Читать все посты

Израиль 2018

Непутёвые путевые заметки постороннего наблюдателя.

Мишка Шифман башковит, у него предвиденье
Ну что мы видим, говорит, кроме телевидения?
(В. Высоцкий, 1972)

ВНИМАНИЕ: Это просто спонтанные первые впечатления от увиденного. Сказанное тут предназначено исключительно для личных нужд автора и не несет в себе никаких исторических, религиозных, идеологических, национальных и прочих подобных смыслов.

Сан Франциско, вечер, дорога в аэропорт на Убере, самолет, взлет. Ночь за окном. Лайнер Боинг 787, оснащенный всякими новыми новшествами. Вместо оконных “шторок” — кнопка затемнения, которую иногда кто-то более главный может нажать без участия сонных пассажиров. Свет затемняется каким-то синеватым оттенком, как в фильмах про будущее. Так что днем за окном совсем не день.

Красивые виды облаков, льды Гренландии, бесконечный океан с редкими островами мутнеют и приобретают таинственные переливы поляризованного света. А фотографии на на ближайшие 15 часов отменяются. Зато есть время подумать и почитать. Говорят, в будущем в самолетах окон вообще не будет, а вместо них — большой экран, где показывают по желанию то, что снаружи. Но это только так говорят.

Посадка. Снова темно. Аэропорт Бен Гурион в Тель-Авиве. Граница, таможня, паспорт. Все быстро и с улыбочкой. Единственная очередь на аренду машины. Как оказывается, сегодня суббота а потому Шабат, и ничего электрического лучше не делать (благо самого самолета это не касается). Клерки пишут машинно-арендные бумаги от руки. Час туда, час сюда. Ничего не поделаешь, чтим традиции. А может, конечно, это просто случайное совпадение и все принтеры в компании Avis дружно отказались работать в тот вечер.

Утро. Кофе. Отель на берегу Средиземного Моря, местечко Тель-Авив Яфо. Рассвет, небольшие волны, горизонт. Пляж. Солнце. Песок. Немного прохладная вода, но не такая холодная как у нас на Тихом Океане. Катание на досках с веслом. Купание. Сначала вынужденное (при падении с доски). А потом уже и добровольное.

Немного позабавил лифт в традициях Шабата. В дни суровых ограничений на вид физической деятельности можно не нажимать кнопку этажа, а просто зайти в кабинку лифта и пожелать поехать на свой этаж. Предварительно, конечно, снаружи кто-то должен нажать правильный номер. Но это же “кто-то” а не сам соблюдающий правила кошерного проживания. И волки серы, и сыр у вороны в клюве.

Надо сказать с отелем вышло не очень. Несмотря на хороший бренд Crowne Plaza и цену, картинка на сайте значительно отличалась в лучшую сторону от реальности. В последней происходило какое-то строительное обновление здания, чего совершенно не указывалось при покупке номера. Да и вообще, такое впечатление что ремонт этого здания лучше было бы начинать с динамита. За окном происходило нечто сродни Арабо-израильскому конфликту с дрелям и отбойным молотками. А потому любоваться обещанными морскими видами можно было только исключительно через запотевшие, закрытые на замок окна и двери, а лучше и шторы. Ничего, три дня — не так долго. Как говорил местный царь Соломон “все проходит, и это пройдет”. Еще кофе пожалуйста.

А там [то есть тут, прим. автора] на четверть бывший наш народ …

Это правда. Но не вся правда. Не только правда. И далеко не полная правда. Тут его гораздо больше по всей видимости. Когда при общении обнаруживается незнание английского, или на нагрудной табличке написано что-то типа “Vlad”, можно смело говорить по-русски. Тебя поймут. Однако, это не проходит бесследно. Напоминает старый забытый СССР (известный еще как “Совок”). Есть что-то неуловимое, и не в том на каком языке говорят, а как. И собственно что. Потом оказалось (или может показалось?) что немного скрытый Совок здесь прижился гораздо шире, и не обязательно связан с русскоговорящими жителями.

Машина. Дорога. На север в город Кесария. Руины древних римских поселений. Постройки царя Ирода Великого (он же Ирод Проклятый в христианской традиции). Тиран был одним из крупнейших градостроителей древности, построив не только Кесарию, но и кварталы Иерусалима, включая Второй Храм, Самарию, старый город Джаффа и многое другое. Исторические руины построек Ирода по-настоящему впечатляют. Арки, камни, статуи, театр, похоже даже действующий временами, античные колонны.

На входе в парк римских развалин — три упитанные кошки, не боящиеся посетителей. На выходе стало понятно почему — их тут регулярно кормят. Забегая вперед, скажу что котов и кошек на улицах израильских городов, от небольших типа Назарета, и где с санитарией, мягко говоря, “нелады”, до мегаполиса Тель-Авив и шикарной прибрежной Хайфы, очень много. Кошкам тут вольготно и они совсем не боятся людей. Живут себе и веселятся, не обращая ни на кого внимания. Бродячих собак нет. А равно нет и бродячих людей (бомжей), так широко распространенных в других города мира.

Кошки кошками, а история этого места уходит в глубь веков. И римляне были тут. И мусульмане. Потом Крестоносцы пришли и построили крепость. А вот сейчас мы, приезжие туристы ходим с Айфонами да фотографируем.

Были еще достопримечательные водные пещеры неподалеку. Правда в пещеры эти решили не попадать, оказавшись неподготовленными снаряжением. В обычной одежде в пещерную воду не ходят.

***

В Израиле кругом флаги. На обочинах дорог, на машинах, на домах. Почти как в штатах Среднего Запада США. Но только там флаги большие, пятидесяти-звездные и на высоких столбах. А тут маленькие, с одной звездой. Зато их очень много.

   

Тель-Авив. Центр. Высокие здания красивых геометрических форм. Цилиндр, параллелограмм, более сложные очертания, уходящие в небо. А с вечерней подсветкой вообще красота! Много народа на улицах. В национальных шапках “кипа” и в военной форме.

Надо заметить, процент военнослужащих соизмерим с процентом штатских. Безопасность страны от зловредных арабо-палестинских террористов требует того. Сдайся враг, замри и ляг. Винтовки с толстыми стволами наперевес, в любое время дня и ночи заряженные пулями. О таком давно мечтают в Средних Штатах США.

Агрессивный, бестия. Чистый фараон.
Ну а где агрессия, там нам не резон …

Вперед, к Мертвому Морю! Утро, дорога, не всегда однозначное направление пути по карте Гугл. Пара-другая неправильных поворотов с заездами в какие-то зоны промышленного характера — опять напоминает забытое советское прошлое, то-ли шпалами то-ли бесхозными железяками за забором — и машина мчится по хайвею. Тут одна красота за бортом сменяет другую.

Только что был морской берег, а сейчас поля. Прошли поля, начались перелески. Прошли перелески, начались предгорья. Тут зелени уже поменьше. Строения какие-то странноватые, угловатые, с мечетью в середине поселка. Первый раз увидел в жизни верблюда на свободе! Одногорбое вьючное животное просто так паслось и ело свои колючки. Оказывается их тут много. Это бедуинские поселения. Они — не арабы. Лояльны к флагу с шестиконечной звездой, и даже, говорят, служат в армии Израиля следопытами. Заезжать в такие поселки и знакомиться, так сказать, ближе, что-то не захотелось.

А горы все выше и выше! Уже нет никаких верблюдов и колючек. Просто камни и пески, как будто размытые странными потоками воды, или времени прошлых эпох. Невидимые каменные реки, каналы и моря. Красота неописуемая! Бесконечное и неповторимое разнообразие геометрических форм. Да какая к черту геометрия? Это чудо, настоящее природное чудо, неподвластное сухому математическому описанию из формул и треугольников.

Серпантин асфальта. Местные водители, как оказалось, настоящие джигиты. Гоняют и даже обгоняют, не соблюдая правила безопасности полетов. А дорога уже не какой-нибудь там хайвей на котором и уснуть не грех, а настоящая узенькая полосочка, разделенная тонкой линией разметки типа “нельзя обгонять”. А раз нельзя, значит можно и в принципе так люди делали. Но надо быть внимательным. Это общий принцип, не только на дороге. Ну да ладно, куда торопиться-то?

Вершина местного значения. +500 метров над уровнем моря. Вид на все стороны света. Полет. А где-то вдали уже виднеется кусочек воды. Наверное это и есть Мертвое Море (для справки: других морей поблизости нет). Дорога склоняется вниз. +400, +300 и так далее. -100, -200, а еще ехать и ехать вниз. Первый раз оказываюсь так низко под уровнем моря. Последний раз это было в Мексике, с водолазным костюмом и аквалангом, не глубже 15 метров. -300, -400 …. Отворот и указатель с надписью “Содом”. Городок такой древний, сохранившийся до сих пор. Но нам не по пути.

И вот наконец побережье Мертвого Моря, которое совсем не море конечно, а озеро. И даже не одно а целых два — южное и северное. К сожалению, уровень воды падает и очень быстро, аж 1 метр в год, и если ничего не поменять с экологией то останется только петь частушки “если в море нет воды … “ да обвинять местное население. Но мы оптимисты. Надеемся что либо это некий природный цикл, который поменяет направление в ближайшем будущем, либо человек перестанет вредить природе и начнет ей помогать.

Поверхность Мертвого Моря находится на глубине около 450 метров под (!) уровнем моря. Горные плато вокруг — это на самом деле “земля”, как мы ее себе представляем, то есть нечто близкое к нулю. А тут яма. На другой стороне — страна Иордания с такими-же плато. Природе нет дела до человеческих границ.

Вода такая соленая и плотная, что утонуть при самом сильном желании не позволит физика Архимеда. Только плавать. Точнее, купаться, конечно же. Так как-то благозвучнее. На воде можно сидеть, лежать вниз и вверх спиной, на боку и в любой другой мыслимой и немыслимой позе.

Лечебная грязь вам в руки. Правда натуральной грязи в свободном доступе уже не осталось и ее надо покупать. В Израиле вообще почти все надо покупать, даже право пользования тележкой в супермаркете Тель-Авива. И даже грязь. Мысленное поле будущих предпринимателей из России может и должно зашевелиться. Уж чего-чего, а грязи там полно. Надо просто научиться ее продавать. Наша грязь самая чистая в мире! Отечественная, народная. Такой нет в Париже и Берлине. Только у нас … (продам остаток идеи за 5000 шекелей, или 10 но за каждый килограмм грязи РФ по факту реализации)

На берегу моря в городке Эйн Бокек оборудованный бесплатный пляж. Тень под навесом просто так! Рядом отели, рестораны, и что-то вновь строящееся. Наверное еще один торговый центр. Рабочие стройки говорят исключительно по-русски, с частым диалектом нецензурных выражений по поводу стройки, работодателя, странных сексуальных домогательств к собственной зарплате и берегам Мертвого Моря (!), мамы какого-то неизвестного никому человека и прочим многослойным фольклорным построениям, до конца понятным только русскому человеку. Ведь вокруг почти никто-же не слышит, а если и слышит, то не знает о чем речь идет …

День клонится к вечеру. Впереди обратная дорога в Тель-Авив. Пора. Пора. Пора. Из грязи в князи. Изменения за окном происходят с зеркальным отражением во времени. Горы, пески, верблюды, мечети, трава, перелески, берег. Шикарный закат с облаками! Огни большого города. Трафик. Гостиница. Вино. Ночь.

Но загвоздка есть одна. Русский я по паспорту ….

Патриотизм в Израиле витает повсюду. Он в воздухе на улице, внутри, на небесах, на пляже, и наверное даже под землей. Я хотел-бы его разделить, но с национальностью у меня, как тут говорят, “не очень” и потому не в состоянии. Я и русский-то патриотизм не понимаю до конца. Говорят он по-своему хорош. А уж что говорить про патриотизм американский! Наверное этому можно позавидовать, но я только не знаю как именно и главное зачем.

По паспорту я и русский и американский гражданин одновременно. В моей лохматой голове — космополитизм перемешанный со вселенским гуманизмом. Я живу в мире а не в стране. Два в одном, как в рекламе про шампунь с кондиционером. Ведь что такое паспорт этот? Бумажка, дающая право проживания на одной территории и относительно простой способ передвижения по планете. И что что забавно, наличие русского и американского паспортов перекрывают безвизовым вьездом (и выездом!) пол-планеты всей, включая моря и океаны. А в Северную Корею что-то не очень хочется путешествовать.

Здесь в Израиле неоднократно слышал как люди гордятся своей страной, флагом, правительством, атрибутами государственности. Они по настоящему чувствуют некое единство, общность, яркую близость к своим, и скрытую ненависть к чужим. Им по настоящему есть чем гордиться, даже по впечатлению нейтрального стороннего наблюдателя. Построить за какие-то считанные десятилетия города и дороги посреди заброшенной местности, сохранив при этом самобытность и природные богатства. И все это на малюсеньком клочке земли, который на карте мира — не больше точки. Что-ж, молодцы …

И такое рассказал, до того красиво!

Снова утро. Снова дорога. Снова на восток. В этот раз в древнейший город Иерусалим. Сельскохозяйственные пейзажи. Зеленые перелески с соснами (по моему это именно сосны, хоть и отличаются они от лесов в окрестностях Перми). И вот на горах появляются признаки городской жизни.

А вокруг — простор, размах, тени облаков. Гигантские долины от одного холма до другого. Внизу дороги. На склонах до самых до вершин — дома. Что это за местность? Это Иерусалим!

До исторического старого города еще далеко, но даже тут на вьезде чувствуется что-то особенное. Нет высоких домов из стекла и бетона как в Тель-Авиве, зато есть некий дух культуры и времени. Узенькие улочки, запутанные перекрестки и круговые движения. Народ. Магазинчики. Неразборчивость карт Гугл.

Гостиница на сей раз самая правильная. В центре нового города и как оказалось в местах компактного проживания ортодоксальных евреев. Собственно кроме них в гостинице этой никого и не было среди посетителей. Лирически отвлекусь.

Просто евреи и евреи ортодоксальные — это далеко не одно и тоже. Просто евреи говорят на иврите (часто на русском и многие на английском), работают, любят, страдают, радуются, в общем все как у людей.

Мишку Шифмана не трожь, с Мишкой — прочь сомнения

Ортодоксальные евреи — это те, которые носят широкие шляпы, черные кафтаны и белые рубахи, из под которых выпадают восемь белых ниток с каждой стороны, длинные неподстриженные пряди волос на висках “пейсы”, но это только внешние отличия. Они еще не работают, не служат в армии, особо не учатся ничему кроме собственной религии, говорят на языке “идиш” (в сущности немецкий язык с еврейским диалектом, распространенный ранее в Европе), постоянно читают религиозные книги и вообще ведут себя в отношении всех других людей, включая просто евреев, немного странновато, как будто мир людей внезапно поделился на ортодоксальных евреев и каких-то там еще других существ, всех нас.

Возвращаюсь из лирического отступления обратно в Иерусалим. Здесь каждый квадратный сантиметр пропитан историей. Можно зацепиться за какой-нибудь маленький домик с крестиком на крыше, и рассказать всю историю какой-нибудь монотеистической религии по-пути, во временной и пространственной привязке к месту нахождения. Это все, или почти все, было вот тут, вот на этих дорожках, вот на этой земле. Что-то было пару с половиной тысяч лет, что-то тысячу, что-то семьдесят лет назад. А что-то, возможно, и вообще не было, но все равно завораживает воображение.

Сквер Давидки (Davidka Square), на котором отель, уходит корнями своего названия к изобретателю кустарного миномета времен Арабо-израильской войны, Давиду Лейбовичу. Сам миномет представлен как исторический экспонат на большом каменном постаменте. Но это из новейшей истории. Идем пешим ходом в старый город. Ага! По-пути обнаруживается очень даже современный трамвайчик, идущий в сторону древних исторических времен. Нам туда! (6 шекелей с человека, пожалуйста),

Видимо в тот день ортодоксальные евреи плохо молились своей религии, а может мы каким-то образом поссорились с небом. Грозные черные тучи собрались над Ершалаимом. Пошел дождь. И не просто дождь, а настоящий ливень. Глядя на небо конца и края этому водному феерическому представлению не было конца.

Мы в старом городе. Он поделен на четыре части — мусульманскую (где и нас и застал дождь с коммерческими предложениями местных торговцев зонтиками), христианскую, иудейскую и армянскую. Каждая несет свою версию мировой истории человечества, но сходится в одном физическом месте планете — тут. Первое впечатление от старого города — большой базар на узких улочках, иногда под крышей, иногда нет. В тот день небеса явно не рекомендовали нам уроки истории, и потому пришлось ретироваться, по пути промокнув до нитки.

Новое утро нового дня. Солнце. Как здорово когда нет дождя! (но зонтик все-же лучше захватить, чем черт не шутит). Теперь уже целенаправленно …

… Хвост огромный в кабинет из людей, пожалуй, ста.

Христианский квартал. Храм Гроба Господня. По данным как минимум четырех свидетелей именно здесь или где-то очень неподалеку, на горе Голгофа, был распят основатель Христианства Иисус из Назарета (Христос). Именно тут он был возложен на каменную плиту и затем в гроб, ставший известным как Гроб Господень. Именно этот гроб приоткрыл архангел Гаврила, приподняв камень, и сказал людям “его тут нет”. Именно отсюда Иисус Христос вознесся на небо.

А сейчас тут церковь — Храм Гроба Господня, построенная в 4 веке после описываемых событий. Очень красиво внутри! Расписные потолки, иконы, распятие, лампады. Поют церковные хоровые песни, часто на русском языке. Много людей. Внутри — маленькая церковь, отдельное здание, построенное в 19 веке. Внутри нее — сам гроб. Большая очередь чтобы туда попасть, на час или два. Но можно посмотреть в небольшое отверстие в стене. Фотографировать божественный гроб не запрещается.

Гораздо более древнее сооружение — Стена Плача. Сюда собираются верующие иудеи и просто люди со всего мира, чтобы попросить бога YHWH о чем-то тайном, сокровенном, но одновременно очень важном и желаемом. Записывают на бумажку и оставляют ее между камней огромной стены. Сама стена — остаток древнего города, от которого кроме стены остались только руины да подземные археологические раскопки. Время не щадит! Трудно сказать читает ли YHWH бумажки, а тем более исполняет ли желания. Да и вообще, есть ли он сам где-либо в пределах пары сотен соседних галактик? (И почему собственно “он” а, скажем, не “она”?)

Подобные сомнения современности не останавливают людские массы, и уж точно мужчин в черных сюртуках и шляпах, белых рубахах, с книжкой в руках, на первый взгляд немного повернутых. В левую сторону от стены. Там когда-то располагался Первый Храм, и потом Второй. А сейчас мечеть Купол Скалы. Попасть в нее можно только в определенное время и только будучи верующим в божество “Аллах”. Полиция на входе.

Примечание: Не подумайте что я пытаюсь уместить всю религиозную историю в пару страниц собственного дневника. Это просто впечатления от увиденного, так или иначе связанные с прочитанными книжками и историческими событиями, возможно имевшими место быть.

Интересный и познавательный поход по подземным туннелям под стеной. Оказывается, уцелевшая часть стены — это только наружное, надземное так сказать, сооружение. Римляне, разгневанные восстанием иудеев, хаотично разрушали камни стены, расталкивая их по сторонам. Подземная часть их волновала в последнюю очередь. Шли века. Возник Ислам. Завоевал город. Люди построили прочные каменные арки, на которых возвели свои дома. Шли еще века. Все завалило землей и грязью. И вот наконец интересующиеся историей потомки догадались откопать это подземное царство и дать возможность увидеть всем желающим размах древних каменных архитектур. А прошло-то всего две тысячи лет с копейками. Впечатляет!

А вокруг сплошной базар, сувенирчики, шаверма вперемежку с шаурмой, арабский с ивритом, русский с какими-то непонятными диалектами. Все что угодно за 100 шекелей. Но можно и поторговаться.

Трамвай обратно. Ортодоксальные еврейские взгляды “а эти тут что делают?”. Хочется сказать “Нет, я не мебель и не дверь. Я такой-же человек, как и вы. Думаю. Книжки читаю. Правда с ивритом и идишем, с богом YHWH, да собственно и со всеми другими, у меня не очень. Но, елы-палы, шалом-алейхем, разве-ж в этом дело?” Но это про себя. Только про себя. Ночь. Тишина.

Мишку мучает вопрос, кто тут враг таинственный?
А ответ ужасно прост. И ответ единственный …

Старый и новый Иерусалимы где-то позади. На север! В город Хайфа. Пока далекий, и известный только понаслышке. Вспоминается книжка “Иванов и Рабинович”. Дорога (похоже платная — камеры кругом). Поля. Леса. Лихие водители. Нет для них движения по полосам, не говоря уже про другие лики святых. Стена справа. Колючая проволока. Вышки. Похоже на тюрьму или какое-то закрытое режимное заведение. Это палестинские территории. Удручающее зрелище. За стеной этой — дома, города и люди. Машина стыдливо мчится мимо со скоростью 120 километров в час, как-бы не замечая.

А горы становятся круче и круче. Дома на склонах и вообще везде где можно хоть что-то построить. Хитрое сплетение дорожных полос, перекрестков, круговых движений с непонятными приоритетами “кто вперед”. Гора Кармель и вот вид на Средиземное море. Неожиданно и восторженно. Такое бывает только раз. А потом банально повторяется. Как, собственно, и все остальное на свете. А вот и гостиница на самой вершине. Седьмой этаж. Закат солнца. Акватория порта. Корабли. Оттенки цветов морской волны. Дзен да дзен кругом …

Поход в люди. Вниз с горы Кармель. Пешком по лестнице. Там домишки, людишки, огонечки. Но не все так просто. Сегодня день памяти жертв Холокоста, и потому закрыто все что можно закрыть. На улицах ни души. Чтим традиции. Помним и скорбим (откровенно и честно!). Закрыты все магазины и рестораны. Но мир не без добрых людей. Местный владелец ресторанного бизнеса на вопрос “где купит хоть что-то?” дал массу полезных советов включая сыр, хлеб и вино из собственных запасов (“пожалуйста, уберите в сумку, а то мало-ли что”), и всего-лишь за 100 шекелей.

Распространенье наше по планете, особенно заметно вдалеке …

Одна из местных достопримечательностей (это уже на следующий день) — Бахайские Сады. Как оказывается, есть такая новая религия — Бахаи, образовавшаяся на почве традиционных монотеизмов в середине 19 века, и набравшая не то чтобы очень много, но по мнению ее проповедников (подтвержденному Википедией) от 5 до 7 миллионов уверовавших. Сказочка примерно та же что и везде — бог есть, он ровно один, всех принимает да добра желает. Грешить нельзя. Хочешь вступить ряды — вступай, независимо от национальности. Мир, дружба, жвачка! Ну и всякие другие прогрессивные идеи.

Всемирно-галактический центр религии Бахаи находится в Хайфе. Среди красивейших ухоженных садов, лестниц и фонтанов — Священный Храм с куполом, правда нам туда нельзя. Вообще туристам разрешается ходить вдоль всей этой красоты только вниз. Попытки двигаться в противоположную сторону могут обернуться штрафом в 5000 шекелей (почти $2000). Абсурд какой-то. Вверх и так не очень хочется пешком, лучше на такси. Зато зарегистрированным уверовавшим не то что можно, нужно хоть раз в жизни совершить “хадж” — поход по этой лестнице на самый вверх. Прихожане, говорят, приезжают со всего мира. Мы даже видели парочку — другую из них.

Плывут у нас по Волге-ли, по Каме-ли, таланты все при шпаге при плаще …

Гид нашей группы говорит на многих языках, но лучше всех на русском. Тур по идее на иврите (английский вариант надо ждать и ждать), но если бы не неизвестно откуда взявшиеся двое иврито-говорящих туристов, изложение материала велось бы на великом и могучем, с редкими украинскими шутками. Однако юмор не скрыть, не променять и уж точно не перевести. К тому-же оказалось что ивритоговорящие из Чикаго, и примесь английского им не помеха.

Недалеко от Хайфы, на севере Израиля, есть местечко со скромным названием Назарет. Тут по христианскому преданию, нарушая все законы биологической физики, божественным способом родился один из главных персонажей последних пары тысяч лет — Иисус из Назарета, известный также по фамилии Христос.

Слов нет, жизнь в те времена трудная была. Мама с папой в пещере подземной обитали. Ни холодильника, ни горячей воды, ни даже холодной. Избалованы все мы домашним уютом 21 века. А у них и города вокруг толком не было. Его правда и сейчас нет. Арабское поселение провинциального типа. Нелепый магазин моды рядом с Церковью Святого Благовещания поверх исторической пещеры. Паломники на автобусах со всего мира, а вокруг пыль, грязь да парковка за 20 шекелей.

Все на свете подходит к концу, плавно и незаметно. Вот и путешествие по стране Израиль завершается возвращением. Машина слегка рычит уставшим после тысячи километров мотором. Дорога на в сторону юга. Тель-Авив. Аэропорт. Взлет. Лайнер Боинг 787, оснащенный всякими новыми новшествами. Бессонная ночь. Сан Франциско. Утро нового дня. А было ли это все? Было, однозначно было. И даже осталось в памяти,  Да в сотне фотографий …

Видя Мишкину тоску, а он в тоске опасный,
Я еще хлебнул кваску и сказал: «Согласный!»

הסוף

(The End)

Оставьте комментарий