности к целованию крестов. Людям ничего не оставалось как верить. До микробиологии были ещё века и века. Слава Аллаху, все обошлось и европейская цивилизация продолжила свой тернистый путь. Права, за веру (в буквальном смысле!) пострадали многие и многие жители того времени, сами того не сознавая.

Да и бог с ней, с верой религиозной. Но минуточку: аксиомы евклидовой геометрии, ее фундамент, тоже не поддаются логическому анализу! Нужно ли верить в них? Можно, но вовсе не обязательно. Существование трехмерного пространства (есть плоскость и есть не лежащая на ней точка) запросто может быть предметом рационального мышления. 

Во первых, мы можем быстро воссоздать ситуацию в домашних условиях с куском фанеры и маленького шарика. Или подойти с другой стороны – от интуиции (нам кажется что трехмерное пространство есть) – а потом проверить сколько угодно раз на практике. Не зная про Евклида ни сном ни духом люди создавали трехмерные луки и стрелы, строили трехмерные пирамиды. Утверждающий что трехмерного пространства нет и быть не может столкнется с массой непреодолимых трудностей, как логических так и на практике жизни.

Но ведь многие люди не знают ни аксиом, ни геометрии, но пользуются ее результатами каждый день живая в прямоугольных домах и используя гео-координаты на телефоне. Для них все эти удобства обеспечили другие люди, которые (надеюсь!) с геометрией дружны, и не только с ней. “Не геометрическим” людям, хочешь не хочешь, приходится доверять людям знакомым с аксиомами и построенными поверх них и доказанными теоремами. Где доверять там и верить. 

Однако, есть существенная, я бы сказал принципиальная, разница между такой верой людям, знающим геометрию, и верой религиозной, тоже вносимой в жизнь обычного человека другими людьми – попами, раввинами, муллами, etc.. Во первых “религиозные аксиомы” (догматы) противоречат друг другу, в то время как геометрия на всей планете ровно одна – для простоты оставим в стороне синтетические геометрии и клиническую психиатрию. 

Во вторых, религиозные догматы часто противоречивы даже внутри себя – не следуют правилам логики, а иногда и открыто их отвергают. Замечу что в логике, как и в геометрии, есть свои аксиомы. Например если из А следует Б, а из Б следует В, то из А следует В. Элементарно, Ватсон! Если человек утверждает, более того, строит свои поступки, предполагая что из А не следует В, или следует не всегда, то с ним каши не сваришь. Отвергая аксиомы логики человек лишает себя способов понимания мира. А может быть ему просто так хочется. А может его очень сильно убедили в чем-то другом. А может он под влиянием химических препаратов. А может это дворник был?

Но ведь всего знать невозможно! Всей жизни, а равно и объема человеческой памяти не хватит чтобы глубоко познать микробиологию, высшую математику, океанология подводных глубин, психологию, теорию относительности и так далее. Чтобы жить в современном мире как ни крути, приходится доверять людям, у которых есть знания и опыт в каждой из этих областей по отдельности. 

Но ведь доверие предполагает не только веру в знания этих людей, а еще и в их честность – желание и способность делиться знаниями, не преследуя никаких побочных интересов, и не под влиянием сторонних факторов (денежных, карьерных, политических). Я назову это интеллектуальной честностью. Высокообразованный человек, признанный специалист в своей пусть узкой области, не обязательно обладает, или не обязательно практикует интеллектуальную честность. 

Поскольку у нас нет средств отличить его правду от его-же полуправды (либо  откровенной неправды), мы вынуждены слушать много экспертных мнений на интересующую нас тему чтобы сформировать свое. И вовсе не потому что так сказали, а потому что так обосновали. Важно что “обоснователи” не лгут сами себе, сознательно или случайно, не противоречат аксиоме аксиом – логике. То есть им не стыдно поверить, как говорил О. Бендер.

А все ли в жизни логично? Да нет, конечно нет. Более того, из всего огромного спектра наших суждений, а равно и поступков, логична лишь небольшая часть, если вообще. Мы вовсе не сухари в тесте. Мы люди. Мы ошибаемся. Мы делаем безрассудные поступки. Мы живые.

Любовь

Не тему любви было написано несчетное количество страниц в стихах и прозе, на всех языках включая наверное даже компьютерные (про последнее, правда, не уверен). Если что-то может быть самое иррациональное, нелогичное, непредсказуемое, хаотичное до сумасшествия – так это Любовь, и именно с заглавной буквы.

Герои литературной классики от Шекспировских до современных совершали поступки удивительной глупости с точки зрения элементарной логики. В порывах любви и ярости Д’Артаньяны доставали из ножен шпаги дрались на смерть, казалось бы непонятно зачем, что в конце концов сами же и понимали, вернувшись в рациональное. Думаю, в реальности происходило что-то близкое. 

“Любовь с рассудком редко живет в ладу” (And yet, to say the truth, reason and love keep little company together nowadays)  – сказал Шекспир, и был тысячу раз прав! Рассчитать, осмыслить, рационализировать любовь – значить либо признать ее отсутствие, либо убить на корню если она и была. Материальные практические браки современного общества только подтверждают сказанное в 1600 году.

С точки зрения органической эволюции, любовь (уже с прописной буквы) банально обслуживает продолжение рода. Рациональное мышление, так необходимое для выживания и пропитания самого существа, временно выключается по вполне веской причине: нужно дать силам природы открытый путь выбора партнера, не мешать генетике делать свое дело и делать его хорошо. 

В состоянии временного ослепления, в буквальном смысле “без ума”, человек совершает поступки, заложником которых он будет всю последующую жизнь. Это не его вина. Рациональной части его психики в те моменты просто нет. Культура (танцы, песни, поэмы, ритуалы и так далее) сложившаяся вокруг такого ослепления лишь подчеркивает его исключительность, возводит на высокую моральную, а часто и аморальную (за пределами общепринятой морали того или иного времени), ступень. 

Речь, конечно, об отношениях людей противоположного пола в возрасте, предполагающем деторождение и последующее детовоспитание. Безусловно, если люди, не относящиеся к данной группе (однополые пары, люди старшего возраста и так далее), но тем не менее по своему любящие друг-друга. В данном случае побудительные мотивы и “формулы любви” не так важны. Важно временное выключение рационального мышления, характерное для широкой группы людей в определенный период их жизненного цикла.

Так, романтическая любовь, сложившаяся в позднем европейском средневековье, стала предметом восхищения последующих поколений. Следует заметить что эта форма сумасшествия в наш бурный, расчетливый и технологический век, сдает свои позиции. Все чаще и чаще люди вполне рационально встречаются, вполне взвешенно оценивают шансы на счастливую совместную жизнь и потомство. Материальный успех и его внешняя атрибутика (достаток, положение в обществе, стабильность и т.п.) привлекают сильнее, чем шпаги и огонь в глазах. А что уж говорить про внутренний мир?

Страх

Страх – одна из сильных человеческих эмоций, с которой часто мы не в силах совладать. Под воздействием страха люди теряют способность мыслить рационально, и часто вполне оправданно – надо действовать без промедления, “иначе сьедят”, говоря языком древнего человекоподобного существа. Вселив страх в человеческое сознание, обоснованный или нет – неважно, мы тем самым понижаем “градус” его мысленной способности до уровня близкого к инстинктивному. Перед нами уже не полноценный человек, рационально мыслящее существо. Перед нами полу-зомби, действия которого предсказуемы. Рациональное мышление, с другой стороны, подразумевает некую свободу воли (free will), предсказать результаты которой крайне сложно. 

Идеологический лидер немецких нацистов верно заметил: “напугайте человека и делайте с ним что хотите” [краткий фривольный перевод на русский, сохраняющий, однако, суть сказанного]. Сам предмет страха не так уж и важен. Не столь принципиальны и его истоки – реальные или выдуманные. 

Но при выключенном рациональном мышлении, а это случается довольно быстро, человек не будет замечать разницы. Секундой позже у него уже сработает хорошо изученная предвзятость подтверждения (Confirmation Bias) и остатки рационального испарятся как дым над водой.

Напуганные возможностью прекращения существования, по-сути дела напуганные неизбежностью, люди часто готовы на поступки, отрицающие само это существование, даже пока есть возможность. Риск, сведенный к нулю, сводит к тому-же нулю и все то, что принято называть “полноценная человеческая жизнь”.

Более того, иррациональное поведение такого человека будут влиять на окружающих, распространяя “волны страха” шире и шире, подобно цунами на океанских просторах, или компьютерным (и биологическим) вирусам. Это явление можно сравнить с еще с каскадным отключением электричества в районах большого города, постепенно погружающегося в темноту. 

Однако, электричество обычно включают обратно через несколько часов, и, пользуясь жаргоном электриков, “да будет свет!”. С отключением рационального дело обстоит несколько иначе. Обратное “включение” может затянуться на десятилетия если не больше. Либо будет ждать какой-то реальной катастрофы для всего общества, памятуя о немецких нацистах и советских коммунистах прошлого столетия. 

Закон

В данном случае имею ввиду не только легальный закон, за нарушение которого могут назначить денежный штраф, порой весьма существенной, или даже наказать лишением внешней физической свободы (внутренняя свобода – отдельный вопрос). Под законом в самом широком смысле я буду подразумевать обязательные к исполнению правила поведения, запреты, мандаты, предписания, а также и всевозможные должностные инструкции, полиси [извините за использование английских слов, т.н. “Рунглиш”, но иногда подходящего понятия в родном языке просто не существует], надписи на входе в закрытое помещение, на самолет, пароход и подобное. 

Общее во всем этом – некая внешняя сила, обладающая воздействием на наше рациональное мышление, независимое и свободное от действия этой силы в ее отсутствие. Вне зависимости от логической целостности законов, а часто в полном и вполне очевидном с ней противоречии, эта сила принудительно заставляет нас действовать вопреки нашему внутреннему рациональному мышлению. Так сказать, “со взломом”. 

Математическую теорему вовсе не обязательно заставлять принимать “как есть” и действовать согласно ее положениям: достаточно лишь согласиться с аксиомами, знать и уметь пользоваться математическим аппаратом, а главное – интеллектуально честно следовать рациональной логике (аксиома “де-факто”) и выводы получатся вне зависимости от личных пристрастий, эмоций, не говоря уже о политической конъюнктуре. Выводы математики влияют на нашу повседневную жизнь, но они вовсе не окрашены эмоционально. Глупо называть теоремы “плохими” или “хорошими”.

Закон же обычно воспринимается как нечто положительное, хорошее, стабильное. Ну или как необходимое обязательное, без чего жить нельзя. Следуя заветам Ф. Ницше оставим оценку “хорошо – плохо” в стороне и мы [тема более подробно освещена в книге По ту сторону добра и зла] а равно и исключим из рассмотрения взгляды откровенно криминального характера.

В момент сознательного следования закону (напомню, в самом широком понимании, см. выше) у нас часто наступает дилемма, вызванная противоречием оного с собственным рациональным мышлением, или лучше сказать с логикой, как мы ее понимаем. Кто виноват? И главное, Что делать? Эти вопросы А. И. Герцена так и повисли в воздухе без ответа аж с 1864 года. Возможно их задавали и другие мыслители, но не так кратко, емко и звучно для русского уха. 

В большинстве случаев мы даже не задумываемся. Раз так надо, значить надо так. Но минуточку: надо кому? Откуда, из каких глубин и высот приходит это обезличенное “надо”? Традиционный ответ веками был и остается “не твоего ума дело”. Так ум, разум, а мы добавим в контексте сказанного ранее – свободное рациональное мышление – выключается почти моментально еще до первых попыток осознать происходящее. Думать не нужно. Нужно исполнять. 

Конечно, за многими законами, большими и маленькими, стоит длинная логическая цепочка, выстраданная поколениями. Как и в случае с наукой (см. выше) прокручивать ее каждый раз при переходе улицы на зеленый свет нет ни смысла, ни возможности, ни желания. Некоторые законы вроде “не убий” давно стали аксиомами, не требующими логических доказательств. Большинство их нас (маньяки не в счет!) чувствуют их интуитивно, как трехмерное пространство геометрии Евклида.

Но что делать если законы, эти “теоремы” требующие логического доказательства, вовсе не исходят из “аксиом”, а бывает, им противоречат самым прямым образом? Что если законные правила противоречивы внутри себя когда исполняя одно из них вы гарантированно нарушаете другое? Если вы последовательны в логике, и не обманываете себя изнутри, у вас неизбежно возникнет дилемма: соблюдать закон, выключая собственное рациональное мышление (сознательно или нет), или нарушать закон но оставаться чистым в мыслях своих. 

Случай рациональной оценки последствий и соблюдение самого глупого закона я бы отнес ко второй категории, потому как даже при формальном соблюдении правил, ментально вы против. Ваше рациональное мышление не выключено. Собственно, это же мышление оценивает потенциальные последствия и принимает совершенно свободное решение подчиниться. Это принципиально отличается от “потому что так надо”. Почему? Потому что так надо.

Профессиональная деформация

Как мы знаем, разные профессии требуют от человека разной степени умственной деятельности, и как результат – разной степени рациональности. Напомню, умственная деятельность и рациональное мышление – не всегда одно то же (см. выше). 

Большинство профессий, да наверное можно сказать все – сложились тысячелетиями в результате человеческой кооперации. Кто-то должен растить хлеб, ковать железо, варить суп,  управлять самолетами, учить детей уму-разуму, лечить человеческие организмы от болезней, выдавать банковские кредиты, доказывать математические теоремы, писать программы, стрелять в других людей (названных врагами) и даже рубить головы своим.

И если в профессии математика, ученого, писателя, философа без рационального мышления просто не обойтись, иначе никаких теорем и выводов не получится, то в профессии, скажем, рядового полицейского рациональное мышление наоборот вредно, и даже опасно для него самого. В идеале требуется четкое исполнение заранее установленных правил без особых мысленных усилий. Кстати говоря, в рядовые чины полиции США (и наверное не только тут) не берут людей, проявляющий повышенный IQ.

В данном контексте рациональность имеет “сферу действия”. Так, солдат или заключенный в тюрьме (будем рассматривать это как “профессии”) рационален в выполнении приказа начальника. Однако, логика самого приказа для него остается вне сферы процесса мышления, иначе репрессивный аппарат быстро “вправит мозги”. Сам начальник отличается лишь ступенькой в иерархии – над ним тоже есть начальник . Для нашего рассмотрения такое отличие несущественно. Назовем такую рациональность “тактической”. 

Проявления можно встретить в корпоративной среде, государстве, школе, при чрезвычайных обстоятельствах (реальных и выдуманных), выполнении механической работы и так далее. Короче говоря всегда, когда собственное свободное мышление человека вне сферы конкретных задач по той или иной причине считается вредным. 

Можно сказать что профессионально-деформированное мышление в какой-то мере рационально и тоже следует логике, просто логика эта часто отличается от общепринятой. Однако, как в случае с законом или религиозной верой, такая логика замкнется сама на себя – это нужно так потому что нужно именно так. Либо какая-то часть логической цепочки останется за пределами процесса мышления, сознательно или принудительно. Последнее может представляться как профессиональные навыки – “Что думать? Трясти надо!” [из анекдота про обезьяну и бананы].

Так, в 70-80 годах прошлого века был расхожий модный аргумент “правильности” выводов: “Ну это же рассчитано на компьютере. На компьютере, понимаете!” И ведь верили. Подобное случается и сейчас, когда статистика, на корню отрицающая индивидуальность, преподносится как окончательная и обьективная правда, которой нужно если не молиться, то безоговорочно верить. По пути происходит подмена вероятности, которую действительно можно рассчитать и которую следует понимать рационально, возможностью, построенной по большей части на иррациональном (по определению самой вероятности возможно абсолютно все).

Профессии, не требующие человеческого мышления (именно человеческого!) в наш технологический век довольно просто заменяются автоматами. Так, банковский клерк (teller) выдающий наличные деньги превратился в банкомат, на американском диалекте английского называемый ATM (automated teller machine). Безусловно, много других профессий, ранее предоставленных биологическим людям с их человеческим сознанием, на очереди перехода в полный автоматический режим. 

Я далек от мысли что компьютерные системы вдруг станут настолько умными, что захватят мир и буду воевать с биологическими людьми, как это представлено в фильме Матрица (Matrix). Гораздо раньше люди откажутся от остатков рационального мышления, чувственности, присущей только живым организмам высшего звена, превратившись в подобие машин. Притом сделают они это вполне добровольно в результате профессиональной деформации, но не только ее. Этот процесс уже идет полным ходом!

Сознательное изменение сознания

Нетрудно заметить что способность мыслить рационально может существенно снижаться под влиянием методик изменения сознания, даже если первый шаг к изменению сознания вполне рационален сам по себе.

Например, под воздействием химических субстанций (будем называть их внешними по отношению к сознанию, даже если они попадают внутрь организма и даже внутрь мозга – нас интересует сознание а не физический мозг) – алкоголя, опиатов, галлюциногенов и тому подобное – мышление человека и его поступки вряд-ли можно назвать рациональными.

Замечу: есть очень тонкая грань между тем, что думаем мы наблюдая такого человека со стороны (назовем это обьективным), и его внутренним субьективным состоянием, тем как он ощущает себя сам. Поскольку в его субьективное нам дорога закрыта, да и вряд ли откроется в обозримом будущем, если вообще, ограничимся только наблюдаемым, понимаемым, предполагая что мы-то в это время мыслим рационально. 

Изменяя природную биохимию мозга, изначально добровольно а впоследствии, возможно, и как результат образовавшейся зависимости, человек теряет контроль над процессом мышления. Он становится уже “не тем” мыслящим существом, которым был ранее. Грубо говоря, “это уже не он”.

Я допускаю возможность расширенного сознания, когда интеллектуальные способности человека не уменьшаются, а наоборот возрастают под воздействием химических препаратов. Однако, назвать такое мышление природным можно лишь с очень большими допущениями. Да и примеры из повседневной жизни обычно говорят об обратном. 

Привычки

Многие людские привычки в большом и малом вряд-ли можно назвать рациональными. Всем давно известно что курить вредно. Биологический организм “человек” не курил на протяжении всей истории своей эволюции за исключением очень кратковременного периода последних столетий. Тем не менее, миллиарды курильщиков каждый день тратят силы, время, здоровье, не говоря уже о материальных деньгах, на медленное самоуничтожение. Это что угодно, только не результат рационального мышления.  

Безусловно, многие привычки при достаточной продолжительности становятся зависимость, часто на очень низком химическом уровне. Человек просто не может избавиться от потребности вредных для его организма веществ, какие бы аргументы ни приводило взамен его рациональное мышление. Более того, человек рационализирует свои привычки – “все так делают”, “это помогает снять стресс”, “наука весьма неоднозначна в данном вопросе” (даже когда основанная на логике наука как раз таки вполне однозначна), и так далее.

Не пытаясь определить “что такое хорошо” (см. выше) заметим что устоявшиеся привычки довольно часто идут вразрез с рациональным мышлением, вплоть до абсурдности, которой естественно сам человек может и не замечать, либо осознать слишком поздно.

Стадность

Все пошли и я пошел. Влияние окружающих на поведение индивидуума изучено достаточно хорошо, подтверждено многолетними экспериментами – как искусственными, так и натуральными. В конце концов человек хомо сапиенс – по преимуществу стадное животное. Так сложила нас эволюция обезьян, так работает наше подсознание.

Подобно страху и любви, стадность довольно быстро выключает рациональное мышление человека. Личность растворяется. Человека, каким он был сам по себе, вне стада, уже нет. Вместо него есть атом, часть толпы, вместе скандирующей “Хайль Гитлер”, “Аллаху Акбар”, “Смело мы в бой пойдем за Власть Советов” и прочее. 

Возможно, это проявление коллективного бессознательного, открытого и подробно описанного Карлом Густавом Юнгом как одна из форм бессознательного, единая для общества в целом и являющаяся продуктом наследуемых структур мозга. Основное отличие коллективного бессознательного от индивидуального в том, что оно является общим для всех людей, представляет собой некий единый “общий знаменатель” для разных людей.

Для нас важно лишь то, что человек под воздействием своего стада выключает рациональность. Она затухает, выключается, уступая место каким-то более глубинным процессам, уже более не подконтрольным человеку.

Принудительное ограничение сферы действия свободной рациональности – один из самых распространенных инструментов управления и контроля, превращающий людей в винтики, стадных баранов, знающих свое место и использующих всю силу интеллекта на конкуренцию за кусочек зеленой травы в пределах отведенного загона. Когда число носителей ограниченной рациональности превышает некую критическую массу, любая другая точка зрения или ход мыслый вызывает в лучшем случае непонимание, отторжение, а в худшем – физическое уничтожение. Личность либо растворится в стаде, либо перестает существовать.

А возможен ли переход обратно – из стада к личности? Скорее всего да. Остатки рационального, не до конца убитые коллективным бессознательным, все же дают ростки и имеют шанс на выживание. Но переход этот, выход, всегда трудный и долгий. Результаты непредсказуемы.

Не очень утешительные выводы

Как можно заметить из вышесказанного, а также из увиденного в повседневной жизни если хорошо присмотреться, большинство людей большинство времени, мягко говоря, не дружат со своей уникальной природной способностью – рациональным мышлением.

Мои  весьма поверхностные  попытки разложить на полочки “почему именно”, так и не дают ответа на вопрос “почему”. Собственно, такой задачи у меня и не стояло. Любые “почему” быстро строятся в бесконечную логическую цепочку, не дающую удовлетворительных результатов. 

Границы между приведенными категориями “выключения мозгов” весьма условны. В каждом человеке в то или иное время есть уникальная комбинация иррационального, сложившаяся под влиянием многих факторов – генетика, воспитание, культура, круг общения, образование.

Рациональное мышление, осознавшее себя в какой-то момент человеческой истории в головах передовых умов своего времени, потихонечку уступает свои позиции стадному влиянию большинства. Пирамида знаний, созданная и осознанная по большей части рационально, постепенно отрицает себя, все более и более требуя “веры в науку”, приручая людей, принуждая их к необходимости, а то и к неизбежности такой веры, что сродни разве что вере религиозной. 

Как результат, современному обществу все меньше и меньше нужен человек уникальный, ищущий, рациональный, а все больше и больше человек унифицированный, послушный, предсказуемый.

Люди ограничивают свою рациональность в мелких рамках тактической целесообразности, не хотят, а часто уже и не могут думать о большей картине собственного существования. 

Личность растворяется. Диалектика завершает свой очередной круг.

***

Май, 2021