Читать все посты

Selfies Я Us

Да нас всех укусила акула!
(“We were all bitten by a shark!”,
rus., hipster song of the 90’s) 

Image is everything! We live in the day and age of pocket-size telephones with amazing digital photographic capabilities — the Eye Phones. One can easily make a high-quality picture of himself in seconds — a selfie. This is how he or she would like to be seen from the outside, while there’s no outside observer. Sly, sly, sly! Like a demon’s eye. The industry is quick to make such a process more enjoyable providing us with everything from selfie sticks to real-time filters. You can even instantly change hair, color of the skin or try on cat’s ears if you like. Fun, isn’t it?

Wait a second: selfie for the sake of cold senseless ones and zeros in the Eye Phone’s memory is plain pointless. But worry not! Have you ever seen the rain? Your friends eyes are just one click away. The Share button. In an instant the pixels on your Eye Phone will turn into your friends mental projections — a set of neuro-zeros and ones in their Eye Minds. Now they see how you’d want to be seen. Or at least you think they do. Thanks, technology! They look at you with your own eyes.

One, two, three o’clock, four o’clock, rock! Let’s not stop here. You don’t want to float in a vacuum. You need some background. Colorful background! Interesting places, cities, castles, waterfalls, rivers, mountains, oceans and everything in between. Hot air balloons. You are still in the center stage and it’s still a selfie. You still look at yourself with the eyes all these people you call online friends. It’s not them, it’s you, your own self.

One more step and you need not be in the picture at all. The pixels, these reflections in your biological eyes and mind, instantly delivered to your others, thanks to Instagram. This is how you think that they see what you see. And this is a selfie too.

Go, Johnny, Go, Go! Why would a selfie alway be pixelated? You give yourself a good look, you dress up (or down — it’s cool too!). You buy yourself a good looking car, watch, gadgets, house, whatever. You surround yourself with good looking people and expensive looking wines. Who all this is for? Who’s the final observer of all this endless show that must go on and on for some unclear reason? It’s still you in the eyes of your colleagues, friends, competitors and even enemies. To say nothing about expensive life partner(s). And it’s still a selfie. 

Run, Forrest, Run! The world of material zeroes is not the only one out there. You do things that you do, make steps that you make. You build and shape your carrier. You raise in ranks and popularity. You succeed in this and that. Not yet in this, but it’s ahead, I am sure. 

At times you fail, but let’s not bring this to the picture. Who needs to see it — you? Maybe. Maybe not. Clearly not the eyes of those around. Those who see as you see. In other words, your failures are not a good source of selfie material. You hide it like it never happened, unless it gets “published” without your will and you have to deal with it. Then you simply explain how unfair the world was to you. After all, “shit happens”. We know this quite well. What is this that you make? It’s another image of yourself, just from a different angle, from a different point of view. But it’s still a selfie. Mental selfie. 

You always see with the eyes (and minds!) of those surrounding you. It’s very likely they do just the same, but they would never confess. And neither would you. We are all polite, civilized and domesticated enough to follow these rules.

Hey, you! Is there anybody out there? Just nod if you can hear me. You finally realize you live in the world of selfies. And as it turns out, you have been for a while. Most if not all of your life, actually. But if a crazy person knows he’s crazy — he’s not that crazy anymore. First step to cure. Or maybe he’s not crazy at all, but doesn’t know that yet. 

You stop pretending to be you and delete your Facebook account. At least for a few days, with the likelihood of relapse next Friday. Worry not! There’s no such thing as “delete” in the world of modern technology. It’s just another illusion. You can always go back. Selfie archives are here to stay for as long as there are zeros and ones. 

You don’t want to be alone. You instinctively refuse to be the only viewer of your inner selfie, the true image of the self by the self. Our technology, and even ages-old human language do a poor job sharing that. Some say it’s theoretically impossible. Some write poetry, make art, compose music, etc. in hopes of getting there. And some are just making pixels, 5MB at a time, clicking buttons on their Eye Phones. Much cheaper, and less time-consuming. 

Someday in the distant future people (or whoever will live then) may come up with a way to make their inner selfies with the click of a button. A snapshot of their minds, thoughts and feelings. You could even share it on the Mindbook with friends (if such word will be relevant) and be certain to have been understood. 

Before that, a self-reflecting mind is destined for loneliness … 

PS: Join the crowd. Be yourself. Click a button. Selfies are us!

Читать все посты

Искусственная радость

Развлечения — это искусственная радость. 

Древние обозначили две самые важные для жизни вещи — хлеб и зрелища. Развлечения это как раз второе. Хотя в наш век, когда космические корабли бороздят просторы над собором Парижской Богоматери, хлеб частенько тоже стал развлекательным. А есть ли вообще что-либо в человеческой деятельности за пределами этой парочки, данной нам римлянами? Ах, да. Продолжение рода. Регенерация человеческих существ. Про нее древние забыли сказать, но конечно не забыли. Иначе нас бы тут не было.

Люди работают, чтобы был хлеб. А потом ищут зрелищ, больших и маленьких. Смотрят телевизор, футбол, YouTube, Netflix, whatever. Ходят в бары, напиваются и неуместно громко кричат на потеху себе и другим. Курят траву на задворках собственной вселенной. Это тоже самое. Читают развлекательную литературу и даже, бывает, медитируют. И это это оттуда-же. ОТвлечения — разновидность РАЗвлечений. Основная цель — выключить разум, если конечно есть что выключать. Счастливчики те, у которых с этим проще.

Почему мы думаем? Откуда берутся мысли? Почему мы чувствуем? Откуда прилетают и куда улетают ощущение радости, тяжесть грусти, всплески восторга, волны разочарования, светлые надежды и серая безысходность, эйфория понимания и страдания одиночества?

Мысль — это всего лишь короткий и весьма незначительный всплеск электрических сигналов внутри ограниченного пространства черепной коробки. И даже мысль об этом, мысль о мысли, не более чем еще один всплеск нашего воображения о самих себе.

Мысль быстро возникает и так же быстро уходит в небытие, как будто ее никогда и не было. Не понятая мысль — как написанные, но несыгранные и неуслышанные ноты. Люди часто притворяются что понимают, но им больше по душе глупости, не требующие особых ресурсов сознания. Именно они захватывают умы, распространяются со скоростью молнии, быстро усваиваются и иногда хорошо продаются. 

Мысли — это отдельный мир, на просторах которого легко заблудиться, потеряться, улететь или даже утонуть в нем. Не поможет ни один спасательный круг. Управлять мыслями трудно, как спонтанным ходом событий во сне.

А надо ли?

Читать все посты

Багаж

У нас потеряли багаж
Диван, чемодан, саквояж, корзину, картину, планшет
Другого там вроде-бы нет

На Шереметьево станции
Нам дали две белых квитанции
О том, что оплачен багаж
Диван, чемодан, саквояж, корзина, картина, планшет
Большой, так сказать, вам привет

Хвалили все время полета
Достоинства Аэрофлота
В Европе мы лушие снова
И в мире не сыщешь такого
Согласны! Но где-же багаж?
Диван, чемодан, саквояж, корзина, картина, планшет?
Какой-же тут тайный секрет?

Эй, в очередь сукины-дети!
Заполните бланки вот эти
О том что потерян багаж
Диван, чемодан, саквояж, корзина, картина, планшет
А правда другого там нет?

Носильщик пятнадцатый номер
Сказал «может в город Житомир
Случайно попал ваш багаж?»
Диван, чемодан, саквояж, корзина, картина, планшет
Он был, а сейчас его нет.

Разбойники, воры, уроды!
Смеются над вами народы
Верните, верните багаж!
Диван, чемодан, саквояж, корзину, картину, планшет
На поиски времени нет!

Пуста поутру в три часа
Посадочная полоса
Мы трудности все устраним
Вы ждите. Мы вам позвоним …

**

17 июня 2019, 02:45. Аэропорт «Большое Савино», г. Пермь.

— продолжение следует …

По счастью нашли наш багаж!
Диван, чемодан, саквояж, корзину, картину, портрет
И даже китайский планшет

По правде сказать, был там в дырах
Кусочек французского сыра
Послушали мы Сатану
Запретный он к ввозу в страну

Носильщик пятнадцатый номер
Забыв про далекий Житомир
Доставил нам в руки багаж
Диван, чемодан, саквояж, корзину, картину, планшет
Спросил “нет ли сыра?” в ответ

Велел предъявить бюллетень
И паспорт и роспись и день
От том что доставлен багаж
Диван, чемодан, саквояж, корзина, картина, планшет
Про сыр мы ответили “нет!”

А может быть это подлог?
Контрабандистам урок?
Что тайно провозят для нас
Немецкого пива запас
Хамон и французский багет
И тем нарушают запрет

Луна словно сыр в небесах
До взлета четыре часа
Но мы уж не прячем в багаж
Диван, чемодан, саквояж, корзину, картину, планшет
Заветного сыра пакет

Мы стали хитрей и мудрей
На поезд спешим мы скорей
В вагоне качается наш
Диван, чемодан, саквояж, бутылка, закуска, паштет
И Аэрофлоту привет

Той басни мораль такова
Качай сколько хочешь права
А сыра в продаже, друзья
По прежнему нет ни … (ка-ко-го)

***

19 июня 2019, 13:32. Железнодорожный вокзал «Пермь II», 3-4 рельсы, г. Пермь.

Читать все посты

Совок, как много в этом звуке!

В последнее время стали часто попадаться статьи и комментарии с употреблением этого слова. Друзья даже советуют перестать его произносить, дабы не воссоздавать это явление снова и снова. Тут я не совсем согласен, при всем моем отторжении сути Совка. Слова можно говорить любые. Итак:
 
Совок это прежде всего ментальность людей, сложившаяся на территории государства СССР во второй половине 20 века. Три источника и три основные части совка на мой взгляд это гегемония пролетариата, отсюда культ бескультурья, идеология, противопоставляющая советских людей («совков» с маленькой буквы) жителям мира и вера во всесильного вождя, государственную верхушку, генcеков всяких типа Сталина, Брежнева, сейчас вот Путина.
 
Человек-совок не живет сам по себе и сам для себя. В отличие от среднего европейца или американца он ментально существует для некой химеры — Советской Власти, представляемой в то время КПСС, но как оказалось дело не только и не столько в самой этой партии. По моим наблюдениям внутренний Совок переживает часто даже физический выезд людей из одноименного государства. Вполне уместная шутка на тему «можно вывести еврея из Совка, но не Совок из еврея» (мои дорогие друзья еврейской национальности — надеюсь вы не обиделись, это просто юмор, и к вам никоим образом это не относится).
 
И посмотреть на современную РФ, и возможно другие пост-совковые республики (не много буду умничать, тут у меня знания ограничены) то все три источника Совка сохранились и сейчас. Более точно, они трансформировались в свои новые версии. Вы легко найдете их отражения в современном инфо-пространстве, и частенько в головах людей. Притом они часто этого не замечают. Как не замечали своей гегемонии пролетарии.
 
Ну вот как-то так. А напоследок то-же самое, но в немного более веселом ключе ля-мажор 🙂
 
https://soundcloud.com/michaelpastushkov/photos
Читать все посты

По долинам да по взгорьям

А что-же дома-то делать?!
Федор Конюхов

Наступил май, а с ним и время длинного выходного на земле американской — Memorial Day (День Памяти). Вполне себе предсказуемо. Однако, проводить его в привычной домашней обстановке не хотелось и поддавшись традиции мы — я и Макс, у него в это время нет школы — отправляемся в путь-дорогу. Безо всякого на то предварительного плана и маршрута, не говоря уже о местах ночевок и гостиницах. Лето в Калифорнии не наступало уже месяца два или три, потому выбор первоначального направления был на юг.

Арендованный на лету авто Хундай, сумка в багажник, педаль на газ и вот уже мы на 101-м хайвее. Конечно на нем не только мы. Традицию покататься на машине да и вообще попутешествовать используя лишний выходной, чтут и соблюдают многие. Пробираемся сквозь машинную чащу из 5 полос. Но вот уже все это позади. Мы на I-5.

Кремниевая Долина осталась позади. По сторонам центральная сельскохозяйственная долина Калифорнии. Поля до горизонта. Миндальные заросли и яблочные деревья. И еще стойла с коровами на много километров. В воздухе естественные ароматы нелегкого аграрного дела ..

Остановка. Дозаправка. Когда-то здесь проходил легендарный Route 66 — первый хайвей с одного берега до другого. Сейчас от него остались лишь покосившиеся знаки да почти негодное к использованию дорожное покрытие. В некоторых других странах это все еще называют словом “дорога”. Заправки, стилизованные под 50-60 годы с непомерно дорогим бензином — почти в 2 раза больше чем на обычных, про что узнают как правило во время оплаты когда отступать некуда.

А еще тут продают спам! Это слово давно прижилось в несколько другом значении — бесконечные нежелательные емайлы от назойливых продавцов чего-то очень ненужного. Но тут спам — самый изначальный, натуральный, так сказать. Это дешевые консервы не очень хорошего качества. Хоть они и разрешены Минздравом США (FDA) со всеми нормами легального законодательства, все-же как-то интуитивно не рекомендуются к употреблению людьми. Звери и прочие собаки с кошками такое скорее всего и так есть не станут без особых на то напоминаний.

И вот спам позади, отправлен по месту своего прямого назначения — в мусорку. Снова дорога, солнце, горы. По мере отдаления от океана ландшафт меняется. Растительности все меньше и меньше. То, что умудрилась выжить обычно выгоревшего желтоватого цвета. Поливные поля и посаженные человеком пальмы не в счет. В какой-то момент дикая растительность исчезает совсем, оставляя место безжизненным камням. А ведь когда-то давно тут находилось дно морей и океанов, жили рыбы и всякие прочие водные обитатели. Сейчас трудно в это поверить, если бы не отпечатки древних ракушек на камнях. Их можно найти где угодно.

И вот мы незаметно приближаемся к известному на всю Америки и остальной интернациональный мир месту — Гранд Каньон. Солнце еще высоко. Самого каньона пока не видно а местность вокруг ничем не отличается от уральских перелесков. Бывает, тут ходят небольшие лоси с рогами. Кормить живность запрещено в целях охраны ее здоровья.

Все плоское, хоть и находится на высоте более 6500 футов (около 2 километров) над уровнем моря. Воздух немного разряженный, но не до такой степени чтобы было трудно дышать. Просто какая-то необычная свежесть.

И вот наконец первые виды самого каньона. Надо сказать что ни описания, ни фотографии, ни видеозаписи не передадут того величия, которое чувствуется когда находишься на кромке этой громадины!

Малюсенькие, что-то возомнившие о себе людишки кажутся глупыми карликами на фоне величия природы. Гранд Каньон это в каком-то смысле “гора наоборот”, то есть вниз. Мы стоим у подножья, на плато и смотрим в глубину на 6000 футов (чуть менее 2 километров). Где-то там внизу как раз и есть уровень мирового океана.

Каньон велик в длину и ширину. В месте наблюдения он около 18 километров от края до края, хотя расстояния эти не так заметны из-за отсутствия чего-то, с чем можно было бы их сравнивать. Карта Гугл на телефоне не в счет. Длина около 450 километров и естественно весь каньон разом не увидеть. Ну разве что с космического корабля да и то в хорошую погоду в околоземном пространстве.

Здесь такое многообразие форм, которое не создаст никакая математика фрактальных уравнений. Разве что человеческое воображение под воздействием сильных психотропных веществ. Сам человек вряд-ли выживет после такого. А тут просто бери и смотри, все уже создано водой, камнем и таинственными законами случайностей. Кто-то скажет что такое величие мог сделать только религиозный бог. Может быть и так. Да и бог с ним.

На достаточно большом расстоянии горы, камни и даже люди кажутся порой далекими, недосягаемыми, таинственными. А вблизи все становится до безобразия обыденным. Горы должны быть далеко.

Мы Южном Ободе каньона. Это самое популярное место. Есть еще Северный, но туда на машине ехать сложновато, а вертолета у нас пока с собой нет. Бывают вертолетные туры как на Северный Обод так и вниз, но это как-то “некошерно”. Все-же природу нужно уважать и наблюдать без посторонней помощи механических летательных аппаратов. Для туристов, любящих соблюдать правила техники безопасности есть  специально отведенные обзорные площадки, огороженные металлическим забором и предупреждениями куда нельзя прыгать.

Для всех остальных есть просто камни с уровнем безопасности “ноль”. На них запросто зайти по местным тропинкам и даже полазить в силу способностей. Никаких ограждений! Можно постоять или посидеть на краю скалы поболтав ногами, глядя в бездонную глубину. Завораживает! Захватывает дух! Глубокое погружение в нереальность. Полное ощущение полета.

Не то что страшно, но как-то волнительно. Невольно думается про парашют. Так, на всякий случай. Кстати, неплохая коммерческая идея для пополнения бюджета парка за счет новых налогов с прибыли. Если кто-то сделает, мне 100 шекелей, пожалуйста.

В самом низу, где-то там далеко, течет река Колорадо. Это именно ее воды точили местные скалы миллиарды лет создав для нас вот такое чудо света! Сейчас речушка эта еле заметна невооруженному глазу. Но она есть, и все так-же течет с востока на запад, в Калифорнию, как и раньше.

Еще и еще раз: описать это словами и картинками просто невозможно. Приезжайте сами, увидите и поймете о чем я говорю.

***

Вечереет. Солнце как обычно направляется в сторону запада, а нам надо бы подумать о ночлеге. На календаре самый разгар длинного выходного. А потому американские туристы зарезервировали заранее, иногда за год вперед, все гостиницы в радиусе 200 миль, включая дорогие. Непредсказуемость нашего маршрута и планирование не более чем на ближайшие часы дают о себе знать. Ищем ночлег. Ищем давно, но не можем найти. Sold out. Мест нет. Ждите отстоя пены. Ушла на базу. Sold out. И что теперь?

Expedia, Expedia! Поколдуй на своей виртуальной кофейно-килобайтной гуще, скажи где на белом свете есть свободный гостиничный номер. Бинго! Эврика! Ура! Номер есть. Не то чтобы рядом. Но и не то чтобы очень далеко. Полтора часа езды всего-то. Ну и не то чтобы дешево, конечно. Берем. Однозначно берем. Вперед, едем! Точнее назад, если учитывать дальнейший маршрут пути.

Почти ночь. Мы в городе Флагшток (Flagstaff) штата Аризона. Он чуть выше над уровнем моря. Тут чуть холоднее и чуть разряженнее воздух. На местной вершине, которую видно издалека, лежит снежный покров. Именно крутизна ее склонов и напомнила кому-то в прошлом палку, на которой крепят флаг. Отсюда и название города.

Она безусловно красивая, гора эта. Особенно утром, когда солнце осветило все вокруг и в местном Старбаксе подали долгожданный кофе с бубликом. Жизнь начинает новый оборот. Вперед на север!

Дорога наша лежала в соседний штат Юта, край красных камный, мормнонов и приподнятого жизненного духа (Life Elevated — девиз штата). Был резонный вопрос “а как-же мы пересечем сам Гранд Каньон?” Но вопрос этот незаметно прошел стороной, растворился в воздухе. Мы проезжали мимо красивых скал и горных долин в ожидании гигантского моста, но его так и не появилось. Однажды был вполне себе заурядный железный мостик, и вроде бы даже через Колорадо. Ну да и ладно, вчерашние впечатления пусть останутся во вчера.

И вот как-то совсем незаметно все вокруг становится глиняно-красноватым: горы, ущелья, песок на обочине. Наверное мы уже где-то на подьездах к местечку Моаб (Moab) известному своими арками и громадными камнями. Не все сразу, не все сразу.

Замечу что при всей природной красоте штата Юта, местная цивилизация существенно отстает от Калифорнийской, да наверное и многих других. Вагончики и какие-то строения сарайного типа. Заправки, куда по соображениям безопасности (чисто зрительно, конечно) наверное лучше не заезжать. Людей особо не видно. Может спрятались все?

Двадцать первый век как-то не очень затронул маленькие местные городишки. В этом с ними запросто могут посоревноваться Урюпинск и Мухосранск, расположенные на другой стороне планеты, в стране с территорией в одну шестую части всей суши земли.

Ага! Вот и цивилизация. Капитализм берет свое. Товар-деньги-товар. Придорожный рыночек местных сувениров. Но нам не туда. Нет, коммунистическое воспитание пионеров СССР тут совершенно не при чем. Просто не сегодня. Хочется засветло увидеть большие красные камни а время тикает свои секунды.

Камни не заставили себя долго ждать. Им ведь не нужны туристы. Туристам нужны они. Первая по-пути арка не нуждается в дорожных знаках и указателях. Она — указатель сама по себе.

Остановка. Парковка. Вперед. Вверх. Конечно, учитывая время года мы тут далеко не одни. Есть представители Индии, Китая, Южной Америки, Африки. И даже народец из САСШ (Северо-Американских Соединенных Штатов)

Ничто не сравнится с Гранд Каньоном. Просто не надо сравнивать. Красные арки и камни Юты — совершенно отдельное, уникальное произведение искусства, творение природы. Еще одно бесконечное многообразие форм. Просто формы другие по сравнению с Гранд Каньоном. А можем дело в том что мы на дне?

Глина вокруг. Глина кругом. Куски того, из чего сделано все это природное великолепие, можно запросто взять в руки, бросить на землю и превратить в пыль. Да, вот так просто. Раз и все! All we are is dust in the wind [“все что мы есть, это пыль на ветру”, прим. Автора]

Дух авантюризма не покидал нас, и особенно младшего участника похода. Именно им и было предложено спуститься вниз по скале, где написано Do not enter [Вход запрещен]. Но ведь раз что-то запрещено, это значит что в принципе возможно! И просто нельзя. Короче говоря, идем именно туда. В какой-то момент спуск стал настолько крут что мы начали понимать — без помощи вертолетов, 911 и морских пехотинцев обратно нам подняться уже не никак получиться. Вперед и только вперед. Точнее вниз.

Опаньки! Проход между двух скал, на который мы наивно рассчитывали, оказался еще одной скалой, на которую даже морские пехотинцы скорее всего не залезут без вертолетов и ядерного оружия. Что-ж, мы не искали простых путей! Через тернии, красные камни и черную колючую проволоку (ей дороги отделены от остального мира) обратно к машине, такой комфортабельной и безопасной. Спасение заблудившихся среди камней — дело рук самих заблудившихся. А кто не рискует тот не пьет адреналин!

По пути произошел неисправимый катаклизм с фотографической SD картой. Кое-кто из добрых намерений посмотреть сколько там осталось свободного места, увеличил размер его до 100%. Иными словами все стер. Все, что ни делается — к лучшему. Все в копилку опыта “лучшее враг хорошего”.

Город Моаб. Комфортно-туристическое местно. Светофоры, рестораны, гостиницы. Даже есть аэродром для пижонов. Но нам не туда. Нам в Национальный Парк Арок. Truth to be told [англ. Правда должна быть сказана, прим. автора] — мы честно пытались заплатить положенные деньги но было некому их взять, даже автоматический кассир отказался.

Сразу после вьезда — снова ощущение нереальности. Как будто весь мир вокруг — это громадный Голливудский павильон, а ты в нем играешь роль в фильме “Золото Маккены” или “Чингачгук — Большой Змей”. Стены, стены, стены. Декоратор выпилил фанерные щиты гор и покрасил их в красноватый глиняный цвет. Только это совсем не декоратор. Это природа, мать наша.

Тут не только арки. Тут разные каменные фигуры. Природа вовсе не думала миллионы лет назад что появятся какие-то обезьяны, выдумают своих героев, императоров, воинов и назовут их именами безымянные скалы. А обезьяны эти будут стоят с фотоаппаратами и телефонами, глазея на творения природы. Возможно так достигается гармония.

В Парке Арок есть замечательный экспонат — камень, который по всем законам визуальной физики должен упасть, но не падает уже миллионы лет. Название ему “Баланс” (Balanced Rock). Он красив издалека. А подойдя поближе какой-то внутренний голос постоянно говорит “You want to climb there very much” [англ. “Ты очень сильно хочешь туда забраться” прим. Автора]

Конечно это тоже нельзя и скорее всего запрещено каким-то очередным людским законом. Но что такое законы эти? Дым. Призрак с полицейскими пистолетами в руках. Перед силами природы все эти возомнившие черт знает что обезьяны бессильны. Ну правда же! Запреты действуют только на тех, кто спрашивает разрешения. Вверх, однозначно вверх. А вид-то какой отсюда!

Красноту красных камней Каньона Моаб не передать ни словами ни картинками, как не передать величие Гранд Каньона. Вперед на север. Туда где Соленое Озеро. Но ведь еще надо найти ночлег! Гостиничные боги и Expedia в эту ночь были более благосклонны к нам и финансово-ответственны к нашему кошельку. “Экономика должна быть экономной”. Какой идиот это сказал я знаю точно, и смысл понимаю только иногда.

Четырехзвездная ночлежка Holiday Inn неподалеку от Города Соленого Озера (Salt lake City) оказалась очень даже приличной. 8 из 10 по нашим оценкам, учитывая время и место. Утро, солнце,  кофе. Пора в город!

***

Хайвей порадовал отсутствием пробок. Горы красовались своими снежными вершинами. Город не заставил себя ждать. Он не так велик, всего-то 200,544 жителей. И почти все из них — мормоны. Это божественно-религиозная вера такая. Они считают себя настоящими христианами Святых Последних Дней. Но другие настоящие христиане — католики, протестанты, православные и т.д. так не считают. Религия, как и Восток, дело тонкое.  Говорят еще что мормоны эти употребляют LDS каждый божий день. Но это скорее всего обман. Хотя законом и не запрещено.

“Если в Храме нет воды, значит выпил Джозеф Смит”.

Так, или примерно так, гласит местная поговорка на религиозно-исторические темы. В храме этом заседает Центральный Комитет Мормонской Партии, ни больше ни меньше. Посторонним, то есть нам, вход запрещен. Ну да и ладно, не очень то и хотелось. Но красиво все вокруг, черт побери, красиво!

Неоднократно подходили вежливые, улыбающиеся как надутый гелием воздушный шарик, люди. Спрашивали кто мы мы такие и откуда. А главное, верим ли в Иисуса Христа, и еще более главное, правильно-ли верим. Иными словами, не хотим-ли случайно стать мормонами. Берут всех кто согласится. Но нет. Что-то сомнения раздирают. А вдруг Джозеф Смит этот не общался ни с каким богом а взял да придумал Книжку Мормонов свою (The Book of Mormons) от балды. Он ведь даже писать не умел! Собсвеенно не он один. Магометыч подтвердит.

Не желая вступать в религиозные споры, мы откланялись, попросили сделать фото, посетили местный органный зал да и отправились в путь. На прощание замечу что воды в фонтане таки не было. Куда девалась? Никто не знает.

***

Город Соленого Озера не есть оно само. Это большое резервуар воды и много (очень много!) соли. Ранние мормоны, основатели города, увидев воду очень обрадовались. А потом, уже заложив город и попробовав воду на вкус, несколько расстроились. Соленая она. Пить нельзя. Кстати, до сих пор тут продажа горячительных напитков очень ограничена. Разрешена она только в специально отведенных для этого государственных местах так сказать “повышенной культуры быта” (иногда с решетками на окнах).

Озеро с тех пор изменилось незначительно. Пара сотен тысяч лет туда-сюда для озер таких значит мало. Вода потихонечку испаряется. Соль остается. Иногда воды нет совсем. Соль да соль кругом. Путь далек лежит.

Местная забава — побродить, а еще лучше погонять на автомобиле по соляным просторам. Ровная поверхность как минимум на 10 миль (16 километров) во все мыслимые и немыслимые стороны.

Но вот незадача! Шли дожди и поверх засохшей соленой тверди накопился слой воды. Очередное “нельзя”, но мы уже знаем что с ним делать. Физика и геометрия в помощь. Слой соли абсолютно плоский. Это когда-то была вода. Слой воды, которая есть сейчас, тоже плоский. Закон гравитации.

А потому бояться утонуть или даже погрузиться колесами в пучину соленую не стоит. Вперед! Гуди всеми своими цилиндрами зверь-машина Хундай, вези нас вперед по соляным равнинам в любом направлении двухмерного пространства, Брызги по сторонам. Ветер в окно. Праздно гуляющие на горизонте индусы.

***

Оставив соляные просторы позади, мы направили свои колеса на запад, в сторону Калифорнии. Путь не близкий — надо проехать половину Юты, всю Неваду и потом еще собственно Калифорнию. Дальше только океан. Дорога от Соленого Озера до Озера Тахо ничего примечательного не показала. Был дождь, очень сильный дождь. Наверное мы просто проезжали через облако, либо оно проплывало через нас. К горам мы давно привыкли.

Величественное озеро Тахо, чистое и прозрачное. Вокруг горы со снежными вершинами. Как в Швейцарии, только больше.

Если вы думаете что вся Калифорния — это один большой песчаный пляж на Тихоокеанском побережье, значит вы тут никогда не были. В конце мая в районе озера Тахо да и вообще в восточной части штата лежит снег. Здесь при желании можно покататься на лыжах. Нет, это не анекдот не для сумасших. Лыжи мы с собой, конечно, не захватили, и потому гуляние по снегам было пешеходным. Немного прохладно, так лучше чувствуются контрасты между природой и комфортом. Можно слепить снежок, подбросить его к небу и успеть задуматься о бытие мирском во время его полета …

***

Еще пара часов и вокруг все цветуще-зеленое. Город Сакраменто, столица Калифорнии. Еще пара часов и виден Залив Сан Франциско, а тут уже и наше Кошкино (Los Gatos)  неподалеку. Все что имеет начало, рано или поздно заканчивается. А что остается? Воспоминания о впечатлениях, дорожная карта да несколько фотографий.

Их можно посмотреть тут

***

Так и завершился круг нашего небольшого автопробега в 2300 миль (3700 километров). Как-то очень незаметно и неожиданно …

THE CIRCLE

Читать все посты

Machine Hand

Nobody gonna beat my car
It’s gonna break the speed of sound
Oooh it’s a killing machine
(Hard Rock, 1971)

People, also known as Humans (also known as Homo Sapiens) have been afraid of machines conquering the world for a while. Science fiction writers, Hollywood movie directors, crazy pseudo-scientists, philosophers and lay people alike have been thrilled by and scared of the idea that The Machines, also known as Robots (also known as Artificial Intelligence) one day would conquer the world.   

It’s not that The Machines cared that much, all of a sudden started acting as humans and outsmarted our species. Not at all. Not yet. Everything is much easier. We The People increasingly started to act as Them The Machines, the very objects of our creation.

In professional lives, and not only there, many of our tribesmen and women no longer need such qualities as compassion, critical thinking, understanding in the human sense of the word, and more so — the Organic Intelligence, development of which made us who we are today. Or rather who we were not long ago.

Humans of many professions are reduced to a computer algorithm, a “runtime environment” that needs to execute predefined steps, actions and the logic in between. Such algorithms are “loaded” into organic minds and this is called training. Better training. Worse training. But in essence, this is how someone otherwise known as human, quickly becomes a part, a small “gear” in a big machine. The Machine. Servicing it to support his own survival without even realizing this, for his critical thinking (at times all thinking) is switched off.

You go to McDonalds, Starbucks, Arby’s, fast-junk chain of your choice — they are all the same to my taste — and who do you interact with? Or rather with what? Do you want number 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 or, the best choice of the day, number 8? Try to ask these people how to cook food. Good luck! Can this be automated? Absolutely! But there’s no need. It’s already automated. The Machine has some organic parts that are just cheaper to maintain and operate. Time may change this equilibrium, and it probably will.

You go to CVS, Walgreens or any other legal drug dealing outlet of your choice — they are all the same to me — and who do you interact with? Exactly. Algorithms. Trained machines. Perhaps, their “runtime” is much more sophisticated than in McDonalds, and the service itself costs a great deal more (a way too much!) but it’s the same in principle. You have better chances to be understood talking to an ATM, explaining in detail the ups and downs of your current financial situation.

Doctors. The most noble profession we can think of. Saving lives. Fighting diseases. Alleviating pain. Doing miracles. But The Machine doesn’t stop even here. Many are trained and carefully crafted by the legal and economic environment to act as a “runtime”, loaded by years and years worth of terabytes of instructions. Indeed, there’s flexibility within the rules, but this is a dangerous path and it’s best not to take it. Better be safe than sorry. Patients — all these humans with their emotions, bodily and psychological problems? Ahhh, they’ll be OK. Doctors are not gods, after all. Lawyers will be OK too.

Teachers. The people who make the most valuable good of all — education. The people who help other people to become more human. But wait! The System takes away subjectivity, and as a result, the personality of the teacher with it, out of the equation. It’s The Machine that teaches the young gears to be productive, efficient and successful. Standard multiple-choice tests. Number 1, 2 or 3? All? None of the above? You are expected to answer according to the script. Step left, step right — you fail. Your «runtime» doesn’t fit in — you’re out. It doesn’t matter what you really know. The Machine cannot detect this. Humans can. Simple human conversation one-on-one can. Better to say, could. But that’s outdated, unmodern, inefficient, soon to be illegal.

Technology is the answer! Yeah, right. You call customer support. Who do you talk to first? A robot pretending to sound like a human. For new accounts press 1, for existing customers press 2, for technical support press 3, to repeat these options again press 9. And so on. If you are lucky, you can trick The System with the magic words “agent please” but wait: when a human being picks up the phone, you’ll hear much the same speech, premade, very legally accurate and equally useless. You’re better off reading their website to get the same answers, saving your time and their money.

Forget work. Relax. Casual polite conversations. Endless smalltalk. Smile, smile! How are you doing? (number 1) I am doing good! And you? (number 2). Very well, thank you! (number 3) Great! (number 4). Football, cats and dogs, weather, the every unpredictable stock market. Yellow press and details of the personal lives of the people you don’t know. Oh, wow! A war or two. Make Freedom Great Again.

How do you want to be entertained? Please choose number 1 for Drama, number 2 for Action, number 3 for Sports, number 4 for Family-oriented. It’s all the same, all the same. It’s all insane, all insane. The Machine is taking your spare time, feeding you with fake colors, fake sounds and fake emotions. Just don’t think. Come on! Have fun. Don’t be a philosopher.

If you are “lucky” to talk to the police, these exemplars of compassion and understanding with hard logic built-in (and the harder the better) who are supposed to serve and protect us the humans, you’ll quickly realize the choices of McDonalds are a way better and numerous (compared to the choice of one).

Most of us don’t see in action The Military, these fully automated organic beings, the strongest of the “gears” running in powerful unison, protecting all of us in words (yeah, right!), and servicing Big Politics in deeds (Sir, Yes, Sir!). Don’t argue with those. Just don’t. Work hard and pay your share to support. Be proud.

The mechanical shield between you and anyone on the top controlling The Machine is ever strong. Do these people exist? Are they humans in the traditional sense of this word, just like the rest of us? Or worse: do the rest of us still possess basic human qualities, or we too, all of us, have become the “gears” of The Machine, and those who don’t fit in will break or be broken?

Time after time you run into the wall of human unintelligence. At some point you simply give up. Your logic suggests this is the best case scenario. You can’t beat ATM because its steel cover and 32-bit processing capacity are no match for your human sensitivities. The law and the gun in the hands of a policemen are stronger than the books you may have read, thoughts you may have thought, to say nothing about the feelings you may still feel.

And the sooner you give up the better, for the very simple fact: they don’t understand you. They are not supposed to. Machines don’t possess such qualities you do. They are not trained for that and their runtime has not such algorithms. Truth to be told: they are trained to smile and repeat the nice words “excuse me”, “sorry”, “for your own safety”, “my apologies”, “you have the right to remain silent”.

What is The Machine? Is it a web of mechanical creatures with a mind of its own, vividly displayed in the movie The Matrix (leave aside the commercials: 1 for Caddilac, 2 for Ducati, 3 for Ray Ban) destined to destroy the human race? Or is it a mental construct in our biological minds, evil of inevitability of our own development? Where is it? Why does it make people to act like re-programmable predictable automatons? Or maybe it’s a cloud above us all, a mental shadow that blinds each and everyone of us? These questions may soon be considered blasphemous, if not outright illegal. But before:

(Drums and fanfares)

We the Machines of the Land, in Order to form a more perfect Union, establish Justice, insure domestic Tranquility, provide for the common defence, promote the general Welfare, and secure the Blessings of Liberty to ourselves and our Posterity, do ordain and establish this Constitution of the Machine Hand.

(More drums and fanfares. Fireworks!)

Читать все посты

Google 2019. Great to Meet You!

Monday. Bought a phone online on fi.google.com in less than a minute. Pixel 3a. Looks great on the picture! Promising specs, especially camera. Thank you for your purchase.

Wednesday. Received delivery email and the package. Fast! What’s inside? Nothing. Surprise, surprise! Tracking number is right, address is correct and even my last name is not misspelled as usual.

Calling support. Wait, only they can call you. Please provide IEMI of your phone. What phone? I didn’t get one. OK. Any phone. 20 minutes later. Verifications and confirmations that it’s not a camel calling but me. And me is me indeed. And where is the phone? They ask. Good question. Sorry, excuse me, sorry, apologies. Somebody from our team will contact you soon.

How soon? Any time estimates? No. I don’t want to give misleading information. Is there anything else I can help you with? Well … I just want the phone or at least some time estimates. I don’t want to give misleading information. Is there anything else I can help you with? (this was a human, not a machine, I can assure). Thank you for your help. Would you like to participate in a brief survey about our service? Enough is enough. Hanging up …

Thursday. Nothing. Friday (Shabbat Shalom!). Nothing. Saturday-Sunday (Relax!). Nothing. Monday. Nothing. Contacting support again, this time via chat. I am no longer certain it’s a human being on the other end, but the story repeats itself — word for word. Tuesday. Identical to Monday. Wednesday. Identical to Tuesday.

Thursday. Something has to change! Let’s break the Matrix. Sending email. Suggesting I’d rather go to the Apple Store for instant delivery. No, not the Pixel. They don’t have it there. iPhone or something …

Magic words worked! In 5 minutes I got the first email back. Are you sure it’s the right box? Please confirm by replying I AGREE. Done. What’s in the box? Please send photos. Done. Are you sure there no phone box inside mailbox? Well, I have a lot of patience, but it has some boundaries too. Anyhow, no, there’s no box inside a box. I am sure. Please confirm. I AGREE.

We will contact our delivery team and let you know as soon as we can. Do you want a replacement device? Replacement? Are you satisfied with the service? Yes, indeed ….

And this is the same company, at least by name, who gave me the very first Android phone ten years ago on Google I/O conference for free. Things change. Things change …

Читать все посты

У меня зазвонил айфон

У меня зазвонил айфон
Кто говорит? Айслон!
Откуда? Ниоткуда!
Пустота и нирвана повсюду

В тот же миг позвонил шаман
Да как начал стучать в барабан
Разбегайтесь вы, духи нечистыя

Позвонил православный поп
И велел мне покаяться чтоб
От греховных мыслей очиститься

А затем позвонил мулла
И спросил мулла — как дела?
И Аллахом пугал всемогущим он

А потом позвонил раввин
Говорил раввин — ты не один!
Приходи-ка ты брат в синагогу

И звонили, звонили мормоны
Оборвали мне все телефоны
Все спасали меня и спасали
От подземной жизни загробной

Буржуазный звонил капитал
Чтобы я потребителем слал
Все богатства земные пророчил мне

Коммунистов нежданный звонок
Мне напомнил школьный урок
Пролетарское дело правое!

Демократы звонили мне
Голосуй, помогай стране!
Избирать наших мудрых лидеров

А потом позвонил президент
Шпион, КГБ-шник и мент
Разбомбим, говорит, всю планету мы

Папа Римский послал СМС
Обещал всевозможных чудес
На земле и на небе заоблачном

А потом позвонил Сатана
Говорит — хочешь выпить вина?
И увидишь весь мир
По другому ты

Кастанеда звонил вечерком
Рассказал о рецепте с грибком
И полетах в пространстве безвременном

Эх … не знаю куда мне бежать
От звонков и советов. Взять,
Да и выбросить все телефоны бы!

PS: Делу Корнея Ивановича Чуковского будь котов! Всегда котов ..

Читать все посты

Песах и его разновидности

Кто верит в Магомета, кто в Аллаха, кто в Иисуса
Кто ни во что не верит, даже в черта назло всем
(В.Высоцкий)

Что празднуют и как называют Пасху разные народы мира?

Проще всего дело обстоит с евреями, которые празднуют Песах (פסח). Именно от этого слова произошли фонетически-схожие названия на греческом, латинском, испанском  (Πάσχα, paschae, Pascua) и многих других языках. Евреи празднуют побег из египетского рабства под предводительством вождя нации того времени — Моисея. Бог Яхве подсуетился. Раздвигались моря, египтяне остались ни с чем, а еврейский народ пошел бродить по пустыне Ханаанской последующие 40 лет в начале своей богатой и многострадальной истории.

С приходом христианства положение несколько изменилось. Хотя раздвигающаяся морская пучина все еще была историческим фактом, перекочевав в Ветхий Завет, появился новый персонаж — Иисус из Назарета, также известный как Христос. Его совершенно напрасно казнили на кресте а он, оказавшись как потом выяснилось еще и Сыном Божьим, взял да воскрес, спасая человечество. Сейчас этот день называется Пасха, праздник всего христианского мира. Но при чем тут еврейских Песах? “Вопрос неясный, молчит наука”. Трудно сказать наверняка.

Чем дальше в лес, тем толще дебри. Название праздника на английском Easter (“Истер”) даже отдаленно не напоминает Песах. Никакого фонетического сходства. А почему? Да потому что слово это пришло не из иврита, латинского или греческого, а из прото-германских языков и означало “рассвет”. И еще имя имя местной богини весеннего плодородия. Но при чем тут евреи и Песах? Совершенно не при чем. Причем тут Иисус Христос и его магическое вознесение на небо? Наиболее рациональный ответ — это просто было весной. Если конечно было.

А что думают по этому поводу славяне, к которым слово Пасха забрело из греческого, куда в свою очередь забрело из иврита? В те далекие времена интернета и Википедии не было, и потому славяне ничего не знали об английских богинях плодородия и прото-германских языках. Однако весна и в России весна. Ее любили праздновать задолго до прихода Христианства, ну а потом как это принято говорить “переосмыслили” значение слова и праздника, и больше не задумываются. Для придания особой уникальности, православные христиане решили праздновать Пасху по своему календарю в отличие от всех других христиан, праздник которых в России напрасно называется “Католической Пасхой”, потому как есть еще много других христианских деноминаций — разнообразных протестантов, мормонов, пятидесятников, etc. — в сумме более многочисленных чем христиане православные. Как всегда каждый прав. Но прав по своему.

Пойдем на восток! В Китае не было ни евреев, ни пустыни Ханаанской, ни английской богини плодородия, ни прото-германских языков. Но мир большой и надо как-то называть основные его праздники на своем языке, даже если нет собственных богов на эту тему. Вот и придумали китайцы 复活节 что фонетически никак не напоминает Песах но и не связано с местными божествами. Произнести точно такое могут только сами китайцы. А мы можем лишь попытаться:  Fùhuó jié (Фьюхуё джие). Их фонетика часто напоминает русскую нецензурщину, но тут уж ничего не поделаешь. Восток — дело тонкое. Значение вполне буквальное христианское: Фестиваль Святого Воскресения. Правда в современном китае капиталистический коммунизм и считается что бога нет. Местные христиане не имеют права выйти с флагами на парад площади Тяньаньмэнь, и вынуждены праздновать более скромно.

А еще это древняя праздник сказка про перерождение зимы в весну. Отсюда и традиции красить яйца в красный цвет. По некоторым исследованиям и археологическим находкам им 3000 лет и именно из Китая распространились они на остальной мир.

Вечно загадочные японцы в данном вопросе не стали лукаво мудрствовать и почти побуквенно перевели английский вариант: イースター. Написано слово это на одном из 3-х японских алфавитов — Катакане, предназначенном в основном для всякой неисторической иностранщины. Произносится как Īsutā (“Иста”) и достаточно близко к “оригиналу”. А смысл нехристи вложили вполне себе христианский. Большинство из них, правда, не знают что это такое. Вы скажете: но причем тут евреи? Правильно. Совершенно не при чем.

PS: Глядя правде в глаза хочу заметить что ни народы Чукотки ни жители африканского государства Чад (среди ряда еще нескольких культур) новых слов, по значению или звучанию близких к слову Песах, в свои языки пока еще не внесли.

***

Как здорово что на нашей маленькой планете есть не только упертые, не видящие ничего дальше собственных веток баобабы. Как хорошо что существует столько много разных языков, культур, традиций и значений слов. Цивилизация последних лет дает нам еще интернет и самолеты Боинг 777, когда мы сами может увидеть и узнать. В этом многообразии мы, может быть, начнем лучше понимать где наносное, выдуманное, мифическое. А где настоящее, общее, человеческое.

Весна …

2019

Читать все посты

中国制造 (Сделано в Китае)

В этом путешествии я не буду рассказывать о достопримечательностях, замках и исторических местах. Их здесь много. Почему не хочу? Просто так да и все. Как нибудь в другой раз.

Пребывая в стране Конфуция, Шаолинь, нумерологии, Великой Стены, традиций, скрытого смысла, монархических династий, бесконечных иероглифов и Мао Цзэдуна с хунвейбинами из недалекого прошлого, подумалось насколько разным может отличаться социальность каждой культуры, в частности культуры китайской.

Страну эту в американских каналах массовой [дез]информации принято ругать за отсутствие демократии, персональных свобод, прав человека, подобных западным. Но так ли это критично для жителей Поднебесной? И не есть ли эта демократия и свобода всего лишь надстройка, некий миф над более базовым слоем индивидуализма? Притом именно этот миф и возводится в некий абсолют всеобщих человеческих ценностей в отдельно взятом культурном слое. Но возможно, все не так просто и прямолинейно! Просто возможно.

И я вовсе не имею в виду социализм, который сам по себе суть идеологическая надстройка, точно такой-же миф, по крайней мере разлива позднего СССР. Меня интересуют не столько мифы, а то, что передает из поколения в поколение культура. Она гораздо древнее современных идеологических штампов и стереотипов.

Может оказаться что в одной культуре люди куда сильнее тяготеют к коллективному,  нежели к индивидуальному. И наоборот. При этом каждая такая группа обречена на непонимание другой, с отличным от собственного баланса индивидуального и коллективного. Работает такое в обе стороны.

Кто-же в конечном счете прав? Никто. И каждый по своему. Я не могу найти универсального критерия правоты приверженцев ортодоксального индивидуализма, а равно и коллективизма. Или универсального и единого для всех и вселенского арбитра. Иначе последовательная логика рассуждений приведет либо к попам либо в местячковую имперскую политику. Но в конечном счете и то и другое противоречат логике как таковой.

В коллективистском (кто-то скажет социалистическом) Китае красивые города, ровные дороги, скоростные поезда бороздят просторы вселенной, улыбающиеся люди на улицах, средняя продолжительность жизни в верхней части мирового списка. Безусловно, такое далеко не везде, но это точно есть и в больших масштабах. Я видел это собственными глазами и общался с людьми. По крайней мере в городах, где мне довелось побывать — Пекин, Сиань (Xi’an), Шанхай. Гонконг не совсем уместный пример, потому что это немного “не тот” Китай, о котором идет речь. Хотя там тоже замечательно. Я ни в коей мере не идеализирую Поднебесную, в которой, как и в любой другой большой стране полно своих реальных “не мифических” проблем. От житейского к идеям:

Идеал ортодоксального индивидуалиста: Я сам по себе. Я строю блестящий дом на холме, где буду жить со своей семьей. Мой дом — моя крепость. Любого, кто посмеет вторгнуться в мое пространство, я застрелю из собственного легально купленного большого ружья без тени сожаления. Он скорее всего тоже индивидуалист и сам должен это знать. Я готов отдавать часть своего времени, знаний и таланта, трудиться и производить нечто, нужное другим. Взамен я получаю всеобщий эквивалент материального достатка, который могу обменять на все что угодно, производимое мне подобными. А лентяев в помойку. Пусть спят на улицах с грязными бомжами или вообще побыстрее закончат свой жалкий жизненный цикл.

Идеал ортодоксального коллективиста: Я это не совсем я. Я часть чего-то большего. Группы людей, деревни, города, страны, мира (почему нет?). Мои действия и поступки в основе своей значимы в контексте жизни группы. Она и ее интересы растворяют в себе мои сугубо-личные стремления. Я есть часть ее и только так есть. Общественное выше личного.  Несознательных будем учить жизни, перевоспитывать, садить в тюрьму ну или просто стрелять на месте. Дальнейшее можно найти в уставах Пионерской и Комсомольской организаций СССР недалекого прошлого.

К черту ортодоксов. От них много шума и мало толку.  Индивидуализм vs. коллективизм есть лишь вопрос баланса. И вот как раз в нем, как мне думается, сложившаяся веками и тысячелетиями национальная культура и играет большую, если не ключевую роль. К дьяволу стереотипы.

Потребуется отделить зерна от плевен — культурные особенности нации от идеологической пропаганды. Срок действия последней относительно недолгий — каких нибудь 30-40 лет, максимум 70. Да и за этот срок она как правило претерпевает существенные изменения, порой до противоположностей. Особенности национального характера живут куда дольше.

Так, независимо от политического режима немцы склонны к порядку, русские — к безрассудству, японцы — к иерархическому уважению, скандинавы — к спокойствию, французы — к шампанскому, кенийцы — к бегу на короткие дистанции и так далее. Я далек от мысли что все без исключения немцы склонны ходить строем и петь “Дойчен Зольдаттен”, или что все без исключения русские хотят поджечь усадьбу барина при первой возможности. Такое годится разве что для сюжета анекдотов, в одном из которых есть ценители собственного достоинства и владельцы маленьких тортиков. Может слышали такое. Воспринимайте правду эту с с долей юмора, пожалуйста. Он — наше все!

Трудно не заметить что коллективистские китайцы взяли и построили сеть скоростных электрических поездов, перемещающих за какие-то 4 часа массу людей из Пекина в Сиань (1100 км, чуть меньше чем расстояние от Перми до Москвы) а индивидуалистские американцы ездят на собственных автомобилях из Сан-Франциско в Сиэтл (соизмеримое расстояние) за 14 часов, если повезет и не будет пробок в (good luck!).

Конечно у индивидуалистов есть возможность свернуть куда угодно когда угодно, остановиться и отведать придорожное меню Макдональдса. Свобода, черт ее побери. Можно даже выбрать вместо него Бургер-Кинг. Демократия! Коллективисты, несмотря на скудный выбор меню одного из одного, глядя правде в глаза и используя статистические методы Гаусса, все-же в пункт назначения прибудут ранее и на это уйдет куда меньше энергии. Зато индивидуалисты будут пребывать все это время демократически-свободнее.

Важно здесь то, что и те и другие останутся довольными результатом. Но довольными по своему. А еще забавно что ни те ни другие даже не захотят понять обратную сторону. Они просто не умеют! Их культура, каждая по своему, с детских лет закрыла окно восприятия чуждого. Иначе говоря — обратно в мифы.

Таки что?

Че-Гевара, революция, П. П. Шарикоff, “все поделить”? Или человек человеку волк, мой дом — моя крепость, всех остальных застрелю?

Таки нет!

И пожалуйста, никаких революций. Они в лучшем случае только приближают степень социальности к уже сложившемуся ранее балансу в человеческих головах. Балансу,  построенному, как правило, на многовековой культурной традиции.

Как мы знаем, существует индекс расслоения общества для каждой отдельно-взятой страны. Название ему Джинни Индекс (найдите места собственного проживания!) и собирает интересующую статистику никто другой образно-враждебный журналу Крокодил орган американской военщины — ЦРУ. А если бы наряду с ним попытаться создать картину коллективизма каждой отдельно взятой культуры?

Предложения принимаются … (100 шекелей за идею)

PS: Как-же здорово когда тебя понимают без Гугл переводчика с пояснениями языком жестов. Даже United Airlines кажутся не так уж аэрофлото-подобными.

Читать все посты

Блеск и нищета современной моды

In Brand We Trust
[англ. “В модную марку мы верим”]

Мода теряет свою былую силу. Молодое поколение уже не выбирает Пепси, не говоря про последние напитки от Армани.

Нет, необходимости притяжения полов, особенно в молодом возрасте и связанной с ней эстетической привлекательности конечно-же никто не отменял. Поменялась сама эстетика. Её фундамент. И продолжает меняться. Во времена Пушкина модные франты обязательно ходили в нелепых на современный вкус цилиндрах, а их будущие избранницы сердца носили многослойные кружевные наряды и корсеты, еще более нелепые с точки зрения современного жителя Калифорнии. Во времена Остапа Бендера было модно одеваться в лаковые ботинки и полосатые штаны. Ретроград Воробьянинов так и не понял этого.

Что общего в модных одеждах прошлых времен и народов? А общее то, люди с помощью костюма, побрякушек, часиков да колечек хотели выделиться среди других. Показать свой статус и принадлежность к некой избранной группе. По другому было просто нельзя.

Но если раньше возможно было откупиться внешним обликом, порой скрывая внутреннюю пустоту, то времена эти уходят, и уходят безвозвратно. Современный джазовый композитор Виктор Пелевин ввел в обиход понятие “внутренней косметики”, как признака скрытой красоты женщин, которую не купить в магазине ни за какие деньги, и наверное был в чем-то прав.

Но не все так просто в мире наживы и чистогана. Изо всех сил стараются братья Гуччи и Версаче убедить людей выделятся из толпы с помощью материальных приобретений. Ведь чтобы продать что-то ненужное, нужно убедить что это нужное. Нет, на человеке конечно должно быть опрятно все — и джинсы и футболка и кеды. И слова и мысли и воображение. Ведь главное не то что “на”, а то что “в” [disclaimer: игра слов никак не связана с последними модернизациями предлогов русского языка в свете украинских событий].

Но близнецы Гуччи и Версаче не унимаются. Кричат они в рупоры многомиллионной рекламы “и еще кольца, браслеты, сумки из кожи, башмаки с красными подошвами”. Богатые родственники из Берлина и Сицилии подпевают “и машина, машина еще крутая! Порша, а лучше Ferrari”.

В далекие времена на заре человечества племена гомо-сапиенс не утруждали себя заботой о нарядах. Положение в иерархии общества зарабатывалось физической силой в погоне за мамонтом с дубиной в руках, а привлечение полов происходило вполне естественным образом. Красота была по большей части практической. Кажется что у эгалитарных племен охотников и собирателей вообще не было никакой эстетики. Но возможно она была, просто другая и не совсем понятная их наследникам в четырехколесных повозках Ламборгини да наследницам в бриллиантовых подвесках.

Шли века и тысячелетия. Появились иерархии, касты, неравенство и деньги. Положение внутри социальной группы стало необходимо поддерживать (кроме прочих атрибутов) за счет недоступных посторонним камзола, золоченой кареты, шпаги с вензелями и роскошных перьев на шляпе. И если в моде мужской все еще присутствовала доля рационализма — в конце концов шпагой с золотым узором можно было поразить противника на дуэли — предметы повышения женской привлекательности утратили всякую практическую необходимость. Эстетика времени ответила дружным “одобрям!” В конце концов это она службе народных потребностей, а не наоборот. Абсолютной эстетики раз и навсегда ниспосланной народам от христианского бога, Харе Кришны, вселенной, и т.д., никогда не было, нет и не будет.

В наш бурный век воображения и мысленных энергий эти брендовые cупер модные каблуки с сапогами, которыми часто пользуются работницы эскорт-сервисов в профессиональных целях обмана визуальных восприятий клиентов, часики и машинки, как признак миллионерства бизнес-мужчин — все это, да и многое другое, создает некую “антикрасоту”. Часто именно к ней стремятся незрелые 19-летние умы. А равно и перезрелые, беспомощно цепляющиеся за рефлексы подросткового возраста. Ох уж эти игры сенсорики!

Но если ранее человек утверждал себя силой физической, то в нашем веке роль ее уступила место силе умственной, интеллекту, образованности, культуре. Но подумайте — ведь для показа всего этого относительно-нового набора человеческих качеств вовсе не нужно никаких внешних атрибутов. Более того, атрибуты эти как раз будут настойчиво говорить окружающим о низком уровне таких качеств владельца, или даже их полном отсутствии, подмененном внешним образом, показухой.

Безусловно, при достаточном доступе к материальным благам все это можно запросто купить и построить свой персональный имидж, наняв специалистов-имиджмейкеров [англ. “делателей образа”]. Иными словами картинки для внешнего потребления. Нельзя купить глаза (зеркало души!), мысли, воображение, прочитанные книги, понятые и развеянные истины. Для этого требуется много времени, усилий, не говоря уже о неких способностях интеллекта. Я далек от мысли что подобное — удел элиты. Хотя как раз в научной, творческой, да частенько и бизнес-элите современного толка вполне возможен именно такой стиль мышления, когда дело касается имиджа.

Медленно но верно на арену выходит новая культура эгалитарного толка. Утверждать личный статус с помощью внешней атрибутики становится все сложнее и бессмысленнее, если вообще есть необходимость его утверждать. И хотя очередной модный сапог, бриллианты, часы, наикрутейший Мерседес (или Ferrari — какая принципиальная разница?), дом в престижном районе престижного города и пр. становятся все более доступны для определенной части верхнего класса, значимость их в глазах соплеменников падает пропорционально, если  не экспоненциально.

Но подумайте, насколько “женственны” наряды Викторианской эпохи или мужественны шляпы-цилиндры времен Александра Сергеевича? Ни в тех ни в других нет ровным счетом ничего естественного, натурального, природного. Они — не более чем символ касты, статуса, в лучшем случае — правил приличия эпохи.

Представьте успешного предпринимателя Кремниевой долины в золоченой карете, запряженной 12 лошадьми, одетого в горностаевые меха, неспешно проезжающего по University Ave. в калифорнийском Пало Альто. Как театральное шоу возможно это и экстравагантно. Но не более. Студенты местного Стэнфордского университета были-бы приятно удивлены таким маскарадом. Не такое еще случается на парадах в Сан Франциско.

И дело даже не во взглядах прохожих. В их головах не будет зависти. Мало кто их них захочет такую же, или лучше. Дело и не в самой карете. Современная версия золоченой карьеры — машина Ламборгини от Феррари. А горностаевых мехов — Гуччи от Версаче [мои познания в названиях модных брендов прошлого крайне ограничены, извините].

Новая культура эгалитарного толка заметна в молодежной среде (и не только там) от солнечной Калифорнии до морозной Скандинавии (и не только там).

Слышу возражения: такая культура и мода с ней связанная, разрушат мотивацию зависти. Зачем стараться, учиться, работать, изобретать, мечтать если полученные при успехе модные материальные Rollex-ы и домики значат там мало? Пробовали, мол, это. Социализьм, черт его побери. Каждый раз получалось не очень. Соглашусь. Действительно получалось не очень.

Но может дело не в отрицании материального, как такового. В конце концов мы едим вполне материальный хлеб и пьем материальное вино. Материальная крыша над головой защищает от материальных дождей. Материальный самолет способен перенести наши материальные тела с континента “А” на континент “Е” и обратно. Весь наш мир в большой степени материален [я буду рад обсудить аспекты субьективной философии отдельно].

Однако акценты важности — что именно из материального мира нам нужно больше, что меньше, а что вообще не нужно — могут смещаться как магнитные полюса планеты Земля. И они смещаются. Свобода перемещения по планете. Общения без границ. Творческое воплощение собственных мыслей. Новые опыты восприятия. Давно написанные, но все еще не увиденные картины, непрочитанные книги. Новые ощущения. Неоткрытые “белые пятна” языков и традиций народов мира. Горные вершины и океанская глубина. Непроизнесенные рифмы и несыгранные ноты [и тут Остапа понесло …]

И что теперь? Выбросить в помойную яму золоченые короны и кружевные наряды, доставшиеся нам как культурное наследие от прошлых тысячелетий? Отдать неимущим согражданам или в Good Will [англ. “Благая Воля”, благотворительная организация в США, принимающая бесплатно все ненужное, которое кому-то может стать нужным] оставшийся без дела алмазный Patek Philippe и кожаные сапоги от Armani на высоких каблуках от Кельвина Кляйна?

А как-же притяжение полов? Ведь традиционные модные атрибуты не только были признаками статуса, принадлежности к касте и соперничества. Они всегда подчеркивали мужскую мужественность и женскую женственность. Так появлялись семьи и рождались дети — новые мужчины и женщины, продолжающие традицию. Именно для этого по большому счету разыгрывались спектакли, писались романы и оперы. Для этого поэты сочиняли, скульпторы ваяли а художники рисовали. Уйдет эстетика притяжения полов и все! Поколения два-три и конец роду человеческому. Новые поколения “по разнарядке” — удел разве что мира дистопий Замятина, Хаксли и Оруэлла.

А сейчас, когда мы все это поняли и осознали, Let’s Go Shopping! [англ. Пойдемте за покупками]

Читать все посты

По следам непутевых заметок 2019

“Есть только миг между прошлым и будущим”
Леонид Дербенев

Вместо пустой философии

А может и нет никакого прошлого, будущего да и пресловутого мига между ними? Может есть только здесь и сейчас, при том понятие времени к нему вообще не применимо?

“Продолжительность времени определяется нашим восприятием. Размеры пространства обусловлены нашим сознанием. Поэтому, коли дух покоен, один день сравнится с тысячей веков, а коли помыслы широки, крохотная хижина вместит в себя целый мир” — cказал китайский писатель, философ, поэт Хун Цзычен, живший в XVII веке.

“Время удивительно и беспощадно. Но ведь и оно «есть», или как говорят «существует», только в то время, когда мы о нем думаем. Такая вот бесконечная словесно-смысловая рекурсия во времени” — ответила древняя восточная народная мудрость Путь Кху Ям, истоки которой так и остаются неразгаданной загадкой.

Как бы то ни было, время оставило от моих перемещений в пространстве лишь мысленный след, да некоторые записи в Дневнике Мыслей. А тем временем …

Такси! В Центр!

В этой стране все авиационные пути так или иначе ведут в стольный город М. Так уж организовано движение воздушных судов от Курил и до Карпат. Не знаю, хорошо это или не очень, но таковы правила игры.

Холодные улицы, усталые светофоры. Новый аэропорт. Здрассьте, товарищ [или господин? как их сейчас называть-то?] милиционер. Вот мои усы, лапы, хвост, паспорт и прочие документы. Комфортабельный автобус от здания аэровокзала до заснеженной лестницы вверх, в фюзеляж могучего летательного аппарата Аэробус A319. Взлетная полоса с пугалами от птиц, одетыми в форму национальных военных летчиков. Каждый защищает небо страны по своему! Разбег, взлет …

Полтора часа полета пролетели почти незаметно. За окном в тумане блуждали какие-то далекие облака, а по мозгам — какие-то далекие мысли, до конца не оформившиеся и как результат не записанные. А раз про них уже не помню я (а кто еще может помнить про мои мысли?) то значит их и вовсе не было. Сосед — баскетболист-негр из Нью Йорка, выступающий в данное время за казахскую команду в международных турнирах. Интересный собеседник на английском. Много нового о баскетболе, профессиональном спорте и государстве Казахстан.

Посадка, аплодисменты пассажиров — этакая чисто российская традиция радоваться что “приземлились, ура!” — аэроэкспресс, центр города М. Я тут совсем ненадолго. На ночь да утренние часы следующего дня. А вообще хорошо когда никуда не надо торопиться! И не только применительно к перелетам и беготне из одного терминала к другому.

А над рекой Москвой стоял туман. Огонечки на улицах и башенках скрашивали ночную темноту, создавая простор и ажурное великолепие. Хотелось даже стрельнуть в небо из какой-нибудь Пушки, но в вечернее время нужно соблюдать тишину, да и в Кремль просто так не пройти. Собственно и Пушка-то чисто показательная. Вот в Колокол бы позвонить! Огонечки эти безусловно красивые. Но с ними пропадает былое величие. Из центра города получается какой-то мини Лас Вегас ночью, а днем — Кремлевский Балаган в самом прямом смысле. И переносном тоже.

Ах, Александр Сергеевич, милый, ну что же вы нам ничего не сказали? Стоит он и взирает уже который век на творения потомков. Думу думает. Ему нечего и некого опасаться. Он уже воздвиг свой памятник нерукотворный.

А вот на главной площади Страны Советов, прямо напротив исторического памятника Мавзолею Владимиру Ульянову построили ледяной каток с развлекательной музыкой. Вождь пролетариата лежит и думает наверное: а не покататься ли мне на коньках? Кстати, хороший был бы персонаж для фотографий. «С Бревном На Льду» © (100 шекелей за идею). Для VIP класса «Парное Катание Под Звездами» © (200 шекелей).

Злые языки поговаривают что среди нынешних партийных боссов и особ, особо приближенных к Императору, стало модно дружить с молоденькими фигуристками, подающими олимпийские надежды. Даже до женитьбы доходит иногда! А им кататься негде. В центре города, сами знаете, пространство ограничено. Не то что ледовый дворец, парковку для машины не уместить. Вот и построили они каток на пустыре поверх булыжников. Свято место пусто не бывает.

Во многих заведениях где есть вход, стоят металлоискатели. Как в Индии и американских школах в неблагополучных районах. Говорят, это из-за терроризма, который еще не до конца утопили в сортирах. На улицах много милиционеров и легкий дождик. Снега и луж нет. «Глобальное потепление», глубокомысленно подумал Штирлиц. «Или просто первый день мгновений весны. А ведь и здесь когда нибудь наступит весна!» Так говорили о времени царствования Никиты Хрущева I.

Много модных магазинов и грязных машин, часто очень дорогих марок. Костюмы и Мерседесы — признак местного престижа. Куда-то подевались тряпичные рекламные транспаранты в ширину улицы Тверская. И это очень хорошо! Так лучше видно дальнюю даль. Катастрофически не хватает солнца. А Партия светит как-то неярко. Гораздо меньше антисоциальных элементов, люмпен-пролетариата и просящих подаяния выходцев из бывших южных окраин Советской Империи. По крайней мере на первый взгляд.

Посреди елочных игрушек и огней — памятник Долгоногому Коню основателя города. Совсем рядом — скоростные лимузины, прибывающие к местной версии Beverly Hills.

Но это все конечно мелочи. Главное что местные люди заняты повседневными делами, думами и улыбками. Каждый город, страна и даже человек живет своими мифами …

Смотреть все фото

Go West, In The Open Air

[“Лети на запад со свободным ветром” — англ. слова из песни популярной в 80-х британской музыкальной группы “Pet Shop Boys”, “Парни из Магазина Домашних Животных” ]

В Ше-ре-метьево, к половине третьего, метеоусловия в дожде
Я слегка встревоженный, в меру неухоженный, пост прошел таможенный в хвосте
(Почти Цы — древняя китайская мудрость)

Надо заметить, московские аэропортовские реалии стали заметно лучше. Во первых старый сарай Шереметьево 1, который годился разве что для загона скота, превратили в более менее приличное «улетное» место с чистыми полами где можно катить сумку, не боясь что у нее отлетят все колеса, кафе и разнообразными магазинами дорогих матрешек.

Между ним и социалистическими воротами в капиталистический мир Шереметьево 2 сейчас ходит подземная электричка. Никаких маршруток. Хотя навязчивые таксисты никуда не пропали и ищут т.н. «лохов». Видимо находят. Говоря о такси, для поездок в город это самый не подходящий транспорт, потому как есть аэроэкспрессы. Быстро, дешево и сердито. 40 минут, $6 и никаких пробок. Даже есть бесплатный Вай-Фай. Как-же люди вообще без него жили раньше?

Может конечно не сезон, но милиционеры как-то приятно подобрели, и даже палками машут по другому. Даже на народ стали лаять более дружественно. С улыбкой. В речи контрольно-паспортных девушек в погонах появились человеческие нотки и иногда юмор. Правда юмор пограничный. Остальные служители аэропорта стали часто говорить «пожалуйста» и всякие другие вежливые слова.

Что удивительно — нет очередей! На таможне в зеленом коридоре ВООБЩЕ никого нет (я сейчас о сотрудниках). Проходи кто хош, вези что хош. Так ведь и Христа распятого к половине пятого пропустят в БуенОс АйрЕс. А ведь когда-то не так давно тут брали взятки в размере $200, и нисколько не стеснялись. Больше открытых таможенных границ!

Шереметьево 2 давненько уже избавился от наследия социалистического реализма. Приятно посмотреть. Пройдя навязчивые и одновременно абсолютно бесполезные Duty Free магазины (это универсально во всем мире!) где продают в основном вино и табак, попадаешь в очень даже уютные залы ожидания.

Купив вино и табак, можно бесплатно помолиться Духу Святому в аэропортовской часовне. Нет прежней толкатни. Понятно когда лететь, откуда и куда. Есть Вай-Фай и кофе. Чай, пиво, вино, кино и … наверное даже домино. А что еще надо человеку для предполетного ожидания? В общем чем-то стало похоже на приличный аэропорт в Европе и Америке.

ЗЫ: Вспомнился изначальный пункт отправления с международным кодом PEE. Там точно не так. И вряд-ли будет. Но ведь могут же! И нет тут никаких тайных секретов русской души помноженных на национальное головотяпство. Это все придумал Черчилль в восемнадцатом году …

Облакам

Над Парижем солнца луч
Неба цвет пленительный
И фанеры пролетают
Головокружительно …
(французские народные частушки)

Я люблю смотреть на облака. Большинство из нас видят их чаще всего только с одной стороны. А большинство из этого большинства вообще не замечают. Ну тучи и тучи. Что тут такого? Даже хмурятся иногда. И ведь по праву. Из облаков идет дождь, падает снег и град. Из-за них не видно солнца, луны и звезд. Мол, злые они какие-то. В лучшем случае нейтральные.

Но у облаков — всех без исключения — есть и другая, обворожительно красивая сторона! Она не заслоняет собой небесных светил и не грозит осадками. Более того, центральная и единственная звезда солнечной системы раскрашивает их разноцветными тонами. А самый ближайший естественный спутник нашей планеты отражается в них длинной полоской. Далекие созвездия любуются ими через миллиарды световых лет.

Нужно просто подняться на достаточную высоту. Взлететь на блестящей крылатой машине. И при этом не забыть взять с собой воображение. Ведь и на эту сторону облаков часто летающие путешественники в большинстве своем не обращают внимания. Так мы порой пролетаем мимо самого красивого и значимого. Не только на Air France, но и других, жизненных авиалиниях. Выражаясь жаргонно, мы просто «пролетаем». А зря!

Непередаваемые формы и цвета, меняющиеся каждую секунду. Как бесконечное сочетание слов в поэтических рифмах или нот в музыке. Облака нескончаемы, как мысли. Этакая абстрактная и как-бы случайная живопись природы. Картины не продать и не купить ни на каких аукционах.

Если существует телефон, телеграф и телевизор, почему нет телевоображения, с помощью которого можно было-бы поделиться только что придуманным? Фотографии, видео и словесные записи — жалкая пародия моментального воображения …

ЗЫ: Снижение, посадка, земля, макаруны.

Город L.

После посещения столицы страны бывшего развитого социализма, путь мой лежал через в небольше государство и город с одноименным названием в самом сердце старушки-Европы, разделяющим Францию, Бельгию и Германию. Население страны этой не так велико, всего лишь чуть более половины столицы Пермского Края. Опрятные и чистые улицы, почти как в Германии. Нет, даже лучше. Особенно в прилегающей с городу германской земле. История города L. уходит в античную глубину веков.

В последние несколько столетий тут было герцогство, которое периодически подчинялось то испанской, то французской, то всяким другим близлежащим коронам. А сейчас это некий центр Евросоюзной Бюрократической и Банковской Деятельности. Со всеми втекающими и вытекающими последствиями. Местные жители говорят на французском, немецком, английском и своем L-ском, который в мире знают только они. Иногда слышно русские слова из набора неформальной лексики.

Совсем незначительное наблюдение, но все-же: русские водители начинают движение когда загорается желтый поперечной дороги. L-ские пешеходы переходят улицу только через пару секунд после своего зеленого.

Жизнь размеренная, но достаточно дорогая. Как водится и сюда добралась гидра капитализма — магазины с модными брендами, вездесущий МакДональдс, всепоглощающий “шоппинг” [англ. “делать покупки”, слово, претендующее на вступление в новый лексикон русских людей]. В противовес глобализации на центрально площади около замка Герцога торгуют подделками местного изготовления, товарами фермерского выращивания и даже чьи-ми то рогами. Тут любят животных.

Не подумайте что город и государство L — это одно и тоже. Поездки по местным автобанам открывают виды на деревенский ландшафт, равнодушных баранов, пасущихся слева и справа от дороги в ожидании подстрижки, немного пожухшие леса и сочные зеленые поля будущих злаков.

Близость к Германии совершенно случайно и одновременно неотвратимо привела через через небольшой мостик над рекой в город T.

Смотреть все фото

Город Т.

Как и большинство европейский городов, Т. может похвастаться длинной многовековой историей, уходящей корнями в развалины Римской империи и даже дальше. Посреди аккуратных улочек, полупустых в воскресный день, возвышаются черные руины римского замка. Не подумайте что это остатки обгорелого дворца культуры или вокзала. Время не щадит мраморные светлые тона.

Относительно недавно, в начале 19 века, здесь родился и вырос бородатый основоположник научного коммунизма, Карл Маркс. Он жил в городе T. аж до 19 лет а потом путешествовал по более крупным центрам Европы — Берлину, Парижу, Лондону, где и сотворил свои нетленные произведения, позже ставшие хрестоматийными пособиями для советских, китайских, вьетнамских и других идеологических последователей.

Кафе в городе П. с одноименным названием — жалкая подделка и левацкий оппортунизм по сравнению с настоящим домом-музеем. И хоть кофе тут не подают (продается джин и пиво, но только музейных образцов и только на вынос), внутри очень уютная атмосфера, так и располагающая к диалектической философии Исторического Материализма

Под стеклом — оригинальный экземпляр популярной книжки 19-20 веков — Das Kapital, где автор вскрыл классовую сущность капиталистической эксплуатации трудящихся, и неминуемое загнивание современного ему экономического строя. Благодарные потомки из далекого Китая воздвигли идейному вдохновителю скромный монумент.

Время — вперед. Время не ждет. Пора двигаться дальше.

Смотреть все фото

Снова город П.

Правда в нем, в отличие от предыдущего не так холодно и нет снега. Уже ставшие обычными опрятные улицы, отсутствие бомжей и люмпен-криминального элемента, вежливость. Красноватые черепичные крыши, река — левый приток Эльбы, мосты, замки и соборы древности, трамвайные пути, брусчатые мостовые, много вежливых людей.

Конечно нельзя не упомянуть местную достопримечательность — pivo. Это отдаленно напоминает рисовые напитки, продаваемые в других местах в консервных банках бело-красного (иногда зеленого или синего) цвета под различными модными брендами. Но только очень отдаленно. Скорее всего вообще не напоминает.

А вот на велосипеде здесь ездить не очень. В центре города кругом булыжники как на Красной Площади а езда по тротуарам клеймится на дорожных знаках словом “pozor”. Дорога вверх — дорога вниз. Особенно на левом берегу реки. Правда виды отсюда впечатлительные. Как-то бы еще яркость солнца подкрутить и тучки разогнать.

Собор Святого Вита, жемчужина европейской готики. Весь в мозаика внутри и снаружи, включая оптимистичную картину из маленьких камешков “Последний Суд”. Черные тонкие шпили с выглядывающим каменными зверюгами прекрасно сочетаются с золотом часов, зеленоватыми крышами, витражами работы Альфонса Мухи и даже почетным караулом из белочехов с винтовками.

Каменные львы и львицы. Надо же что творила человеческая фантазия в звериных формах! Карлов Мост — пешеходная дорога через реку из Малой Страны и Старое Место. Украшен тридцатью религиозными скульптурами, включая статую зачинщика событий 2019-летней давности.

Местные жители достаточно неплохо владеют русским, особенно старшее поколение, которое в период СССР особенно увлекалось культурой речи. А если что не так — танки на площадь партнеров по социалистическому лагерю да и дело с концом. Конечно для общения этого недостаточно, да и “руссо туристо” сюда перестали в последние годы прибывать. Что-то там с политикой. Кто-то с колен встает. Черт их разберет? А вот надписи на русском куда правильнее, чем на ⅙ части суши: скажем, “скидки” а не “сейл”, “вид” а не “лук”, и так далее. Видимо положительное славянское влияние местного населения. На улицах все же то тут то там слышна русская речь, и это не всегда мат.

Ночью любой приличный город зажигает огни и расцветает в них по новому. И даже неприличный типа Лас Вегаса (тьфу на него еще раз). Город П. неожиданно красив в свои вечерние часы. В формах искусно его подсвеченных старинных башенок, дворцов, часов и отражений в реке Влтава появляется незаметная днем глубина. А может это все просто игры воображение? Конечно. А разве есть что-то еще?

О птицах: а вот доблестные Королевские Авиалинии KLM потеряли мой немногочисленный багаж. Ищут давно, но не могут найти, сумку зеленую лет 20-ти. И потому сегодня лохматость моя повышенная. Сумку конечно нашли, но осадочек остался ..

Сегодня был по бизнес-делам в интернациональном отделе крупного банка [не думайте что я бездельничаю и только фотографии с рассказами пишу — прим. автора], притворяясь американским шпионом и говоря исключительно на-английском, чтобы не спалиться. Там работают на многих языках, в том числе на русском, но мне проще так.

И вот вдруг ни с того ни с сего до ушей моих донесся какой-то знакомый словесный оборот. В соседней секции из полупрозрачного стекла с не очень хорошей звукоизоляцией, приличного вида девушка-банкир эмоционально кинула ключи на стол с криком «blyad’, suka!» Видимо это было в адрес неблагонадежных клиентов, только что покинувших офис, самого банка или может быть просто за жизнь “елы-палы”. Не в силах сдержать улыбку, я быстро обнаружил понимание. “I know what she’s saying” [англ. “я знаю о чем она говорит”] сказал я. “I know this too” [англ. “Я тоже знаю”]. Прозвучало в ответ. Видимо такое не в первый раз …

Дождик за окном. Как же все таки повезло мне с погодой! Дождей всю поездку не было. Оказалось, это ненадолго. Улицы снова сухие и можно по ним ходить-бродить. И не только пешком, но и на новом изобретении человечества — зеленом электрическом самокате Lime. Он едет так быстро, что ветер в глаза. Но вот беда — улицы центральные все в булыжниках. Все-же можно найти немногочисленные ровные асфальтовые дорожки, и буквально лететь по ним, отстегнув ремни безопасности ..

А вокруг чувствуется высота, глубина, спокойствие, и какая-то непередаваемая “настоящьность”. В М. высота и глубина тоже есть, но никак не уходит ощущение показухи. Мол, а у нас еще и “вот это”, и мостик над рекой новый, и много лампочек красивых. Да и брусчатка почти старинная. Хотя конечно все это — субьтективное восприятие. Любой другой человек может видеть и чувствовать по своему.

Напоминание о необходимости регистрации по интернету на завтрашний рейс. Клик, клик, клик. Пора, мой друг, пора! Это я себе …

Смотреть все фото

Эпилог

У всего что имеет свое начало, как ни крути есть и конец. Однако слово “есть” не следует понимать в примитивном, обиходном значении. В начале моего путешествия не было никакого конца, обратного билета и даже планов за пределами 2-3 дней. Под рукой были карта Гугл и желание куда-то двигаться. А потому на момент свершения, странствия по Европе (и не только) по мысленной природе своей оставались бесконечными. И это слово не следует понимать буквально. А может как раз именно так и надо.

Но все прошло. Серебристый самолет с бешеной скоростью несет меня над горами, лесами, снежными вершинами, океаном в точку отправления (пишу эти строки на высоте 31,230 футов над землей, курс  291 градус). Круг скоро замкнется. Наука-диалектика и ее основатель Гегель учат что даже если кажется что движение наше по кругу, есть еще одно измерение. В нем круг этот превращается в спираль. Каждый виток поднимает нас над предыдущим. Или опускает. А вот это уже зависит от точки отсчета. Пусть лучше вверх!

Странствия? Нет уже никаких странствий. От них остался небольшой след в памяти “там и тогда”, доля новых знаний и ряд географических имен да виртуальный набор фотографий. Вот и все. То, у чего мыслится конец, на самое деле уже закончилось. Остальное — дым. Прошлое — дым. Мы состоим из него на все 101% или даже больше.

“Dust in the wind. All we are is dust in the wind” [англ. “Пыль на ветру. Все что мы есть это пыль на ветру” — слова популярной в конце 70-x песни американской группы “Kansas» — послушать]

The Конец

Читать все посты

От вьетнамского информ-бюро

Из достоверных источников известно, что вьетнамская служба КГБ подслушивает все телефоны, и давно уже. Вы можете включать авиарежим сколько хотите. Или даже выключать телефон кнопкой «Off». Попробуйте потом просто поговорить про очки, гитарные струны или матрас (или про другое, что продают) да посмотрите на свою ленту в Фейсбуке через 10 секунд. И хотя покупать не обязательно, иногда все-таки мысль закрадывается — а ведь и вправду пора машину поменять на новую Теслу?

А потому идея для операторов Больших Данных: Что если составить портрет словесных социальных взаимодействие всех вьетнамских людей мира?

Например, узнать о чем в большинстве своем говорят друг с другом люди в среднем штате Канзас, стольной Прага или даже городе на Неве? О чем спорят на кухнях китайские мыслители за кувшинчиком крепкой рисовой водки — космическом мироздании, внутреннем нравственном законе в собственных головах или об устройства общества? О чем говорят молодые люди до 30 и одинокие девушки после? О чем говорят супруги, владельцы собак, котов и крокодилов? О чем говорят между собой полицейские и бандиты?

О чем говорят сторонники и противники популярной политики Хо-Ши-Мина и какую партию они собираются поддержать на выборах 2020? О чем говорят представители национальных, интеллектуальных, сексуальных и прочих меньшинств? О чем, черт побери, говорит большинство? Ведь может оказаться что это сплошные глупости про еду, вино, кошек, предстоящую победу ханойской футбольной команды над сайгонской, процентные ставки кредитов на соломенные хижины, джинсы и новые модели мобильных телефонных аппаратов ..

Можно не раскрывать личностей, как и в случае с продажными марионетками от маркетинга. Но общая картина на мой взгляд вырисовалась бы. Такие информационно-разговорные карты можно не только продавать, но и использовать в научных исследованиях и корыстных целях. Им цены не будет!

PS: Господа-разведчики вьетнамского КГБ: если у вас все это уже воплощено в жизнь, примите мои глубочайшие извинения. А за 100 шекелей в форме бонуса я обещаю больше не распространяться о технических деталях проекта. Искренне ваш. Доброжелатель без определенного патриотического адреса.

Читать все посты

Непутевые заметки 2019

“Для того, чтобы самое банальное происшествие
превратилось в приключение, достаточно его РАССКАЗАТЬ

Жан-Поль Сартр

Пустая философия

Люди напрасно измеряют время в оборотах собственной планеты вокруг ее же собственной оси. Время лучше измерять во впечатлениях. Именно они остаются в памяти. Именно из них — хороших, не очень, ярких, цветных, черно-белых и состоят моменты нашей истории. Ее как бы уже нет. Она случилась в прошлом и успела куда-то подеваться. Часы открутили положенные дни, недели и года. Но память настойчиво пытается стирать картинки впечатлений.

Бывает ощущение что все это — кино. Сценарий написан и утвержден, актеры играет свои роли. Декорации, свет и звук — на своих местах. Я лишь оператор и отчасти монтажер получившихся (и не очень неполучившихся) сюжетов. Время от времени чувствую себя одновременно статистом, каскадером, монтажником сцены, пожарным, штатным шофером, звукооператором и даже актером. Бывает что в главной роли.

Очень редко я — автор сценария и режиссер многосерийного моноспектакля. И такое бывает. В основном же я — просто зритель. Сторонний наблюдатель собственной жизни. Ничего не создаю и лишь неспешно потребляю весь этот разноцветный мир.

Итак …

30,000 футов под крылом

Дождик за окном. Вечер. Дорога. Аэропорт SFO. Предполетная суета, на радость короткая и формальная. Усы, лапы и хвосты — все на должном месте. В документах числится сегодняшняя дата вылета. Высоко-технологичный осмотр внутренностей — человеческих и чемоданных. Все в порядке! Можно трогаться в путь.

Большой авиалайнер. Прямой рейс. Хорошо знакомая компания пилотов немецкой школы Люфтваффе. Аэробус A380. Второй этаж. Третья улица Авиастроителей. Квартира 11K с двумя окнами, столом и телевизором. Разбег, капли за стеклом. Почти бесшумный взлет. О! Как-же это просто, смотреть в окно и не задумываться сколько умов и рук потрудились, чтобы вот так без видимых усилий оторваться от земли и перенестись через океан.

Полет ночной. Спать, спать, спать. Ну или читать, читать, читать, пока Морфей (не путать в морфием, пожалуйста!) не возьмет свое. Несмотря на интересную книгу, интернет и вкусный обед — если можно назвать обедом еду в 2 часа ночи по старому времени — сон победил. Время прошло незаметно, как будто его не было совсем. Впечатлений не случилось. А снов я не вижу уже давно.

А рассветы! Какие тут рассветы! Они тут почти каждый день, и почти каждый день разные. Просто мы тут не каждый день и их некому наблюдать. А многие часто летающие на самолетах, возможно, их видят да не замечают. Этакая способность привыкать к чему угодно.  

Конечно, сознание еще по большой части в прежнем часовом поясе и обстановке. Это пройдет. Все проходит …

Город M.

В своих заметках я решил не называть города их полными именами. Скажу лишь, что первая буква правдивая. А остальное предлагаю вам угадать по фотографиям. Большинство населенных пунктов находятся в европейской части мирового пространства. Остальное можно нафантазировать или попросту не придавать особого значения.

В городе М. я бывал ранее, и не раз. Выбор пал исключительно по авиационно-практическим соображениям. Несмотря на свое вечное обаяние, в этот раз М. встретил меня достаточно холодно. На улице -5С и снег. Первый раз тут такое вижу. Не бывает плохой погоды. На часах почти полночь по местному времени, а на улицах все еще бродит народ, даже в такой ненастный день.

На одной известной площади летом здесь много музыкантов. Один из них под сводом древней арки запомнился песней “And here’s to you, Mrs. Robinson, Jesus loves you more than you will know, wo wo wo” [англ. “И это для вас, миссис Робинсон, Иисус любит вас больше чем вы можете знать, во во во] И что вы думаете? В полночный морозный день он все еще тут, как будто никуда не уходил полгода. И даже песня та-же под гитару. Морозоустойчивые слушатели-битломаны и не собираются покидать Маринплац.

Утро. Пешие прогулки по окрестностям. Реки и мосты. Заснеженные деревья и верхушки древних башен.

Стихи, написанные Александром Сергеевичем Пушкиным, напечатанные в миллионах книг не теряют своей красоты при прочтении. Музыка  Иоганна Себастьяна Баха, исполненная в разных точках мира 300 лет спустя, не теряет своей божественной гармонии. Картина, написанная Питером Паулем Рубенсом, а равно и любым другим художником, существует ровно в одном экземпляре и географическом месте на планете Земля. Все остальное — подделки, даже если качественные и в добрых целях ознакомления с творчеством народов мира. Равно бессмысленны и фотогОни вторичны.

В городе М. есть два таких места неподалеку друг от друга где можно посмотреть подлинники оригиналов от Рубенса до Пикассо. Никаких подделок.  

Не так давно, по сравнению с возрастом города (отсчет времени — дело относительное, см. выше), здесь научились делать моторы. Жители города характерны особой прилежностью, аккуратностью, точностью расчетов и высокой культурой производственной техники безопасности. И потому моторы получились одни из лучших в мире. По мнению жителей города — самые лучшие. Моторы для самолетов “Юнркес”, автомобилей и мотоциклов, в названии марки которых присутствует гордая буква М.

Посещая почетную автомобильную выставку, у меня в голове созрел анекдот словами Генриха Мюллера, сказанного на русском языке голосом Леонида Броневого:

“Штирлиц, дружище, каждый раз когда я вижу вас за рулем этого Запорожца, в мою душу закрадываются какие-то странные сомнения в вашей патриотической преданности. Надеюсь необоснованные .. “

Нельзя не упомянуть про одну их центральных площадей города М, где находится ратуша, под которой расположилась известная историческими событиями Германии 30-х годов самая большая пивная.

Башни и башенки на площади не перестают поражать взгляд тончайшими деталями интерьера, скульптурами и куколками в натуральную величину. Раз в час этот кукольный мир с колокольчиками приходит в движение. Все как в сказках про древних гномов. А еще неподалеку есть бронзовый “свин”. Точно такой-же стоит на Плазе в далеком Канзас Сити. Говорят что свинов этих по миру четыре. И еще говорят, что если потереть его, извиняюсь, немытое рыло, то в скором времени наступит счастье, благодать и даже успехи в материальном обогащении. Люди много что говорят. И многие верят.

Метро. Главный Железнодорожный Вокзал Hauptbahnhof. Путь в аэропорт. Утро, кофе, самолет Air Europa. Взлет.

Смотреть все фото

Город М.

Путешествие из одного М в другой заняло не более 2 часов. В новом М. гораздо теплее, и еще тут живет король местной страны. И если предыдущий М. запомнился уютом и какой-то внутренней непритязательностью, то этот другой М. с порога поражает размахом и величием.

Прошлое здесь гармонично сочетается с современностью. Город не такой уж и старый по сравнению с другими европейскими местечками. Он был основан в 9 веке. По крайней мере так гласит официальная версия. Однако, есть свидетельства о гораздо ранних поселениях рода человеческого в этих местах — кельтов, римлян, готов — но до города ни у кого руки не дошли.

Величественный город! И не только потому что здесь живут король с королевой. Насчет королевы я, честно говоря, не уверен. Да и король, поговаривают, часто предпочитает свой замок на Балеарских островах. Понимаю. Хоть и не король. Там на Майорке тоже хорошо.

Кроме королевских дворцов, величественных площадей с не менее величественными многочисленными статуями благородных людей на конях, в городе есть “золотой треугольник” картинных музеев. Углов действительно три, каждый их них стоит отдельного рассказа (и личного посещения). Попасть получилось только в один “угол” — музей Тиссена. Путешествие по трем его этажам это краткая история искусства от ренессанса до наших дней, с подлинниками работ на стенах. Фото не прилагаю за бесполезностью.

А еще здесь есть дух большого мегаполиса. Особенно заметно это в вечерние часы, и не обязательно в выходные. Центральные районы сверкают огнями, на улицах- людское море, фонтаны, а вокруг вездесущий капиталистический “шоппинг”. Но вот совершенно неожиданно, как бы в противоречие ложным материальным ценностям и туристической суете, звучит Венгерский Танец Брамса в шикарном камерном исполнении, достойном любой большой сцены. Еще и еще раз — все проходяще.

Трудно было человеку десять тысяч лет назад. Он пешком ходил в аптеку, на работу, в зоосад. Так гласит русский вариант известной песни Джо Дассена про велосипедистов. Напевая эти слова, я до сих пор не понимаю зачем так часто ходит в зоосад? В зоосад я собственно и не собирался. Но передвигаться по городу решил на арендованном велосипеде. Это гораздо быстрее, чем пешком. И даже чем на такси — потому что в центре обычно пробки, велосипедист может объезжать четырехколесные моторные повозки, застывшие в неподвижных позах. С велосипедом центральная часть города не так велика, как кажется пешеходу.

А вот и я в солнечный день, проезжая мимо памятника неизвестному мне Дону. И как ни странно без коня. А вокруг обыкновенная городская жизнь. Несмотря на размеры, население и значимость для страны, в городе не слишком много туристической шелухи. Люди повсюду — на улицах, в магазинах, ресторанах — выглядят очень даже местными. Это их город. Они тут живут.

М-цы, и вообще испанцы (ладно уж, наверняка уже понятно что М в Испании) заядлые мясоеды. Пресловутый хамон, пропавший с прилавков российских магазинов по политическим соображениям, представлен тут повсеместно и в широком ассортименте. К негодованию вегетарианцев, мясные ноги убиенных животных вывешаны напоказ и выбор покупателям. Традиционное блюдо — пайэлья (наверное в более правильном испанском произношении — я стараюсь запоминать и даже копировать звуковые особенности местных жителей — “пайэйа”). Это горячая сковородка с рисом, в котором намешаны другие составляющие, например всяческие “гады морския”. Не могу поверить, что пишу о гастрономических чудесах. Случайно это. Случайно ..

Я не очень люблю места туристических достопримечательностей, и стараюсь по возможности их обходить. В городе М. это не так сложно — тут много всего. В том числе можно посмотреть на обычную жизнь просто людей. Непонятно только, когда они работают? В середине буднего дня в центре города трудно найти место в предприятиях общепита типа “ресторан” — все занято местными жителями. И это вовсе не летний сезон. Февраль на дворе.

А вот опыты с передвижением по городу на Убере оказались не самыми удачными. После нажатия привычных кнопочек на телефоне, машина подъехала практически  моментально. Но потом оказалось что между мной и водителем непреодолимый языковой барьер. Ничего, карта- самобранка укажет путь. Но вот беда — путь этот пролегал через городские пробки, и мои просьбы просто выйти и продолжить дорогу пешком эффекта не имели. Даже переводчик Гугл не справился.

Дальше больше. Нашу машину остановили представители законного порядка, и у меня было впечатление что у водителя с ними тоже не было общего языка. Он горячо обьяснял мне (!) происходящее, и наверное был по своему прав. Я все равно ничего не понимал. Нас отпустили. Потом были какие-то странные развороты с проездами по одной и той-же улице в противоположных направлениях. Наконец машина остановилась и я вышел без дополнительных объяснений. Хотелось бросить фразу на русском, но кролик был воспитанный. Он улыбнулся и сказал “Thank you for the ride” [англ. Спасибо за поездку].

Надо двигаться дальше. Однако взлета в этот раз не будет. Пока компания Audi не научила свои автомобили двигаться по воздуху, отправляюсь в путь на автомобиле A3 с дизельным мотором и ручной коробкой передач. Глядя на мой паспорт, представитель арендной компании неоднократно предупреждал о 3-й педали и ручке переключения скоростей, которыми лучше научиться пользоваться заранее.

Хотелось ему рассказать историю про автовождение в стране развитого социализма СССР, и т.н. “автомобили” того времени, где кроме этой третьей педали и ручки скоростей, часто вспоминали маму какого-то абстрактного человека. Говорят, это помогало не только завести мотор в суровые морозы, но и ездить по т.н. “дорогам”. Но при всем моем желании, языковой барьер не дал бы возможности правильно донести мысль. А мысль, донесенная наполовину, еще хуже чем просто молчание. По этому я просто сказал “да, знаю” и подписал какую-то бумагу, после навигатор на телефоне и вперед …

Смотреть все фото

Город T.

Было время, здесь столкнулись своими лбами мировые религии. Римские политеисты, готические язычники, никейские христиане, мусульманские мавры, сефардские евреи и многие другие исторические течения человеческой фантазии. Чего только не напридумывали!

А потому дрались, мирились, били друг-друга палками по голове, снова мирились и снова дрались. В результате, как обычно, никто не победил.

Т. чем то напомнил мне старый Иерусалим. Конечно сравнения мест, столь значимых для истории человеческой, неуместны и даже богохульны. О боги! Простите туристо-атеисто. Я не сомневаюсь что вы многое можете. Наверное, вам по силе и это. Однако, как заметил недавно близкий друг в спонтанной беседе не помню уже о чем, “люди переоценивают возможности всевышнего”. И недооценивают свои [прим. автора].

На крутых холмам города Т. пешая дорога [автомобиль тут не то что роскошь, он — большая железная обуза, которую непонятно как водить и тем более где парковать, прим. шофера] всегда идет вверх и вниз.

И даже больше вверх и вниз чем туда, куда хочется пойти. Несмотря на успехи технологии и Теорию Относительности [временная поправка Эйнштейна используется во всех современных телефонах при определении местоположения по GPS, прим. автора], старинные стены города Т. сводят с ума мой дряхлый Айфон, иногда вызывая паническое непонимание “где я?”. Ориентироваться приходится по старинке — по солнцу и луне. Небесные светила, знаете, еще никто не отменял.

В нашем веке приезжий со всего мира люд уже ни с кем не спорит о фантастических деяниях богов, а спокойно гуляет по узеньким улочкам мимо старых стен римского дворца, синагоги, католического собора, музея Эль Греко, монастыря и вездесущего Мак Дональдса. В одной руке — Сниккерс, в другой руке — Марс ..

Смотреть все фото

В Дон-Кихоты б я пошел …

По дороге в следующий пункт назначения я не мог оторвать глаз от какой-то очень знакомой с детства картины на горизонте: ветряные мельницы на холме рядом со средневековым замком.

Конечно! Это места, которые так красочно описал Мигель де Сервантес Сааведра в одном из величайших произведений мировой зарубежной литературы “Дон Кихот Ламанчский”. Мне безумно захотелось оседлать коня, взять копье и помчаться в бой с чудовищными великанами. Наивно и в тоже время великодушно.

Мои умения конной езды- на самом низком уровне (если честно, я просто не умею ездить на конях). Копья тоже нет. Но в любой ситуации есть выход. Оседлав дизельный Audi A3, вооруженный разве что фотоаппаратом iPhone SE древнего образца, резким поворотом руля я решил отправиться в бой. Чудовища издалека выглядят гораздо страшнее и масштабнее.  

Вблизи они оказались обыкновенными мельницами, в которых в наши дни продают Кока-Колу и туристическую дребедень. И все равно, хотя-бы издалека в них просто представить древних гигантов. Совсем не то что их наследники, разбросанные по горам неподалеку, вырабатывающие электричество 3-мя беленькими лопастями своих пропеллеров. С кем там сражаться? Движение — все. Цель — ничего. Разочарование наступает моментально.

А дело было действительно в местечке Кастилия Ла Манча, неподалеку от города Los Yébenes [исп. созвучно по смыслу с рус. “захолустье”, дословно непереводимо. прим. Автора]

На полях страны зеленеет урожай. А работают тут настоящие мексиканские пацаны. Из Испании! Не то что в Калифорнии …

Город S.

В процессе навигационных поисков мест временного проживания, на пару секунд был некий географический диссонанс. Дорога пролегала по улице Kansas City Ave. в районе Santa Clara. Пару секунд я думал, что мой айфон сошел с ума от старости (Альцгеймер косит!) и предлагает мне прокатиться на машине по Америке. Все обошлось ..

И вот город S! Я слышал о нем уже давно. И даже видел. Точнее, видел место, построенное по образу и подобию. 15 лет подряд проживая в американском городе Канзас Сити, нельзя не заметить его главную достопримечательность: нет, не футбольную команду Chiefs и не торнадо, унесшее Dorothy [англ. в переводе Александра Волкова на русский язык Элли] в Изумрудный Город. Речь о районе “Плаза” (Country Club Plaza), построенном в начале века местными демократическими мафиози на отшибе города, в настоящие дни ставшим неким символом Канзас Сити, привлекающим туристов и местных жителей.

Я надеюсь, мои друзья-канзасситцы без труда узнают очертания башни, около которой (в Канзасе) бюст Бахуса, фонтан, ресторан Cheesecake Factory и множество дорогих бестолковых магазинов с побрякушками.

“Мы откроем нашим чадам тайну, им не все равно?” (В. Высоцкий)

Башня города S. раза в два выше. И вообще, это римский католические собор, построенный в 16 веке, самый большой в мире на то время. Башня, подобная канзасской (точнее конечно наоборот!) есть всего лишь небольшая его часть, хоть и самая высокая.

А самому городу аж 2200 лет! Основал его Геракл, как говорят исторические сплетни. Ну а потом были римляне, мавры, христиане, без евреев, ясное дело, не обошлось. В общем все как обычно.

Город S. дает ощущение доброты, простоты, неподдельной улыбчивости, здравого смысла и спокойствия. Старина гармонично сочетается с современностью. Историческая часть не такая уж и большая, особенно когда есть велосипед. Почти везде есть отдельные зеленые вело-дорожки, и можно без особых опасений доехать куда угодно.

Замечу, шлемы не популярны среди испанских велосипедистов и нет никаких особых законов, пугающих умы рисками для безопасности собственной головы. Жертв и происшествий в особо-крупных масштабах замечено не было. Шлемопослушным американцам остается только удивляться. Как так? При езде на велосипеде без голово-предохранителя мир не заканчиается ни через 5 минут, ни через даже 15. Шлемазл пипл … [/ʃləˈmɑːzəl/ 1. Человек, защищенный специальном устройством — шлемом — от всевозможных падений и невзгод; 2. Счастливчик (иносказательное, шутливое, разговорное) прим. автора]

Рассказывая о городе S. было бы безнравственно не упомянуть об испанском народном творчестве Фламенко. Это цыганские гитары. Это кастаньеты. Это танцы и красные платья. Это бешеные ритмы. Это огонь!

В городе много “таблао”, этаких мини-театров где исполняется фламенко. Билет можно купить не отходя от кассы, а через полчаса-час посмотреть и послушать. Наверное, как и оригиналы картин (см. выше), фламенко непереносимо в фотографию, видео, и другие формы. Оно есть только здесь и только сейчас.

В городе S. красивая набережная, где прогуливаются и отдыхают местные жители. И хотя туристов достаточно много, их не очень заметно в толпе. Ощущение такое что почти все люди на улицах именно тут живут. Их неподдельному спокойствию и вежливости, даже не понимая языка (на английском тут почти не говорят), можно только позавидовать.

Утро. Кофе. Еще кофе. Дорога на юг. Каких-то два с половиной часа езды ..

Смотреть все фото

Небольшое лингвистическое отступление

В испанском языке отсутствует буква “в” и соответствующий ей чистый полноценный звук, к которому привыкли носители многих других языков. Однако, есть разнообразные варианты для “х” и “й” (гусары, молчать!).

Город G.

Он стоит на скале которую видно издалека по дороге сюда. Собственно территория города и есть эта самая скала, площадью менее 7 квадратных километров, с населением чуть меньше Урюпинска — всего ничего 30 тысяч человек.

Когда-то давно, 50,000 лет назад, здесь жили неандертальцы. Потом более приличные люди гомо сапиенсы. Потом финикийцы, карфагенцы, римляне, вандалы, берберы, испанцы, и наконец англичане, которые пришли в 1704 году на закате Испанской империи, выгнали всех и владеют городом-скалой по сей день. Правда на нее время от времени претендуют пограничные испанцы.

Почему? Потому что рядом есть важный морской канал по которому суда из моря попадают в океан и наоборот. Греческие мифы гласят что канал прорыл ни кто иной как силач Геракл. А с другой стороны канала — знойная жаркая Африка где, как нас учили в школе, водятся акулы, гориллы и большие злые крокодилы. Собственно обезьян и здесь полно на вершине скалы. Философски глядят они на юг. Наверное патриотически тоскуют по Родине. Или вполне практически ждут Айболита.

А со скалы при наличии большой пушки можно запросто контролировать потоки кораблей. Это веками привлекало правителей морских держав.  Город-скала часто менял хозяев. Даже Гитлер (собака!) во время Второй Мировой войны планировал захватить его, но не тут-то было!

Главный испанский военный деятель того времени, Франсиско Паулино Эрменехильдо Теодуло Франко Баамонде отверг предложение нацистского диктатора, изрядно огорчив своего друга и союзника по борьбе с мировым коммунизмом. В общем история как всегда длинная и запутанная. 

А чтобы попасть в город на машине или даже пешком, нужно обязательно проехать или пройти через взлетную полосу местного аэродрома. Другого пути нет! Красный шлагбаум нам — взлетают самолеты. Им — едем мы. Где еще так? А кругом — море, облака и дальняя даль …

Смотреть все фото

Город Т+.

В отличие от обезьян города G. я не испытывал никаких патриотических чувств в отношении Африканского континента. Однако, при такой его близости — каких-то 15 километров и 45 минут на быстроходном пароходе — трудно было удержаться не побывать там. Тем более впервые.

“А в Африке, а в Африке, а в знойной жаркой Африке!” навевалось как-то само собой, бродя по средиземноморским берегам, переходящим в атлантические. Замечу, и местность и берег и море и горы очень напоминают калифорнийский пейзаж. Чем не Half Moon Bay или Monterey?

Как известно море живет своей собственной жизнью и волнуется, когда захочет. Дул сильный ветер и злые языки поговаривали, что пароход на тот берег могут и отменить. Обошлось. Как всегда надо было просто немного подождать. И вот мы отчаливаем, оставляя за кормой пену, европейское побережье.

Цвет воды просто завораживает! И хоть все больше начинает болтать наш довольно большой пароход, не мог не удержаться не выйти на открытую палубу и любоваться переливами синего цвета. И вот наконец наше недолгое морское болтание подходит к концу, и мы причаливаем к африканским берегам.

Мои предыдущие представления о жарком континенте существенно поменялись в первые 5 минут после выхода на берег. Как оказалось, тут нет соломенных хижин, вокруг которых прыгают чернокожие люди с копьем и набедренной повязке. Нет жирафов, антилоп гну, баобабов и даже мухи це-це. Нет акулы, гориллы и мало-мальски злого крокодила. Врали нам все в сказках Корнея Чуковского. Не такая Африка. Не такая!

Прямо от порта приезжих иностранцев, а на пароходе в основном только они и были, начинают словесно атаковать местные продавцы турпоходов. Нужно терпеливо слушать и идти своей дорогой. И ни в коем случае не начать говорить, иначе вся процедура просто затягивается в разы. После неудачных 27-28 попыток на разных языках, гиды теряют интерес, отстают и ищут себе другую жертву. А кому и Гугл карта гид. Интернет здесь работает отменно.

Первый пункт назначения — древняя историческая часть города, “Медина” (в переводе с арабского это слово как раз это и означает “Старый Город”). Улочки здесь еще уже, чем в уже далекой европейской Испании. Коренное население — берберы. Они говорят на арабском, но не любят когда их называют арабами. Скажем дружное “нет” стереотипам! Я тоже не люблю когда меня называют национальностями, к которым я не имею отношения. А еще они говорят на французском, и замечу, достаточно приличном английском, лучше чем в Испании на первый взгляд, особенно когда нужно что-то продать. Что поделать, трудное колониальное прошлое.

А вот в местных костюмчиках им наверное лучше не попадаться на американской границе. Заметут! Подумать только как интеллект служителя иммиграционной службы с орлом на груди будет метаться между образом волшебника Альбуса Дамблдора и представителя полу-запрещенного общества Ку-Ку-Ку!

А вообще берберы — очень общительные, добрые и гостеприимные люди. Предлагали купить ковер-самолет, но, зная немного о авиастроении в общем и управлении турбинными двигателями в частности, я вежливо отказался. Хороший ковер, красивый. И может даже полетит. Но мне на пароход пора скоро. Михаил Светлов. УУУУУ!

Женские наряды не отличались большим разнообразием паранджи и вообще местные красавицы боялись фотоаппаратов как черт — ладана. Но я все-же умудрился притвориться что занят точечками на своем дьявольском телефонном экране и злоумышленно сделал снимок. За это Аллах наградил меня “случайной” настенной надписью на русском языке. Эх, распространенье наше по планете!

Один местных жителей поинтересовался знаю ли я Марка Нофлера [музыкант, композитор, лидер британской группы “Dire Straits”, англ. “Ужасные Проливы”]. На ломаном берберском я попытался ответить что конечно знаю творчество Марка, и очень уважаю как гитариста, но не знаком лично. Бамбамбия киркуду, черт побери.

А в центре города идет нормальная мусульманская жизнь. С минарета поет свою длинную песню мулла. Люди отдыхают в парках, идут куда-то взад и вперед. Что-то покупают, что-то продают. Дети играют в местную лапту маленьким деревянным мячиком (чуть в меня не попали!).

Еще здесь очень много кошек. Наверное мышей не так много. Жарко все-таки тут летом. И потому кошачье отродье очень подтянутых телесных форм, не то что их отъевшиеся на консервах американские коллеги по роду.

Хотя меня много раз предупреждали что у местных точках общепита лучше не питаться, а покупать только воду в бутылках и Кока-Колу, я не последовал совету. Во первых, после прогулок по местным холмистым улицам очень проголодался, а во-вторых, было просто интересно, хоть я и не гурман.

Зайдя в более-менее прилично выглядящий ресторан в супер-рейтингами  Zagat (судя по стикерам на самом-же ресторане, про который почему-то настоящий сервис Zagat ничего не знал, но хорошо уже что владельцы знали про Zagat), я заказал воду в бутылке, и, “Эх, где наша не пропадала!” — жареную рыбу. Ведь рыба — она и в Африке рыба, в данном случае вполне буквально. Тот факт что я сейчас пишу эти строчки — прямой подтверждение правильного выбора. К столу традиционно подается чай с мятой. Марокканское Виски, шутит по-английски работница сферы обслуживания.

Подкрепившись, следуя заветам неутомимого и всегда веселого Винни-Пуха, я продолжил хаотическое броуновское движение по городу. Дорога заводила меня то в узкие улочки, напоминая фильм с участием Ю. Никулина, то в парки и скверы, то в кварталы, в которых есть достаточно современные высокие дома, наподобие московских пригородов и ходят автобусы. И вот случайно я набрел на арку — окно в море.

За аркой небольшой местный променад. Люди там гуляют, смотрят вдаль, разговаривают, пьют чай. Несмотря на мусульманский характер жизни в целом и частые песни муллы, в центре есть достаточно приличных размеров католический собор и, к удивлению, синагога. Как сказал представитель местного купечества, все люди- братья и всех их одинаково любит Аллах. Я на всякий случай еще раз уточнил насчет евреев. Получил безоговорочное подтверждение. Стереотипы исчезают в полдень …

 

Смотреть все фото

Город С.

Это латинская буква и произносится она в названии как русское “К”. Честно признаться про существование его я узнал вчера из карты Гугл, когда выбирал место для ночлега. Самым основным критерием выбора было расстояние от порта Тарифа, куда прибывал корабль из Африки. А тут очень даже неплохо.

Оказывается, это старейшее место постоянного проживания людей в Западной Европе. Археологические раскопки указывают на цифру 3100. Так много лет назад тут селились люди, и до сего дня продолжают это делать. Как водится, есть историческая часть с узкими улочками и старинными башнями.

Но тут еще и море! Точнее, Атлантический океан. Не подумайте только, что тут живут бездельники, которые весь день едят мясо и пьют вино. В городе есть порт где работают краны и приплывают большие корабли из зарубежных стран.

Как в городе С, как и во многих других местах на побережье, растут гигантские “фикусы” (я не уверен за точное биологическое название этих растений). Их стволы сплетают самые замысловатые фигуры, как вверх так и вниз. Непонятно откуда растет такое дерево, и непонятно куда. Но очень обворожительно красиво. Этакий мини-баобаб ..

Морской пейзаж напоминает Калифорнию. Особенно облака! Вода в местном океане достаточно прохладная, как у нас круглый год. Наверное тут хорошо отдыхать летом. Но зимой есть своя прелесть — не жарко и не холодно. Можно бродить по берегам и немножко по воде. Серферам в специальных черных костюмах холод нипочем. Им главное — волны. Мне тоже нравятся волны, но только как наблюдателю с долей философии.

Смотреть все фото

Меркантильно-лирическое отступление

Практика бронирования отеля за несколько часов до прибытия чуть было не дала сбой. Как оказалось, в городе С+ с местом для ночлега не всегда просто. Но многоуважаемый сервис Expedia, и только исключительно для обладателей статуса Gold Elite (который дается путешественникам со стажем) отыскал отель за $921 за ночь. Обычно такое продается за $924, но учитывая заслуги и стаж, предлагается скидка. К тому-же осталась только одна комната и надо торопиться!

Друзья! Никуда торопиться не надо. Это полное вранье и проделки капиталистических акул маркетинга. Если вам встретится что-то подобное, просто закрывайте окно и ищите здравый смысл где-то неподалеку. Он всегда был, есть и, надеюсь, будет.

Еще один город С.

Еще один старинный город в Андалусии, известный со времен финикийцев. И тоже на С. Как и в первом случае, фонетически это русская “К”. В прошлом тут как всегда воевали. Римляне с финикийцами, вандалы с римлянами, арабы с вандалами, христиане с арабами, и так далее. А потому пользовалась спросом местная крепость. Сейчас мимо нее мирно прогуливаются туристы, пьют сангрию и делают фотографии.

В испанском языке отсутствует буква “в” и соответствующий ей чистый полноценный звук, к которому привыкли носители многих других языков. Однако, есть разнообразные варианты для “х” и “й” (гусары, молчать!).

Древний мост отделяет историческую часть города от современности. Светится всеми огнями, и отражается в местной мелководной речушке.

Историческая часть ожидаемо богата религиозными реликвиями прошлого — католический собор, мечеть, и таки да — синагога.  Между ними- узкие улочки, буквально набитые туристами и продавцами всякого хлама. Долго такое переносить невозможно. Но представление получить обязательно надо. Лучше всего наблюдать с высокой башни, куда можно взобраться по ступенькам, примерно как на 9 этаж современного дома, когда отключили лифт. Замечательная физзарядка и шикарный вид в награду.

А еще на башне этой можно послушать звук древнего колокола. Настоящий стерео звук! В те далекие времена люди не знали модных электрических подделок.

Смотреть все фото

Город А.

Старинные замки и высокие башни стали понемногу казаться обычными. Да наверное и вам немного поднадоели фотографии и рассказы про них. Мы привыкаем к чему угодно, и очень быстро. Даже к самим переменам. И вот обычный город. Просто город. Просто средиземноморский город.

История у него конечно тоже есть, но не такая обильная и насыщенная, как у многих других испанских городов. Тут была рыбацкая гавань, куда заходили время от времени древние греки. Шли года, развивались события. После арабов и христианской реконкисты город А. принадлежал кастильцам, потом арагонцам.

Отсюда появление здесь каталонского языка, в котором, замечу, есть-таки долгожданная буква «v». На мой слух каталонский ничуть не отличается от испанского. Но только это лучше не говорить местным жителям. Название от арабского можно понимать как Белая Скала, которая до сих пор тут.

А еще здесь делают известные на всю Испанию и другой мир гитары Алхамбра. Правда остальной мир про них знает не очень. А я знаю. У меня есть именно такой инструмент. А потому грех было не посетить гитарную фабрику. Вот бы еще говорить научиться на их языке.

Дорога снова зовет ..

Автореалиии

Последние 7-8 дней я передвигался исключительно по бескрайним просторам испанщины, за исключением города G., принадлежащего многоуважаемой Британской Короне, и Африке, куда дизельный конь скорее всего-бы не доплыл. А вот его русский коллега украинского производства, моя первая машина по имени “Волын”, возможно бы и попробовал.

Но любой автопробег рано или поздно подходит к концу. Что ж, спасибо тебе, серебристый Audi A3 с ручным управлением скоростей! Служил ты верою и правдою всех своих 4 цилиндров и колес, как и недавно твой американский коллега корейского производства.

Черт побери, ведь так и кажется иногда что живые они, живые! Черте что. И почему это я о чертях так много?

Интересная испанская автомобильная деталь — на заправках поъезжаешь к колонке, открываешь бак, направляешь в отверстие пистолет, нажимаешь на рычаг и заправляешь машину. Потом платишь. Вроде все логично! Более того, так было в Америке на памяти моей, но почему-то перестало быть. В странах бывшего развитого социализма это было только в анекдотах. Цирк до сих пор не уехал.

Утро, кофе, такси, аэропорт.

Смотреть все фото

Летайте самолетами Аэрофлота!

Может показаться что в самой этой фразе уже есть какая-то ирония. Двубуквенные коды авиакомпаний живут гораздо дольше стран, в которых они основаны. Так например код Аэрофлота — SU, что означало, означает, и как мне кажется будет означать, Soviet Union [англ. Советский Союз] со всеми вытекающими, так сказать.

И вот, «я стою встревоженный, бледный но ухоженный». В очереди на рейс Аэрофлота всегда найдется место несправедливости. Даже в Мадридском аэропорту, где обычно очередей нет. “Мааш, а чойта эти китайцы перед наами стааят?” Особая способность искать. И правда, а что еще делать в очереди? Зато нет сомнений что рейс правильный. Но шутки в сторону. Главное достоинство самолета в том, что он летит. Через Альпы, где когда-то шел со своим войском Александр Суворов.

Не очень-то порадовал вылет следующего рейса из Шереметьево 1. В прошлые времена это был знатный отстойник. Но! Чудо творится прямо на наших глазах. Шереметьево 1 преобразился. Появились светящиеся табло, движущиеся полы и другие отблески современного аэропорта. Чего не появилось, так это прямого трапа из самолета.

А еще была есть и будет проблема с интернетом, если у вас нет местного телефонного номера. Для обеспечения безопасности страны, меня попросили указать телефон, на который “вам позвонят”. Нннда. Это уже хорошее начало. Но видимо майора, ответственного за звонки на телефоны, начинающиеся с +1 временно не было на месте. У нас есть интернет. Но мы вам его не дадим! Усы, лапы и хвост не те.

Все это конечно буржуазные мелочи и оппортунизм. Главное в самолете то, что он летит из точки А в точку Б. А в данном случае в город П. Перед взлетом экипаж сказал что туалетные комнаты оборудованы детекторами лжи, пожелав приятного полета. А при подлете к П. Так-же доброжелательно известил что погода хорошая, солнечно (в 1:30 ночи!), -20 градусов по Цельсию …

Город П.

Он красив по своему. Кругом снег. Его много. Здесь нет больших гор, и считается что счастье не за ними. Как может быть счастье за тем, чего нет? Это иллюзия. Даже если есть за чем. Все равно иллюзия. Есть широкая величественная река Кама и три моста через нее. Есть центральный проспект имени Коммунистического Союза Молодежи.

Конечно возраст города нельзя сравнивать с Европейскими местами древнего проживания людей. Ему без года неделя 300 лет. Хотя местные ученые говорят что территория, на которой расположен П, была заселена людьми с древнейших времён. В XVII веке эти земли принадлежали купцам Строгановым, но заезжали владельцы во владения свои нечасто. Шальной народец населял места эти. Наняли бандитов. Выгнали неугодных. Построили медеплавильный завод.

Так и началась настоящая история П. во благо местного отечества. Бандиты, в общем-то, понятие относительное. История, кстати говоря, продолжается по сей день. Главное иметь с собой достаточно связей в Кремле, силы и оправданий. Да и вера поможет, если требуется. Обычно требуется.

Она тут в основном христианская, но есть и другие конфессии. В центре города на улице Сибирская [бывшая Карла Маркса, прим. автора], по которой когда-то ссылали повстанцев-Декабристов в места не столь отдаленные, в Сибирь, сейчас стоит есть всем известный памятник Танку времен Второй Мировой войны. Почитают классиков литературы. В одной руке Энгельс, в другой руке Маркс.

Город известен балетной школой мирового класса и ракетами массового уничтожения. Лесами и лесоповалами. Пельменями и солеными ушами. А еще здесь ледяные скульптуры удивительных форм. И бесконечное небо …

Смотреть все фото

Вместо эпилога

Если смотреть на землю из окна самолета, кажется что мы почти не двигаемся. Или двигаемся очень и очень медленно. Но это обман. Мы летим. Очень быстро летим. Летим каждую долю секунды. И если от нее не останется никаких следов в памяти, значит ее просто не было. Она исчезла из реальности так-же быстро, как и появилась.

Кто-то невидимый нажимает клавишу Delete и стирает секунды, минуты, дни и года из нашей памяти. Из нашего существования. И если невозможно полностью переживать заново то, что уже произошло, можно и нужно оставить хоть маленький след на бумаге. Рассказать. Даже если никто никогда это не будет читать или слушать …

Читать все посты

Личность

Личность как таковая мало кому интересна. Чаще всего нужна роль личности, ее проявления, то чего и ожидается от ее обладателя. Действия. Желания, согласно полу и возрасту. Поступки. Внешний образ, одетый в разноцветные костюмы. Фотография, которой можно любоваться. Миф. А может это как раз то, как личность хочет показать себя внешнему миру. А то и себе, смотря в зеркало. Видимость действия, представленная в нужном свете, ничем не отличается от самого действия. Образ уже по всей своей сути есть видимость.

Самой-же личности почти гарантировано непонимание. В первые дни жизни мы просыпаемся одинокими и непонятыми, хоть и в окружении людей. Резонно предположить что и засыпание будет чем-то похожим. Кто сказал, что в промежутке должно быть как-то по другому?

Наверное лучше этого просто не осознавать, просто играя роль личности в персональной истории. Пить кофе, делать зарядку, учиться, работать, растить детей, строить дом, сажать дерево, хорошо себя вести, соблюдать закон, развлекаться в оставшееся время, читать книжки и спать. Чтобы утром проснуться и начать все заново. Главное не думать про такое целиком. Быть так, чтобы не быть.

А может личность — это как раз и есть душа? Воспетая поэзией, но практически невидимая, непонимаемая и невостребованная. Ведь ей тоже нет особо дела до житейских забав, материальных успехов и бытовых свершений. Летает себе в облачках собственного воображения на небольшом временном отрезке от минус бесконечности до плюс, обреченная на одиночество …

Читать все посты

Мысль

Мысль — это всего лишь короткий и весьма незначительный всплеск электрических сигналов внутри ограниченного пространства черепной коробки. Мысль быстро возникает и так-же быстро уходит в небытие, как будто ее никогда и не было. Не понятая мысль — как написанные, но несыгранные и неуслышанные ноты. Люди часто притворяются что понимают, но им больше по душе глупости, не требующие особых ресурсов сознания. Именно они захватывают умы, распространяются со скоростью молнии, быстро усваиваются и даже иногда хорошо продаются …

Читать все посты

Господа обезьяны

Ну что, господа обезьяны! И дамы тоже. Хотите узнать побольше про гомо сапиенс, про себя? Тогда читайте книжку популярного автора Ювала Харари “Людина розумна. Історія людства”. Лучше конечно на-английском, “Sapiens. Brief History of Humankind” by Yuval Harari. Рекомендую. Даже настоятельно. Почему? Получив подобные рекомендации от трех независимых людей, мнение которых мне небезразлично (и заплатив $17) я решил ознакомиться с первоисточником сам, что и сделал весьма скрупулезно.

По прошлому опыту прочтения умненьких книг я понял, что первая значительная работа автора — как правило самая интересная, и возможно последняя оригинальная. Пока человек еще не в зените славы, он способен мыслить свободно и при удачных стечениях обстоятельств, таланте, образовании и надлежащем финансировании, выдать “на гора” что-то стоящее вашего интереса. Не говоря уже о семнадцати долларах. Данное справедливо не только для писателей, но и рок музыкантов, художников, других творческих людей. По крайней мере так мыслится в моей голове.

Предупреждаю: если вы еще не читали эту книгу, то я не хочу испортить момент, сделав из нее обзор, некую Краткую Историю Капиталистической Партии на трех страницах. Почитайте и приходите обратно. Может понравится будет о чем поговорить.

Итак. Начинается все очень даже “за здравие” биологии, эволюции, генетики и современного образа мыслей. Правда очень скоро становится очень предсказуемо, вплоть до “да ну его к лешему”, мол, про это же все сто раз уже говорили. Революция сознания, роль пшеницы в жизни общества, влияние условий на ДНК и подобное. Как оказалось, продолжать чтение было здравой мыслью. Потом жизнь стала лучше, стала веселей.

Конечно, это научно-популярная литература. Но у автора очень хороший слог, метафоры, широта обзора и глубина. Однако, читать такое без Википедии под рукой достаточно опасно. Наряду с общеизвестными фактами и истинами, рука об руку с ними, могут попадаться новые феномены истории, антропологии, генетики и даже политики успехов капитализма.

Факты, интригующие до неверия в их правдоподобность. Частичная проверка на существование реальности дает весьма разнообразные результаты. Большинство новых (для меня) фактов оказались подтвержденными, и большинство из них — без существенных искажений. Стилистическая сторона и художественная манера изложения принимаются безоговорочно.

Однако есть и явные ляпы. Так, выдвигая идею симбиоза науки, имперского государства и капитализма, всего двумя страницами позже, как подтверждение, приводится пример освоения космоса. Ура, капиталистический человек! На Луну вступил в 1969 году от рождества Христова. А что 10-ю годами ранее в тот-же космос летали спутник, лунный аппарат, собака, Гагарин — и все это никак с капитализмом не связано — остается за кадром. Иначе возникает противоречие в семантических свойствах слова “капитализм”. Тем более что произведение ориентировано на американского читателя, а ему такое приятно будет услышать. Ну да ладно, идея понятная и это не более чем мелкие придирки.

Книга общеобразовательная и общеполезная. Я вполне серьезно. Без иронии. Последующем копание в фактах, событиях, источниках обогащает знаниями лучше курса средней школы, или даже высшей. Где бы я иначе узнал о существовании Бельгийской Империи, наряду с Римской, Российской, Византийской? Да, такая на самом деле была и включала в себя собственно Бельгию плюс африканскую страну Конго. Надеюсь эти знания мне где-то в будущем пригодятся.

Как развивались религии. От анимизма, до политеизма, до монотеизмов, до коммунизма, капитализма и потребительства. И даже Буддизма, гуманизма, фашизма и либерализма. Все в одной главе человеческой истории. Вполне буквально и глубоко символично. Нам всем нужен миф для того чтобы что-то делать вместе и не ссорится по мелочам. Убивать так миллион! И глобальная мировая экономика это тоже миф, один на всех и все на одного.

Или про существование денисовцев (не путать с Деникинцами!), особого типа людей наряду с неандертальцами и нами, гомо сапиенсами. Оказывается это они “открыли” Австралию и аж 100 тысяч лет назад. Сто тысяч! И не по суше какой нибудь, как народы, ставшие американскими индейцами, а по морю-океану, название которого еще даже никто не придумал в то время. Потом этот славный народ истребил там почти всех больших зверюг. Как и неандертальцы, они конечно сами вымерли, бедняги. А пришедшие на смену аборигены стали жить-поживать да добра наживать, дожидаясь прибытия английского капитана Джеймса Кука. И его судьба оказалась не сладкой.

С достаточно мелким подробностями описывается сцена нападения на этого капитана племени гавайских островитян. Как оказалось, до сих пор непонятно, почему аборигены сьели Кука. “Вопрос неясный. Молчит наука” Но это уже немного из другой песни. И все вот такое захватывающее, интересное. Развитие цивилизации от примитивных собирателей до современности, и даже далее.

Однако, философские выводы несколько жиденькие и как правило заимствованные из других разнообразных источников литературы и искусства. Оно и понятно. Автор не философ, а историк по образованию. Что понравилось в области философии — Харари создал свой исторический миф развития. Увидел закономерности. Отделил общее от частного. Или может наоборот. В рамках мифа этого честно обсуждаются другие мифологии, религии, идеологии, предложенные человечеству ранее. А ведь что такое история если не увлекательный рассказ, нарратив по сути своей?

Это не мы покорили пшеницу. Это пшеница покорила нас. Биологически выражаясь. Тоже самое с курицами. Несмотря на распространенье наше по планете, куриных генов стало куда больше, чем наших. А вот собаку мы приручили, оказывается, еще до аграрной революции, и до конца не понятно почему. Следующим на очереди был козел. Но уже в достаточно известных, практических целях.

Справедливости ради замечу: в книге куда больше интересных фактов и идей чем я привожу. И все они заслуживают внимания, интереса и уважения.

А вот размышления о будущем несколько разочаровали. И не столько потому, что в них мало оптимизма (а его в них действительно маловато), а потому что они какие-то предсказуемые получились. Даже когда говорится что люди, или какие-то там новые супер-существа, полукиборги (а полукто?), о которых мы ничего не можем предсказать, будут думать своим непонятным для нас субьективным сознанием, это все равно предсказуемо. И даже ожидаемо. Как космические корабли, которые собирались бороздить просторы и приземляться на космодром в г. Васюки. Но что-то пошло не так в этом шахматном мире. Наверное как всегда законы вселенной подкачали …

В общем, очень интересная и увлекательная книга. И даже $17 не жалко.

А что думаете вы?

Читать все посты

Шлемазл Пипл (Люди в Шлемах)

Шлемазл /ʃləˈmɑːzəl/
1. Человек, защищенный специальном устройством
шлемом — от всевозможных падений и невзгод;
2. Счастливчик (иносказательное, шутливое, разговорное).

С давних времен шлем был предметом военного обмундирования, средством защиты личной и собственной головы от посягательств врагов на полях сражений, при возможных нападениях из-за угла и на всякий случай, даже в кругу друзей. Мало-ли что. “Safety First!” [англ. “Безопасность превыше всего!”, прим. переводчика] звучало вполне буквально. Да и смотрится солидно. Враги, вместо того чтобы бить копьем и мечом по голове, тщетно молотили по шлему а потом, изрядно уставши, сдавались, замирали и сами собой ложились на землю.

Так выигрывались битвы на поле брани, строились и разрушались империи, шел вперед прогресс человечества. Ученые придумывали свои формулы, поэты писали стихи, музыканты — ноты, цари царствовали, революционеры революционерили. И вот однажды мудрый “философ в натуре” [rus., “natural philosopher”], как его называли современники, а еще физик, математик, астроном и теолог английской национальности, известный потомкам как Исаак Ньютон издал три закона и три составных части классической механики.

Третий из них [самый мудрый, прим. автора] гласит что сила действия всегда равна силе противодействия. Была, есть и будет. И иже, и присно, и так сказать, во веки веков шалом. Русский фольклор, до конца не разбираясь в законах теоретической механически, провозгласил подобное несколько раньше — “против лома нет приема, если нет другого лома” — но слава закрепилась за англичанином. Хоть и несправедливо получилось, но во всем на свете есть баланс!  Это неотьемлемая часть самого закона.

Собственная голова — очень хрупкий и деликатный предмет, требующий постоянной защиты. В ней и только в ней находятся все наши мысли, чувства, речь, воспоминания, ожидания будущего. Из нее идут команды о движении рук и ног. В ней зарождаются неосознанные нами инстинкты. В ней живет собственное “Я” а равно и весь остальной мир. В ней-же и находится идея собственной защиты. Не снаружи, а именно внутри.

Казалось, что может быть разумнее физической защиты собственной головы, собственно себя? “Тут мы согласны, скажи, Серега!” Пел хрипловатым голосом русский бард 20 века. Но как охранять? И что, собственно, охранять? Что важнее, внешность головы или внутренность?

В условиях цивилизованного комфорта многие люди твердо убеждены, что велосипедный шлем — абсолютно необходимое средство, для того чтобы отложить процесс покидания этого самого комфорта в направлении мира иного, лет этак на несколько. Наивные люди! Усиление внешней защиты, скажем шлем, по закону баланса и равновесия уменьшает защиту внутреннюю, к тому-же прямо пропорционально. Голова внутри шлема начинает думать о своей защите менее рационально ровно настолько, насколько крепок миф о шлемах.

Чем больше человека заставляют охранять собственную голову, и не только чисто физически, тем все больше он теряет способность о ней заботиться.

Проворная индустрия светлого капиталистического настоящего только “за”. Конечно, конечно! Safety First! Кто против безопасности — тот враг и предатель собственной головы. Не так ли? Повинуясь индустриальному базису, государственно-полицейская надстройка вторит: “Это закон! Ношение шлема обязательно. Разгильдяям, вольнодумцам, сумасшедшим — позор, общественное порицание и штраф!” Знания о собственной голове, включая ее защиту, не вашего ума дело. Это дело общественное!

Да плевать они все хотели с высокой башни на безопасность вашей головы. Особенно ее внутреннюю безопасность. Показуха за ваши деньги. Самый проворные из прохиндеев давно поняли, что имитация деятельности внешне ничем не отличается от самой деятельности. Однако имитировать гораздо проще чем делать, заботиться, создавать.

А вот различные аморальные типы, авантюристы и искатели приключений на собственную голову, не уставали утверждать:

“Жить без шлема — не проблема
Был бы ум, не надо шлема …”

Ведь внутренности головы, так называемый разум, могут защищаться гораздо эффективнее любой внешней защиты. Несмотря на аморальность, они не грешили показухой. Просто потому что в их мире она не имеет никаких оснований существовать.

Представьте себе что через столетие-другое, цивилизация сделает еще один виток и таких апостатов не останется на белом свете. Захотят людишки продлить физическое существование лет на пятьдесят или даже сто. Может и на неопределенное количество, кто знает этих будущих владельцев человеческих мозгов? А случаи непроизвольного падения на тротуарах участятся, да еще с тяжкими последствиями для головы. Разучится народ по человечески ходить пешком. И обяжут всех законные мудрецы цивилизации шлем носить. Не только на велосипеде и мотоцикле, но и на прогулке, по дороге на работу, в метро, машине, самолете, короче говоря везде, где только можно появиться. А еще лучше и дома, мало-ли что может случиться? Зарегистрированы случаи непроизвольного падения с дивана. Закон об обязательном ношении шлема — не только право, но и почетная обязанность каждого законопослушного гражданина.

“Мы жить хотим, рисковать когда хотим, а не охранять себя постоянно. Свободу свободному ветру!”

Прокричат оставшиеся неформалы, аморалы и отщепенцы. Но их никто не услышит, будут крутить у виска в их сторону, и даже иногда посадят в тюрьму особо буйных. Ветер у них в голове, понимаете. Ветер …

Но вообще зачем этой свободе какой-то ветер и дух? Людям нужны комфорт и личная безопасность, гарантированная шлемом. А чтобы не страдала безопасность окружающих, нужно показывать приверженность шлему собственным примером. Иначе — осуждение в аморальной безответственности и усмешки в спину. Время от времени штраф с занесением в учетную жизненную книгу. А то и законная ответственность уголовно-процессуального характера. Для этого ведь он и есть, суровый и справедливый, один на всех. И все для одного.

Счастливчики они, эти Шлемазл Пипл. Счастливчики …

Читать все посты

Часто говорят, но …

Квадратный корень из 4 не всегда 2 (а бывает наоборот)
Выбор еще не означает свободная воля (а бывает наоборот)
Материальный успех не всегда счастье (а бывает наоборот)
Страховка еще не означает здоровье (а бывает наоборот)
Новости еще не означает правда (а бывает наоборот)
“Мы” еще не означает “Народ” (а бывает наоборот)
Закон еще не означает справедливость (а бывает наоборот)
Власть еще не означает превосходство (а бывает наоборот)
Надзор еще не означает безопасность (а бывает наоборот)
Вольность еще не означает свобода (а бывает наоборот)
Ружье еще не означает защита (а бывает наоборот)
Дисциплина еще не означает порядок (а бывает наоборот)
Философия еще не означает мудрость (а бывает наоборот)
Мораль еще не означает нравственность (а бывает наоборот)
Религия не означает духовность (а бывает наоборот)
Уверенность не означает знание (а бывает наоборот)
Брак еще не означает взаимопонимание (а бывает наоборот)
“Я понимаю” еще не означает понимания (а бывает наоборот)
Ноты еще не означает гармония (а бывает наоборот)
Рифмы еще не означает стихи (а бывает наоборот)
Дом еще не означает тепло (а бывает наоборот)
Улыбка еще не означает дружелюбность (а бывает наоборот)
Успехи экономики еще не означает достаток (а бывает наоборот)
Роскошь — не всегда удовольствие (а бывает наоборот)
Смех еще не означает радость (а бывает наоборот)
Шутка — не всегда смешно (а бывает наоборот)
Существование не есть жизнь (а иногда наоборот)

They often say, but …

Square root of 4 is not always 2 (and can be opposite)
Choice is not always free (and can be opposite)
Materials gains is not always happiness (and can be opposite)
Health insurance is not always health (and can be opposite)
News headlines is not always truth (and can opposite)
“We” is not always “The People” (and can be opposite)
Law is is not always justice (and can be opposite)
Power is not always superiority (and can be opposite)
Surveillance is not always safety (and can be opposite)
Liberty is not always freedom (and can be opposite)
Gun is not always protection (and can be opposite)
Discipline is not always an order (and can be opposite)
Clever is not always smart (and can be opposite)
Philosophy is not always wisdom (and can be opposite)
Morals is not always a virtue (and can be opposite)
Religion is not always spirituality (and can be opposite)
Confidence is not always knowledge (and can be opposite)
Marriage is not always a union (and can be opposite)
Saying “I understand” is not always understanding (and can be opposite)
Notes are not always a harmony (and can be opposite)
Rhymes are not always a poetry (and can be opposite)
Home is not always sweet (and can be opposite)
Smile is not always friendship (and can be opposite)
Economic success is no always well-being (and can be opposite)
Luxury is not always pleasure (and can be opposite)
Laughter is not always joy (and can be opposite)
Joke is not always funny (and can be opposite)
Existing is not living (and often opposite)

Читать все посты

Небесный художник

Пока земные обитатели украшают свои елочки блестящими игрушками, суетятся в поисках оливье, шампанского и водки, супруги планируют семейный бюджет и путешествия на следующий год, дети смотрят очередной спектакль про Деда Мороза а хитрый упитанный кот, как всегда спит на диване, обнявшись с подушкой, пока потребители ожидают материальные подарки и моральные открытки с колокольчиками да звездочками, пока вежливые обыватели готовят слегка подправленные, но все еще несбывшиеся, прошлогодние пожелания, небесный художник занят своим прямым делом. Ему некогда. Он рисует облака …

Наступило утро. Земные обитатели, разбивши вечером по неосторожности пару блестящих шариков на елочках с игрушками, суетятся в поисках остатков оливье и шампанского. Водки почему-то не осталось. Обменявшись утренними любезностями по итогам вчерашней вечеринки, супруги отложили обсуждение семейного бюджета до лучших времен, а путешествие — возможно до следующего года. Дети вернулись к любимым экранам телефонов и компьютеров, почти забыв про вчерашний очередной Дед-Морозный спектакль. Потребители получили свои картонные коробки с материальными подаркам, но моральные открытки с колокольчиками да звездочками все еще продолжают поступать. Вежливые несбыточные пожелания обывателей стали прошлогодними, а потому бесполезными на ближайшие 364 дня. Хитрый упитанный кот, так ничего и не поняв, опять спит на диване обнявшись с подушкой. «Nothing changes — Nothing changes» [англ. «Ничего не менять — ничего не поменяется», прим. переводчика] — наверное думает он на языке своих кошачьих мыслей. А небесный художник нарисовал какую-то непонятную людям фигуру из белого дыма, чтобы они хоть немного задумались посреди своих ежедневных рутинных дел. Он старался как мог …

Читать все посты

Джингл Беллс

Декабрь. Подходил к концу очередной год. Бизнес-ориентированные люди до конца не понимали зачем творчество. Творческие бездельники по-большому счету не догоняли зачем весь этот бизнес. Ценители семейных ценностей не понимали ни тех ни других. Все были правы, но правы по своему. И даже маленький, невидимый глазу обывателя, электрон не знал до конца, частица он или волна. Дуальность и неопределенность царила повсюду. А за окном воображения шелестел мир, играя свою назойливую рождественскую музыку про звенящие колокольчики …

Читать все посты

От печали до радости

Радость и печаль есть позитивные и негативные эмоциональные состояния нашего сознания. Мало кто будет спорить что они находятся исключительно внутри нас. Я бы добавил в пределах биохимического компьютера, нашей собственной головы. Этот же компьютер с его “центральным процессором”, “программой” и “памятью” управляет поддержанием состояний в каждый момент времени. Без него совершенно бессмысленно говорить о каких-то состояниях, разве что наделять ими мифологических и литературных героев, мысли о состояниях которые все равно происходят в нашем сознании, как и мысли о нас самих.

Другого просто нет и быть не может. Коты, собаки и разные зверушки, скорее всего, тоже испытывают подобные состояния, но не могут нам об этом сказать. Точнее, мы [пока] не можем их понять и лишь по внешним признакам — положению усов, лап и хвоста — очень примитивно и необоснованно судим об их внутреннем эмоциональном состоянии.

А мы, люди, умеет произносить слова “мне хорошо”, “наступило отчаяние”, “мир прекрасен” и еще много подобных, давая намеки собратьям нашим на общий фон нашего внутреннего мира. Конечно, поймут не все. И глубина понимания будет зависеть от того, как глубоко “пониматели” знают нас, и как долго. Полное понимание субьективного вообще невозможно. Однако, взаимопонимание и со-чувствие [дефис важен!] есть, и их не может не быть. Нас так сложила органическая эволюция природы.

В то время как общий фон чувствуется исключительно внутри нас, на него влияют многие факторы как внутри, так и снаружи. Последнее, кроме прочего, включает в себя мифы, вымышленные абстракции и множество явно не существующих в традиционном смысле предметов и существ.

Оставим в стороне всякую религиозную шелуху, хотя даже она собирается в той-же точке сборки). Мы также [пока] оставим в стороне идею, на первый взгляд близкую к философии солипсизма, когда весь мир мыслится исключительно как внутренний, созданный и создаваемый ровно одним сознанием — нашим — кроме которого нет [семантика этого простого слова, как и его антонима, “есть” — отдельный разговор] ничего.

Как и что влияет на наше субьективное состояние на шкале хорошо — плохо, радость — печаль, надежда / отчаяние? На чисто-физическом уровне, уже достаточно изученном и понятном прогрессивному человечеству, вполне напрямую на состояние это влияет биохимия мозга. Против лома нет приема, как иногда говорят в незаконопослушной среде. Человечество изобрело массу рычагов и ручек управления, подобных громкости на усилителе звука, чтобы управлять собственным внутренним эмоциональным состоянием.

Кофе, каннабис, алкоголь, легальные и нелегальные наркотики, управляющие нейромедиаторами, вполне реально меняют субьективное состояние к лучшему. Хоть направление и не всегда гарантировано — в конце концов оценка “хорошо — плохо” лежит внутри того-же сознания, куда вмешиваются химическим путем. Да, временно. Да, в большинстве случаем с посторонними эффектами для физического тела. Да, во многих случаях порицаемо моралью и кодексом благопорядочного человека. Но нельзя, не кривя душой и будучи в здравом уме, отрицать, что это работает. Замечу еще что все эти средства не связаны напрямую с органической эволюцией приматов Homo Sapiens. Они — относительно новая находка и изобретение человеческого разума, мало что значащая в эволюционном масштабе времени.

Следует заметить что физически-неисправный компьютер справляется со своими задачами куда хуже. Тоже самое можно сказать и о компьютере старом, в котором триггеры и ниточки передачи сигналов уже не такие быстрые. Больному человеку гораздо труднее поддерживать состояние “радость” чем здоровому. При прочих равных условиях, требуется больше внешних вмешательств для достижения одинакового субьективного “хорошо”.

Изменение эмоционального фона возможно и без прямого вмешательства в биохимию мозга. Реагируя на, казалось-бы, малозначимые для жизни аспекты — статус, позицию в общественной иерархии, владение имуществом и деньгами, власть, почитание вплоть до поклонения, самооценку, и другие абстрактно-вымышленные субстанции — внутреннее восприятие запросто может меняться, как в положительную так и отрицательную сторону. Очень ненадолго.

Притом реагируем мы лишь на изменения, а не на уровень как таковой. Первую производную общественного статуса и материального положения, выражаясь языком арифметики. Производные в реальном мире постоянно расти не могут. Иначе получатся численные бесконечности. А их не бывает. Развлекательные игрушечки денежного соревнования могут приносить радость, но только в момент изменения в “правильную” сторону, да и то очень ненадолго.

А люди все верят в будущий успех, молятся религии денег, комфорта и статуса. Как ослики глядят они на морковку из собственных домиков, машинок, яхт и островов, где наступит счастливое “тогда” и “там”. Даже будучи законченным материалистом-прагматиком, трудно ожидать от этой линейной модели материального накопления сколько-нибудь существенного и долговременного изменения эмоционального фона.

В дополнение к “настоящим” атрибутам жизнедеятельности, есть много других, проще и доступнее. Это развлечениями разного рода от массового спорта, поп-культуры, телевидения до танцев, экзотических хобби и фотографических путешествий по мировым достопримечательностям. Подобные активности не только занимают время и внимание, но часто положительно влияют на общий эмоциональный фон. Можно купить билеты на спортивный матч, и не обязательно в VIP сектор, или просто включить телевизор в нужное время, чтобы порадоваться победам любимой команды.

А что если перенести внимание на высокое искусство? Вместо футбола — балет, живопись, театр, музыка, дававшая радости многим поколениям и со временем ставшая классической? Так сказать, настоящее “высокое”. От перемены мест слагаемых сумма меняется, но незначительно. Радости эти вполне оправданны и обьяснимы. Во первых, как красивый костюм или дорогая повозка, это некий признак статуса, принадлежности к особой касте людей, понимающих это самое “высокое”. А с другой стороны это средство поддержание правил красоты для привлечение полов, в общем-то скрытые палочки-выручалочки банальной человеческой регенерации.

Механизмы воздействия подобного рода чуть старше биохимии наркотиков, но не настолько старше. Им от роду не более десяти тысяч лет. От времен Аграрной Революции. Да, это все мелко и несущественно. Да, все это бесследно и достаточно быстро проходит. Но как и в случае с прямым вмешательством, нельзя отрицать, что и это тоже работает.

Есть и более древние механизмы радости. В то время как дыхание, без которого жить не более чем несколько минут, нами не замечается и не приносит особой радости само по себе, вкусная еда может приносить массу удовольствий гурманам и всем голодным людям. Конечно очень ненадолго и только во время потребления. Питание, солнце, воздух и вода абсолютно необходимы для нашего ежедневного выживания. Без и радость не в в радость.

Но еще более базовый и более древний инстинкт — продолжение рода. Так секс, который тоже безусловно влияет на эмоциональный фон через достаточно изученные гормональные механизмы, абсолютно и безусловно необходим эволюции для распространения нашего ДНК и продолжения существования вида. Ему миллионы лет. Он стар как мир.

И хотя сам процесс крайне быстротечен, его последствия часто вызывают эмоциональную цепочку на последующие 20-25 лет, да и наверное на всю оставшуюся жизнь. Забота о потомстве заложена в наши головы безусловно и неопровержимо, иначе нас бы тут давно уже не было. А раз так, раз я пишу сейчас эти слова в полном согласии с Антропным Принципом, значит были и есть ниточки радости для поколений предков, тысячелетиями оберегавших свое потомство. Значит они есть и у всех нас.

От внешнего к внутреннему. Поскольку оценщик — это сами мы, то вместо того, чтобы менять оцениваемое (наверное лучше сказать в дополнение к этому) можно попытаться поменять оценщика. Притом делать это не через биохимические механизмы, так сказать “со-взломом”, не подменяя внешние восприятия описанные выше, а в результате внутренней работы сознания и только его.

Например, можно воздействовать на внутреннее эмоциональное состояние опираясь на какую-то древнюю традицию: восточную философию Дзэн Буддизм, Даосизм, традиционную индийскую йогу. Запросто могут помочь и более поздние религиозные монотеистические культы типа Христианства или даже Саентологии — кому что.

В данном контексте интересен не вопрос существования [еще одно слово, семантика которого не так проста, как может показаться на первый взгляд] того или иного необходимого для практики бога, а психологический и эмоциональный эффект, к которому приводят человеческие фантазии о нем (ней? них?). Возможно даже на молекулярном уровне будет происходить что-то подобное “взлому”, но это в данном случае это уже не так важно.

Внутренняя работа подобного характера бесценна. Она буквальным образом не стоит никаких денег, не требует дорогостоящих билетов или продвижения по корпоративной лестнице, длиной в полжизни, да еще без гарантий успеха. Однако ничего не проходит бесследно. Принимая одну или другую систему оценок, всерьез, надолго, раз и навсегда, человек сознательно лишает себя множества других способов получения моментальных радостей, какими бы глупыми и мелкими они ему не казались.

Следует заметить что доставляя мысленные радости, процесс веры в религию, богов, загробную жизнь, переселение душ и даже в 72-х гурий при условии хорошего поведения, происходит в том-же сознании “верователя”, исключительно в моменте здесь и сейчас. Принципиально он не отличается от каннабиса или бокала коньяка, хотя последнее намного проще.

Надо отдавать себе отчет что менять восприятие изнутри можно только до определенной степени и не до конца. Так, отказавшись воспринимать тепло раскаленного железа или холод арктической ночи, скажем чтобы принять безотлагательные решения в самое короткое время, можно запросто оказаться в пространствах, где царит “исключительная благодать” по словам русского поэта-песенника 20 века, и уже никто ничего не воспринимает.

Эволюции глубоко безразличны наши индивидуальные чувства и эмоции — как положительные так и отрицательные (эмоциональный фон). Она бесцельна. В нее совершенно не обязательно верить. Более того, верить в теорию совершенно бессмысленно. Ее можно знать или не знать.

Подобное можно сказать и про отдельную жизнь, со всеми ее взлетами и падениями. Внутреннее эмоциональное состояние существует само по себе и сабо для себя. Попытки найти общий смысл происходящего, а еще лучше сказать придумывание смысла путем рационального мышления, требуют большой доли фантазии, могут привести в очередную религию, дурдом или примерно вот в такую математику в эмоционально-временных измерениях.

Для понимания потребуются лишь базовые знания школьной программы, немного воображения и жизненного опыта.

Давным давно в древней Греции эпикурейцы пошли именно этим путем. Конечно у них не было телевизоров, Кока-Колы, средиземноморских яхт повышенной комфортности и индустрии развлечений, подобной сегодняшней. Понимая конечность бытия и безразличность придуманных богов, они ставили доступные в то время радости и наслаждения выше всех других ценностей, и возможно в чем-то были правы. По крайней мере мы про них знаем через 2300 лет.

Наши знания о радости могут сыграть дьявольскую шутку: в попытках радоваться больше а грустить меньше, используя широкий набор доступных средств мы может потерять способность радоваться как таковую. С мыслями вообще надо быть поосторожнее. Бывает, они захватывают сознание и живут сами по себе, своей собственной жизнью. А мы, как сторонние наблюдатели, их чувствуем, пытаемся увязать логической сетью воедино, и даже выражаем в черных буквах на белом фоне ..

Читать все посты

Дядя Степа Голубой

Доблестным милицейским войскам посвящается …

В доме восемь дробь один
На углу у Мостовой
Жил веселый гражданин
По прозванию “Голубой”

По фамилии Тарасов
И по имени Тарас
Из районных пидарасов
Самый главный пидарас

Не любили гражданина
За такую срамоту
Одевался в цвет павлина
Видно было за версту

С ним друзья толпой веселой
Шли на ужин и обед
Кто в штанах, кто c жопой голой
Сесть не прочь на табурет

В коридоре смех и шепот,
В коридоре гул речей.
В кабинете наш Тарасов
На осмотре у врачей.

Он стоит. Его нагнуться
Просит вежливо медбрат
Вы не бойтесь, не волнуйтесь
Это же военкомат!

Все от зрения до слуха
Мы исследуем у вас
Хорошо-ли слышит ухо
Правда ли что пидарас

Эх! Не годны вы, Тарасов
Ни на флот, ни на войну
Но в Мундиры Голубые
(Слышали войска такие?
Все как вы, почти родные)
Мы запишем вас тогда
Охранять страну труда

Он шагает по району
От двора и до двора,
Звездно-синие погоны,
С пистолетом кобура.

Кто не знает взгляд Тараса?
Мент-Тарасов всем знаком!
Знают все, что он, Тарас
Был и будет молодец!

И смеются все ребята
Пионеры, октябрята
Те, кто лично был знаком
С этим как бы мужиком …

Двадцать первый век приходит
Интернет повсюду бродит
Но готов пойти на спор
Мы дадим ему отпор

От Содома и Гоморры
Возведем мы ввысь заборы
Чтоб не смог ни плут ни вор
Перепрыгнуть к нам во двор

Арестуем неформалов
И формалов заодно
Выключим Фейсбук сначала
Запретим потом кино

Вдруг откуда ни возьмись
Аморальный враг проснись!
Сеет смуту и разврат
Все на западный на лад

А еще тут либералы
Расплодились, елы-палы
Мысли вольные поют
И на нас, ментов, плюют

Но преступникам в ответ
Говорит Тарасов «нет»
Мы за партией с народом
Побежим в огонь и в воду
В этом нации расцвет
Это наш менталитет!

Мы покажем пидарасам
Буржуазных дальних стран
Порох есть у нас с запасом
И не гоже ловеласам
Соблазнять детей и дам

Ведь недаром сторонятся
Милицейского поста
И милиции боятся
Те, чья совесть не чиста.

К сожалению, бывает,
Что милицией пугают
Непослушных малышей.
Называя непонятным
Некрасивым и развратным
Иностранным словом “гей”

Как родителям не стыдно?
Это глупо и обидно!
И когда я слышу это,
Я краснею до ушей …

Враг кругом и стар и млад
От Курил и до Карпат
Стоп! Спокойно! Мы — защита!
Партии передовой отряд

Но зато когда поймали
Настучали, задержали
Могут не заметить нас
Тут правительства приказ:

Видеть все вокруг должны
Как менты умом сильны
Это ж гвардия народа!
Это ж ум и честь страны!

Я, друзья, скажу вам сразу:
Эти рифмы по заказу.
ФСБ с Госдепом вместе
Обещали тысяч двести

Михалкова книжку дали
Пистолетом угрожали
Что сказать мне им в ответ?
Тяжело ответить: нет.
В этом был их стих и сказ …

(И Тараса-пидараса
Я придумал в тот-же час)

2018

Читать все посты

Pre-packaged

We live in a pre-packaged world. We rarely create. Instead, most of the time we choose “a package”. This is often referred as the “freedom of choice”. Let’s not forget that giving you a free choice, by itself is neither free nor is a choice. It’s rather a manipulation, a manifestation of power and the means of control — however subtle it might be.

You choose TV channel to watch, radio station to listen to. You choose to buy clothes, shoes and styles made for the average consumer, not you. Many of them display the brands we choose, so that more consumers see the greatness of our choice, and make choices of their own. Gucci or Hugo Boss? Gap or Banana Republic? This is to maximize the gains of those who sell. Simple!

To make fast-food even faster, we choose McDonalds vs. Burger King (feel free to substitute it with your personal choice of brand) and then enjoy the menu from 1 to 8 of more or less the same content. We eat pre-made microwave heated pizza, while our kids enjoy pre-mixed macaroni and cheese. Paper or plastic? Iced or hot? Pre-packaged gourmet turkey or pot pie? Red or white?

We choose pre-arranged doctor recommendations and drugs. We choose insurance plans from all 4 best available options. We choose smalltalk and greetings from the pre-packaged meaningless phrases. — Hi, how are you! — Good, and you? — Very well, thank you. — Good!

We no longer talk to a human when we call for help over the phone: for marketing press 1, for customer support press 2, etc., to hear these options again, press 9. The customer support would read a screen with instructions and their menu options, pretending to be human. Some no longer do even this, replacing it with fully automated chat.

Pre-mixed music. Rock, pop, classical, country, jazz, international. Pre-arranged literature. Fiction, drama, comedy, novels. Pre-sorted entertainment. Baseball, football, NASCAR, sitcom.

Pre-packaged political party from the menu of two, one better than the other. And even this choice becomes more and more challenging every year. — Are you pro-gay or anti-pro-choice? (being neither a gay nor a pregnant woman). — Are you anti-pro-immigration or against great-again? Big pharma or Big Oil? Big military or Wall Street?

You can freely choose between Married Filing Jointly and Single when doing your taxes. But if you fail to make this choice for 2-3 years in a row, you may end up in a place with much less freedom of movement.

Pre-packaged lifestyle. Suburban, city, country. House-3-car-garage-kids-schools, apartment-suit-office-job-public-transport or corn-field-tractor-everybody-knows-everybody. Exercise your freedom of choice.

Pre-packaged god. Jesus, Mohammed or Moses? Consider Buddha. Or scrap all these ancient fellow. Choose science. Well, this one is not really your choice, not to start with at least. It depends more on the geo-coordinates you are born in, your family and upbringing. Free will of your parents? Not really. They inherited this, much as you do.

Pre-packaged lifestyle. Suburban, city, country. House-3-car-garage-kids-schools, apartment-suit-office-job-public-transport or corn-field-tractor-everybody-knows-everybody. Exercise your freedom of choice.

And so on, and so on. It’s all like this. No escape. The only real choice it seems, is whether to continue to live or not. Pre-packaged death. Various options available.

But until then, can we create (vs. choose) anywhere, anytime, anything that’s not fed to us just like ranchers feed cattle?

… Even if just only in our imagination.

Читать все посты

Тишина

На каждого человека, даже партийца Единой России или Республиканской Партии США, давит атмосферный столб весом в двести четырнадцать килограмм. Давит! Так популярно пневматический закон природы осветил один турецкоподданный прошлого века. И был прав, возможно, даже не познав глубоко физики как науки.

Звуки тоже давят на нас постоянно. Они окружают повсюду. Они есть всегда и везде. Утро. Зазвонил будильник. Именно со звука начинается новый день многих людей. Мы добровольно взводим “курок” на часах и надеемся, что новый день начнется вовремя. Звук будильника очень просто контролировать — например, выключить первым делом после пробуждения и даже поспать немного после этого, если позволяет обстановка. Этот звук — наш на все 100.

Звуки природы часто воспринимаются как должное и даже ласкают слух, несмотря на громкость акустического сигнала. О, компрессия! Эта палочка-выручалочка звукоинженерного сословия. Она на службе рекламодателей от акустики. Она делает тихие звуки громкими, а громкие — еще громче. Без криминальных поворотов ручки “Volume” по часовой стрелке до 11.

Океанский прибой, пение птиц, шум ветра, стук капель дождя и даже гром, если гроза далеко. Даже если поезд и рельсы, но далеко. Мы к ним быстро привыкаем. Мы можем с ними спать. Нам нечего опасаться.

Наука об эволюции говорит, что если звук где-то там, или даже нам так кажется, когда мы его слышим, мы спокойны. Он не раздражает слух по простой причине — нам нечего бояться. Опасности нет, и/или некого ловить как добычу. И то, и другое — вне прямой досягаемости. Ну, или так кажется — потому, что кажется, что звук далеко. Это природа восприятия звука. На рок-концертах и похоронах мы слышим в первую очередь большой басовый барабан: “бум-бум-бум”. Это абсолютно нормально и даже относительно безопасно в своде современных законов США.

Но чем дальше в лес, тем толще адвокаты. Мы сталкиваемся со многими звуками, которые вне наших сил. Как естественные, так и созданные нами звуки имеют свойство распространяться в пространстве. Их слышно всем окружающим, независимо от того, хотят они этого или нет. Закона о звуке пока нет.

Проехал по улице громкий мотоцикл Харли Девидсон. Пролетел шумный самолет МиГ-31. Соседу вздумалось что-то просверлить с утра пораньше. Гудит завод. Шумит город. Кто-то очень рядом звонко жует чипсы. А кто-то громко разговаривает по телефону, не замечая десятки других людей по сторонам. В лифте, туалете или кафе заиграла развлекательная фоновая музыка. А на улице у кого-то из машины доносятся басы с стиле рэп, способные не только взорвать машину, но и вызвать небольшое землетрясение в радиусе километра.

Мы, непричастные к источникам этих звуковых волн, как ни крути — вынуждены их слушать. Звуковой столб в десятки децибел и сотни частот давит на всех и каждого из нас. Давит! Постоянно и неотвратимо! И лишь потому мы находимся в общем звуковом пространстве, от которого нельзя убежать или даже улететь.

Воздух, которым мы дышим, трудно присвоить себе, сделать персональным. Для этого потребуется специальная изолирующая камера, что весьма непрактично. Скажем, когда Нефтеперерабатывающий завод орденоносного города Пермь выпускает в атмосферу свои ароматные дымы, дышат все, а удовольствие от прибыли получают немногие. Это тоже столб, только химический. Теоретически с ним справиться можно. Мы, конечно, все “ЗА” зеленые леса, поля, горы и чистый воздух в Уральском Военном Округе. Однако, в силу многих обстоятельств, в обозримом будущем с дымом этим
вряд ли что-то удастся поменять. Это данность современности.

Забравшись на высокую гору или забредя в лес в безветренный день, вы заметите, как ломит уши от ниоткуда взявшейся тишины. Как будто чего-то не хватает в звуковом окружении! Шум, которого нет. Наш мозг его создает
по привычке. Так, люди, живущие в высокой загазованности, первое время плохо чувствуют себя на свежем воздухе. Это пройдет!

Оказавшись в далекой стране Японии, вы вдруг обнаружите, что разговариваете громче всех в транспорте, если, конечно, рядом не окажется всегда смеющихся непонятно над чем американских туристов. Ни вам, ни им, конечно, ничего не скажут, но посчитают за варваров-пришельцев. Ведь звуковой столб часто создается нами, и мы даже этого не замечаем.

А тишина — она одна на всех, и она на вес золота …

Читать все посты

Ленин и Фейсбук

Каждая кухарка должна научиться
управлять собственной лентой новостей
(Неизвестный автор, “Блоги”, 1917)

 

История о событиях осени 1917 года в России, известных как ВОСР (Великая Октябрьская Социалистическая Революция), рассказанная и пересказанная многократно, воспетая в стихах, прозе, мраморных изваяниях с винтовками на станциях метро, в кино и на телевидении — сущая неправда. Верьте или не верьте.

Последние исследования западных ученых неопровержимо доказали всю несостоятельность трактовки событий, с кульминацией в момент залпа, на мало значимом сереньком пароходе “Аврора”. Как оказалось, зачатки информационных технологий, столь привычных нам сейчас, были уже в те далекие времена. Лента новостей была сродни телеграфной бумажной дорожке с “точка-тире, точка-тире”.
Утро без ленты — это не утро. Только задумайтесь, ну как могли люди выжить без коммуникаций в реальном времени, IP адресов и фотографий кошек со значком “нравится”?

Факт наличия прото-Айфона у вождя мирового пролетариата тщательно скрывался царской охранкой. Конечно, скорости передачи данных были всего-то 3 буквы в секунду. А до воплощения идеи светящейся клавиатуры на экране еще не прошли необходимые десятилетия технического прогресса. Подобные устройства были и у других революционеров-интеллигентов. Для рабочих и солдатских депутатов из Сеула через Берлин и Париж тайно закупались устройства прото-Андроид, подешевле и попроще.

Вся Партия Большевиков состояла из множества ячеек на местах, групп прото-Фейсбука, открытых для чтения ленты, но для вступления требовавших подтверждение модератора, плюс еще рекомендации 2-3 участников. К новичкам относились хорошо, особенно к тем, кто сходу ругался матом. А вот умники, рассуждающие о философии и диалектике перехода количества в качество, вызывали недоверие. Даже иногда попадали в бан. Считалось, что так можно поймать прото-ботов, пытавшихся отрицательно повлиять на большевистские настроения в массах.

Производство автоматических печатных машин было давно налажено Тайной Канцелярией, факт, который долго держался под замком (использовался шифр Цезаря) и не попал в книжные учебники. Говорят, машинки эти выходили в сеть, создавали аккаунты и без участия человека вели дискуссии в закрытых группах. Дезинформацию в массы! Безопасность в те времена была в зачаточном состоянии, а о приватности данных не могло быть и речи. Говорят, машинки даже помогли повлиять на выборы короля Франции в 1916 году.

Меньшевики, как отчасти следует из названия, были менее успешны в виртуальном маркетинге собственных идей, и потому далеки от народа. Левые Эсеры и Анархисты кроме прото-Инстаграма не признавали, ровным счетом, ничего. Ну подумайте сами, сколько сил и энергии уходило на одну черно-белую фотографию с магниевой вспышкой на тему уличной несправедливости и произвола полиции. И какой ничтожный был ее рейтинг популярности. 26 просмотров. 3 лайка. 1 комментарий, и тот матерный. Просто замечательно … Другое дело — кошки! Под ними даже люмпены ставили лайки и делились в группе “Отбросы Общества — Объединяйтесь”.

Самая главная, и по известным причинам, закрытая группа большевиков называлась кратко — “ЦК”. В 1917 году главными модераторами были Ленин и Троцкий. Туда почти никого не пускали, кроме изначальных создателей. А если исключали, то с анафемой, автоматическим исключением из всех других групп, плюс обязательным удалением постов и комментариев, включая лайки. Доходило даже до разборок, рукоприкладства и стрельбы из наганов в физическом мире.

Ненавистный царский режим тоже не дремал. Он отчетливо понимал, что по Европе бродит не только призрак коммунизма, но еще и прото-пакеты информации, подрывающие устои общественного строя и саму государственную власть. Их глупо отрицать, хоть и нельзя увидеть. Казна была в жалком состоянии, и потому покупать Айфоны или даже Андроиды было непозволительной роскошью. Тем более, что компания “Яблоко” ввела запретные санкции против особо приближенных к императору особ, а китайские подделки не работали — девять из десяти. Зато в руках у режима были прото-системы слежения, перехвата и блокировки определенных комбинаций букв на печатных машинках. Правда, работали они не лучше китайских подделок Айфонов.

Однажды выследив вождя по слабоуловимому сигналу связи “точка-тире-точка,” жандармы чуть не схватили его в городе на Неве. Сигнал пропал где-то в районе Разлива, а где именно — так и не удалось установить. Там связь была просто никудышной. Половина “звездочки” прото-Билайн. А в каждый шалаш с инспекцией без спроса ходить накладно, да и неэтично как-то. Станешь потом предметом бесконечных анекдотов неблагодарных потомков.

Говорят, именно там, в шалаше, в полной изоляции и режиме “офлайн” будущий вождь рабочего класса от скуки, буква по букве, набрал на своем Айфоне заметку “Государство и Проституция”, над которой дружно смеялись соратники по партии и даже местные крестьяне. Сюжеты и манера изложения были доступны для всех. Но потом, уже в Петербурге, при синхронизации данных с одним из сетевых сервисов, произошла ошибка. Бэкапа, ясное дело, не было. Текст, впоследствии ставший классическим, восстанавливали подручными средствами, как могли. Получилось не очень.

Размышления Ленина, склонившегося задумчиво над Айфоном, привели к идее о триедином начале материализма, этого краеугольного камня марксистской идеологии, немного попахивающего христианских душком: Диалектический Материализм (ДиаМат, “отец”), Исторический Материализм (ИстМат, “сын”) и не менее важный Потребительский Материализм (ПотМат, “дух святой”).

Значимость последнего не всегда до конца понимали недобитые философы от интеллигенции. Зато каждый рабочий всей классовой сущностью чувствовал важность и неизбежность собственных цепей. Желание приобрести новый девайс c роторным циферблатом и яблоком в середине — движущая сила пролетариата. Так, и только так можно прикоснуться с святому информационному духу! Впоследствии оригинальная классическая работа была искажена хакерской группировкой “Оппортуниус” (их последователи будут взламывать серверы кандидатов и президентов США, тонущих во лжи порочной буржуазной идеологии и личных склоках) и вошла в анналы истории как “Три источника и три составных части марксизма”.

Ленину приходилось скрываться не только в реальном, но и в виртуальном пространстве. Аватарку лысоватого дворянина с бородкой, в жилетке и кепке, знали повсеместно. У этого аккаунта было более миллиона подписчиков, не все из них — верные сторонники группы “ЦК”, хоть и ставили лайки под постами “Апрельские Тезисы” и “Записки Постороннего”. Вождь был также известен под аккаунтами “Кубышкин”, “Лысый”, “Тяпкин-Ляпкин”, “Картавый 69”, “Петербуржец”, “Вован_1871”, “Старик”, среди множества других. Прото-искусственный интеллект охранки был слаб для установления связи между всеми этими именами псевдонимами.

Прото-Убер, этот самый безопасный и относительно недорогой способ передвижения, в то время включал сервисы “Общая Телега” (эконом), “Повозка” (наиболее популярный), “Карета” (для желающих показать статус без наличия достаточных средств) и “Личный Броневик” (VIP). Убер пытались запретить власти, под нажимом союза извозчиков и лобби. Но потом охранка поняла, что с Убером этим проще ловить революционеров по информационному следу, а то и подсаживать специальных извозчиков-провокаторов, да разговорчики о том, о сем заводить.

К началу 1917 года в сети стал широко популярным прото-мессенджер “Телеграф”. Официальные власти до конца не понимали всей сути новых времен и потому, на всякий случай, пытались запретить телеграфное общение, объявив его незаконным и обрезав все мыслимые провода, ведущие из страны к телефонным станциям какой-то компании
со странным названием, заодно обрубив пару сотен собственных.

Прослушивая телеграфные разговоры, надзиратели никак не могли понять, о чем там речь. Рабочие, солдаты и даже дворянские большевики-интеллигенты несли полную околесицу из слов и букв, безо всякой смысловой нагрузки. А непонятное всегда пугает,
и особенно, власти. Невдомек было этим недоучкам от профессии Шерлока Холмса: незачем искать смысл там, где его нет. А методы просто-криптографии они еще не проходили. Другое дело, разогнать недовольных с плакатами на площади.
Некоторых посадить.

Поговаривали, что Телеграф этот придумали швейцарцы, а деньги на разработку дали немецкие банкиры, чтобы подорвать великую Российскую Империю, так сказать, изнутри. Дать людям общаться, а там, глядишь — она и сама рухнет. Чтобы ускорить светлые времена, в Телеграфе была нарисованная карандашом от руки пушка.

В солдатских и матросских группах админы усердно объясняли, что в пушке этой есть некий тайный смысл, и за недостатком знаний о синхронизации данных в реальном времени среди народных масс, говорили: “ждите громкого хлопка и дальнейших инструкций”. Надо заметить, звуковые возможности в те времена были не лучше патефона с трубой. Но для хлопка ведь и не нужно стерео звука, который еще даже
не изобрели.

Большевики печатали бумажную газету “Правда” лишь для отвода глаз, прекрасно понимая, что никакой правда там никогда не было и не будет. Фейсбук и Телеграф были куда более надежным средством строить группировки по свержению Временного Правительства. Полгода назад сам Царь, увидев брожение в умах и поняв всю безнадежность ситуации, закрыл навсегда свой аккаунт в Твиттере, предварительно поместив пост в 140 символов об отречении от престола, с несвойственной ему ранее ненормативной лексикой в адрес особо активных заговорщиков.

И вот настал день, когда все поняли, что дальше так жить нельзя. Верхи ничего не могут, а низы ничего не хотят. Картинка пушки в Телеграфе поменяла цвет (недавно был обязательный апдейт приложения). Для отвода глаз Временного Правительства был пущен в ход небольшой серый крейсер с железной пушкой на борту. Но сигнал к бою дала не она, а именно та, которая в Телеграфе.

БУМ!

Дальнейшие инструкции были крайне просты — бежать в сторону Зимнего Дворца, бить недобитых, а заодно захватить Почту и Телефон (Телеграф уже был в надежных руках). Сказано — сделано. Такой массовый прото-флешмоб явно не ожидали юнкера и Временное Правительство.

Броневик, площадь. Ильич произносит речь.

“Революция, о необходимости которой все время в Телеграфе говорили большевики, свершилась!”

Аплодисменты! Ура! Выстрелы в воздух! Только потом упоминания о прото-мессенджере Телеграф будут навечно стерты из анналов истории. Были, конечно, энтузиасты, записывающие события на свои маломощные устройства с круглым циферблатом.
Но увы, ни одна копия не сохранилась.

Победа Великой Революции наступила неотвратимо и молниеносно, а равно и неожиданно для ее главных организаторов. Сперва они обменивались поздравительными постами, ставили лайки, делали селфи около броневика на фоне Зимнего, и вели себя, по нашим меркам, вполне достойно.

Но мудрый Ильич быстро сообразил, к чему это все идет в новых условиях. Завтра Троцкий провозгласит какую нибудь очередную философскую чепуху. Изрядно подвыпившие Бухарин и Зиновьев начнут дерзко комментировать бесконечными тирадами со знаком 🙂 и намеками на нетрадиционную ориентацию оппонентов. Маяковский публично пошлет всех, кто не понимает его рифмы, на@#$. Сталин не поймет, о чем речь, посчитает, что его в очередной раз публично держат за дурака, и предложит всех расстрелять.

А какой-то козел с ником “Феля_Дзе” и аватаркой коня в пальто (если честно, да он даже на козла-то не похож!) опубликует фотку “Вова и Инна в Париже”. Да еще с тэгом пользователя “Наденька_КК” и приветом “вот куда ведут буржуазные нравы”. Ужас!
За такое только виртуальный расстрел на месте. Нет Айфона — нет человека. В Сибирь. 10 лет без права подключения.

2352 комментария спустя, взаимные обзывательства личного характера, кнопка “я тебе больше не друг” — и революционеры угомонятся до следующего утра. Потом побегут удалять картинки и цитаты, говорить: “Я такого не говорил!”, “Это провокация!”, “Мой аккаунт вчера взломали оппортунисты!” и оправдываться всеми силами и средствами. Но поздно, батенька, поздно! В сети нет понятия “удалить”.

Сказанное в сети, не вырубить топором. А ведь если так дальше пойдет, да каждый вечер, то все члены супер закрытой группы “ЦК” забанят, а то и вовсе перестреляют друг друга. Кто виноват? Ну конечно, буржуазный капитал, немцы всякие и даже Северо-Американские Соединенные Штаты. Это они придумали коммуникации. Это их злостный план.

Ну и евреи еще. Беспроигрышный вариант в любом абстрактно-обвинительном деле, товарищи. А ведь они не только в САСШ заморском. Они вот тут, в самом сердце админов группы “ЦК”. Того и гляди диктатуру установят. Троцкий только и ждет этого. А как к власти придет, так сразу перепишет Манифест группы, а то и Условия Пользования — и каюк самой идее большевизма.

А тем временем, страницы “Земля — Крестьянам”, “Фабрики — Рабочим”, “Водка — Солдатам”, “Кокаин — Интеллигентам” взлетают в рейтингах выше крыши. Миллионы лайков из-за рубежа и внутри страны. Прото-автопереводчик весьма неточно доносит тонкий солдатский юмор на английском и французском, но суть понятна. Пьют везде. Одинаково много, и с похожими последствиями.

Что делать? Покончить раз и навсегда с этим дьявольским изобретением. Оно разрушило старый режим — разрушит и новый. Все телефоны на слом, товарищи! В порядке Красного Террора. Несогласных — в расход. Без сожалений. Телеграф в руках кулаков и люмпенов — враг рабочего класса. Так и порешили.

Прошло каких-то сто лет, и …

Читать все посты

Главное, чтобы костюмчик сидел

Так было уже давно. Испокон веков. Большинству людей абсолютно по-барабану что ты думаешь. Да, наверное, всем. Всем на свете. Не мысли твои, и даже не слова, а действия нужны общему прогрессу человечества. Учись, работай, расти детей, строй дома, сади деревья, развлекайся по возможности, соблюдай закон и мораль, спи по ночам, набираясь сил на следующий оборот земного шара вокруг своей оси. Он случится сам по себе, думай что хочешь. Или не думай. Ни замедлить ни ускорить! Ближайшая звезда неотвратимо поздравит с наступлением нового утра. Улыбочка! Физзарядка! Шагом марш!

Мысли твои — лишь вспомогательный инструмент. Главное чтобы ты функционировал, да соответствовал ожиданиям природы и общества. Ведь, “чему нас учит, так сказать, Семья и Школа?”

Очень важно поменьше про это думать и пытаться не осознавать. А в случае чего, забыть при первой-же возможности, и желательно без употребления химических средств воздействия. Так проще и полезнее для всех, включая твой собственный биологический агрегат с парой рук, ног, ушей, моторчиком, гоняющим эритроциты и гемоглобины. Да еще Центром Управления Полетов, по совместительству приглядывающим за этим сложно устроенным хозяйством через призму практической необходимости, страха, удовольствий и баланса рациональности.

Бессознательное рациональное существо — наиболее эффективный способ выживания вида.

Отдельные импульсы программы “Я”, терабайты структуры «SELF», случайно образовавшиеся чувства и мысли, не представляют большого интереса на поле боя. Они приходят ниоткуда и так-же незаметно уходят в никуда. До них, до этой Персональной Вселенной, существующей в небольшой отрезок времени от одной бесконечности до другой, в сущности, никому и дела-то не должно быть. Тут нет фотографий и кнопки “Like”. А там, снаружи, главное чтобы костюмчик сидел! Наряжайтесь по праздникам и будням …

Этот я не есть “Я”, зеркало. Этот я есть “ТЫ”, отражение.

Читать все посты

Белый парус в море наживы и криптогана

to:helloWorld.anythingNew(), return:
{ «0»: «string: same old, same old» }

В половине двенадцатого с северо-востока, со стороны деревни Шереметьевки, на блестящем лайнере с надписью “Рога и Копыта Эирлайнс” (ранее именуемого “Аэрофлот”), в кресле 13F в воздушное пространство Кремниевой Долины влетел молодой человек лет тридцати.

Его тонкая шея была укутана в модный капюшон куртки “худи”, ноги были в лаковых кроссовках с резиновым верхом апельсинового цвета. Носки под кроссовками были! В руке молодой человек держал никому не понятную в эти дни астролябию с символом иностранной буквы “У”, с двумя черточками сверху.

Выйдя из аэропорта SFO, он заметил, откуда ни возьмись взявшегося, бездомного с табличкой “беру подаяния в любой валюте”, который весело вскричал:

— Дядя! Дай пару биткоинов!

Молодой человек вынул из кармана Айфон, что-то на нем щелкнул, иронически посмотрел на бездомного и воскликнул фразу, очень скоро ставшую крылатой в крипто-финансовых кругах:

— Может быть, тебе дать еще хеш-ключ от аккаунта, где настоящие деньги лежат?

Зарвавшийся представитель американского люмпен-пролетариата понял всю беспочвенность своих претензий и немедленно отстал.

Молодой человек солгал: у него не было ни аккаунта, где не то что деньги, пустые смарт-контракты могли бы лежать, ни тем более хеш-ключа, которым можно было бы в него войти.

Быстро освоившись в местной обстановке, молодой человек свистнул Убер и покатил в город. По пути он глубокомысленно спросил извозчика, по внешности и акценту пожилого выходца из неопределенной среднеазиатской страны:

— Ну что, отец! Невесты в вашем городе есть?
— Кому и Фейсбук невеста.
— Больше вопросов не имею. Гони тогда на Песчано-Холмовую. Да побыстрей. Меня там заждались уже …

Молодой человек снова солгал. Его никто не ждал на Sand Hill Road, этой “Мекке” мирового венчурного капитализма. К тому же историю про революционного лейтенанта Петра Петровича Шмидта местные финансовые акулы, скорее всего, не читали. Нужен был план, а времени оставалось немного.

Распахнув первую попавшуюся дверь первого попавшегося офиса венчурного капиталистического фонда, молодой человек заявил:

— Я Иосиф Шмидт. Из “ Шмидт энд Шмидт Стартаперс”, — надеюсь, слышали.

Его русский акцент выдавал либо агента КГБ, маскирующегося под инвестора, либо жулика самого высокого класса. Либо всего этого одновременно. Или, не дай бог (тьфу, тьфу, тьфу!), тайного проверяющего Федеральной Налоговой Службы IRS. Секретарша решила не испытывать судьбу и не бросаться фразами типа: “Вас тут не стояло! Иди, откуда пришел”, прочитанными когда-то в секретной методичке по культуре СССР. Предложив кресло и кофе, она пошла осведомиться у более ответственных работников, как поступить. Добавив лишь:

— Подождите минутку. И пожалуйста, будьте добры, не наносите никаких спреев на дверные ручки. А то сейчас в мире сами знаете что творится.

— Да что Вы, что Вы! Я только по делу, —
сказал молодой человек, покачивая астролябией с символом иностранной буквы “У”. Это еще больше заинтриговало секретаршу, рассказавшую дрожащим голосом увиденное младшему менеджеру фонда. Старшего, как всегда, не было на месте.

— Аааа, господин Шмидт! Добро пожаловать! Хлеб да соль! Шалом Алейхем! Велкам, так сказать .., — расплылся в улыбке младший менеджер, — я совсем закрутился и забыл, что у нас назначена встреча. А календарь мой переполнен, наверное, как и Ваш. Проходите, проходите …

— У меня к Вам деловое предложение, от которого будет невозможно
отказаться, — сказал молодой человек, войдя в кабинет и усевшись в модное кресло, — мы с Вами взрослые люди и прекрасно понимаем, что ставшие популярными всякие крипто-что-то-там не более чем жульничество в особо крупных размерах.

Люди меняют одни токены на другие, как фишки на рюмашки в Лас-Вегасском казино, думая, что так можно разбогатеть. Черта с два! Так можно сделать посильный вклад собственными деньгами в постройку нового отеля с фонтанами. Говорят, есть 400 относительно законных способов поменять эти крипто-фишки на что-то более реальное и при этом умудриться не сесть в тюрьму и не оказаться преждевременно на кладбище, но это рискованный бизнес. Куда более рискованный, чем Ваши вложения в стартапы.

Пару сотен лет назад народец гонялся в поисках золота, думая разбогатеть. Ну и что? Где они, эти искатели приключений и бесполезных ископаемых? Их потомки стали бомжами в заброшенных богом золотоискательских городках.

А вот те, кто продавал лопаты, шил джинсы и возил весь этот сброд на паровозе, стали Ливай Страуссами и Стенфордами. Кстати, Ваш город Сиэтл, где сейчас известные на весь мир Майкрософт, Амазон и Боинг, обязан своим развитием бизнесу интимных услуг для удачливых искателей желтых металлов пару веков назад. Список можно продолжать.

Но даже чтобы продавать лопату, ее сначала надо сделать. Это занимает время, требует денег и несет риски. А вот воздух окружающей нас атмосферы есть в любых количествах, просто так. Однако, в 19 веке желающих его купить было немного. Но времена меняются! Ведь, чтобы продать что-то ненужное, надо всего лишь убедить людей, что оно нужное. В век информационных технологий это гораздо проще. Посмотрите на современных продавцов всякого модного хлама, или на Wall Street, к примеру. Понимаете?

— Хо хо!!, — воскликнул менеджер и на всякий случай включил скрытый микрофон с записью.

— Что “хо хо”? ОГОГО!!, — быстро отреагировал молодой человек, мысленно подсчитав, насколько велик будет первый раунд инвестирования, — идея крайне проста. “Крипто Уши Мертвого Осла“, или кратко “КУМО”. Полное название на английском “Krypto Dead Ass Ears”. Почти дословный перевод русской поговорки, за исключением первого слова, отсутствующего в любом фольклоре.

Так говорят у нас в народе, чтобы подчеркнуть эксклюзивность, необычность, связь со временем и некую тайную, не сразу заметную привлекательность. Мол, вам этого не понять, ну да и ладно. Потом пожалеете. В звучании краткой формы есть налет восточных философий, что в данное время стало модным среди молодежи и бизнесменов до 30.

Для начала реализации мне потребуется один миллион долларов, желательно наличными и желательно сегодня. Только, пожалуйста, никаких токенов и коинов. Если банк всю сумму сегодня не выдаст, то хватит 500 тысяч, а еще 500 останетесь должны завтра утром.

— Wait a minute! [минутку!]. А идея-то сама в чем?, — перебил менеджер.

— Лед тронулся, господа венчурные капиталисты! Лед тронулся!, —
подумал молодой человек про себя, — а идея в том, что мы выпустим новые коины “КУМО”. Буквы кириллицы не случайны. Они придают таинственность и некую тень интернациональности. Мы сознательно отказываемся от латинизации. Тем более, что всякие биржи и индексы нам ни к чему.

На токены эти, конечно, как и на все другие, особо ничего не купить — дома, машины, пароходы, самолеты там всякие. Зато можно учить людей со степенью жадности чуть выше средней, как их продавать. Хоть за другие коины, хоть за черта лысого. Хоть в благотворительность отдавать взамен на тщеславие. Это нам не важно. А важно то, что за обучение наше, “путь от незнания к знанию”, как говорили классики марксизма, люди будут платить настоящими долларами, фунтами и евро. Рубли и прочие ненадежные финансовые инструменты мы в расчет не берем. И побольше цинизма! Людям это нравится.

В мире наживы и чистогана богатство — это материальная мечта, к которой люди идут всю жизнь, а приходят на кладбище. Примерно, как осел идет за морковкой. Замечу, отчасти это коррелирует с названием предприятия. Но мы — не морковка, и даже не осел. Мы будем учить других ослов — где взять, а более точно, купить морковку и как ее правильно подвесить. Следующий этап — это обучение учителей и так далее. Он в десятки раз прибыльнее и масштабируется экспоненциально. Однако, об этом говорить пока немного рановато.

— Замечательно! Beautiful! Не то, что все эти наши Твиттеры-Шмиттеры, которые не заработали еще ни одного доллара. А ведь они, по сути, даже ушей мертвого осла продать не могут. Лгуны и обманщики. Играют на честолюбии людском, да засоряют информационный мир политикой …, —
подумал менеджер.

Молодой человек понимал, что бык и рога — вот они, собственной персоной, здесь, перед ним, и если сейчас же их не взять, то убегут в неизвестном направлении, и, возможно, убегут навсегда. И тут его понесло!

— Пора приступать. Начнем с Практического Семинара по продаже “Ушей” одновременно на 12 столах. Для придания важности и некой интеллектуальности происходящего потребуются шахматные доски, на которых и будут размещены золотые фишки с загадочном символом “У”. Это наш логотип. И никаких намеков на доллары и евро! С ними участникам семинара придется расставаться в особо крупных размерах и это, как раз, самый главный аспект обучения. Да, еще участники должны предварительно подписать документы о неразглашении коммерческой тайны и положить на депозит как минимум миллион долларов каждый. Верхний предел не ограничен.

— Мил человек, тут все понятно даже ослу. Но зачем вам деньги нашего фонда? Ведь вам их принесут и отдадут участники первого же такого семинара. Вы сами-то верите в успех?

— Что за пошлости! Зачем деньги, зачем деньги? Вы о чем, любезный? Это совершенно необходимый ресурс. Так сказать, взлетная полоса. Вы ведь знаете, что такое “рост”. К тому же без первоначального миллиона я не смогу свободно мыслить, хоть и безгранично верю в успех. Но если в него не верите Вы, то как понимаете, мир не без добрых (осс …. чуть не слетело с языка!) инвесторов. Начнем с ангелов, дантистов и недобитых Федеральной Налоговой Службой IRS мелких мошенников-банкиров, накопивших по паре сотен тысяч и желающих разбогатеть на чужих идеях.

Итак, для первого семинара мы арендуем отель “Розовое Дерево” неподалеку. Туда часто залетают всякие пижоны с деньгами на Феррари и Ламборгини. Сейчас вот еще Тесла в моде. Самое подходящее время — это четверг вечером. До конца не понятно почему, но есть исследования, основанные на Искусственном Интеллекте и Больших Данных, утверждающие, что именно в это место и время Вселенная призывает богатых людей расстаться с накопленным честным трудом капиталом. Вы, конечно, знаете, о чем я говорю?

Менеджер, безусловно, знал про Rosewood Hotel через дорогу. Более того, частенько там бывал сам. В нем действительно очень дорого и нередки Феррари. Раз в пару лет в этом отеле власти накрывают высококлассный притон, тайно организованный кем-то из местных, и как раз по четвергам. Но притон, как птица Феникс, каждый раз возрождается заново из легально-правового пепла. Видимо, есть тут какая-то общечеловеческая закономерность.

— Да, конечно. Sure! Место самое подходящее. И (хммм), время тоже.

— Вот видите! У нас уже есть взаимопонимание о вере в успех. Это, конечно, только первая ласточка. При положительных результатах, а они неизбежны, у нас сразу появляются как минимум 12 платных клиентов. А у них как минимум 12 миллионов наших “ушей”. Плюс знания. А что они с ними будут делать? Продавать другим! Но не просто так, а за процент нам. Клиенты должны быть абсолютно убеждены, что в противном случае вся идея рухнет и они останутся с никому ненужными ослиными ушами. А такая перспектива может понравиться не всем. Не так ли?

Для начала установим правила 70/30 (70 нам, в долларах, фунтах и евро), а потом посмотрим и скорректируем бизнес стратегию по мере надобности. “Ушей” можно выпустить безгранично много. Главное, чтобы не начались подделки. Для защиты от них в последние годы есть серьезные наработки в математике так называемых “цепных блоков”. Слышали, наверное? Китаец какой-то придумал. Правда, никто не знает какой. Да и не важно это уже.

От Сан Франциско до Нью Йорка, от Берлина до Парижа, от Севильи до Гренады, и даже от Курил и до Карпат, любители разбогатеть будут продавать наши “Крипто Уши Мертвого Осла”.

Многие из них, собственно, уже давно это делают, только вот сборы идут мимо наших карманов. Работая в банках, страховых компаниях, юридических конторах, корпоративной среде и даже правительстве они чисто интуитивно следуют той же идее, но не могут ее полностью осознать. А без полного “осознания, так сказать, и просветления”, как пел один наш известный бард, правда, в несколько другом контексте, люди ровным счетом ничего не добавляют в копилку прогресса человечества. Мы им в этом поможем! Не бесплатно, конечно. Крайне не бесплатно.

Не так далеко время, когда Илон Маск запустит свою ракету на Луну и другие планеты. Там будут селиться люди, строиться города. Космические корабли станут бороздить просторы Солнечной Системы и близлежащих галактик, обитатели которых тоже, безусловно, захотят поучаствовать в семинарах по продаже “КУМО”. Крипто-мета-галактическая столица мира перемещается в Пало Альто! На месте Rosewood Hotel на средства разбогатевших меценатов, возможно, из потомков тех 12 счастливчиков первого раунда, строится замок-музей с именными табличками, картинами на стенах и статуями отцов-основателей новой Империи Добра и Всеобщего Взаимопонимания ….

Молодой человек продолжал говорить и говорить без остановки, хотя в этом уже давно не было никакой практической необходимости.

Увлеченный идеей ослиных ушей, менеджер по ходу беседы отменял назначенные встречи и звонки коротким щелчком на клавиатуре компьютера. В голове пульсировала мысль:

— Ведь я уже, собственно, делаю это который год. Но богатеют почему-то другие. А тут сокровища несметные почти сразу и почти гарантированно.

Незаметно выключив тайную кнопку записи разговоров, он задумался о том, зачем ему вообще этот фонд? Ведь он тут не самый главный, а 70 процентов доходов от продажи чего-то очень похожего на “уши”, а то и куда более, растекается мимо его поля зрения. Но пока удержался от скоропалительных сию секундных решений. Пока …

Спокойствие, только спокойствие. Умное лицо, и никаких резких движений. Так работает инвестиционно-финансовый мир. А надо всего миллион какой-то. Конечно, вот так взять и отдать собственные накопления страшновато. Да и не хватит все равно, придется занимать у дружков, а то и в банке под проценты.

Ааааа! Елы-палы! Асохен вей! Игра стоит свеч! Все эти шлимазлы Гейтсы и Цукерберги ведь тоже когда-то бросили свои университеты, да пошли “уши” продавать. И вот как продали! Весь мир до сих пор на ушах.

— Господин Шмидт, Ваше предложение выглядит очень перспективным. Однако, я не уполномочен принимать решения так быстро от лица нашего фонда. Согласование потребует времени, бизнес-план и всякие презентации с графиками роста “ушей” на ближайшие 5 лет, легальные вопросы и т.д. Однако, я хотел бы поучаствовать в этом проекте лично.

Времени мало, и, как говорят у вас на родине, “куй железо не отходя от кассы”, наверное, имея в виду высокооплачиваемых рабочих в очереди к банкомату. Это, конечно, аллегория и преломление через призму культуры, да и за достоверность перевода я не ручаюсь. Я распоряжусь, чтобы Вам выдали средства частично сегодня вечером и частично завтра утром.

Правда, собрать такое количество наличных долларов в одночасье в нашей стране могут только недобитые ФБР гангстеры. Я надеюсь, такой проблемы с “ушами” у нас не будет. Они же нематериальны. Они не обеспечиваются золотым запасом ни одной страны, и если не хватает, могут выпускаться нами когда угодно нажатием пары компьютерных кнопок.

Здесь, в Америке, мы традиционно используем чеки. Это такие бумажки, на которых написан номер кошелька, получатель, сумма и закорючка о согласии ее отдать. Чеки защищены законом и потому считаются надежным средством. К тому же, Федеральная Служба в любое время все видит и знает. Это для обеспечения нашей безопасности и общего мирового порядка.

Ну что, по рукам? Вот и замечательно. Вперед к крипто-победам и свершениям …

***

Летело время. Сначала все шло, как и предсказывал молодой человек. Идея “КУМО” взлетела в популярности, и не только от берега Тихого океана до Атлантического. Супер-экспоненциальный рост. Семинары с шахматными досками, ставшими неким символом успеха продаж, проводились в Европе, Азии, Австралии, Латинской Америке, Антарктиде и даже неподалеку от родной молодому человеку Шереметьевки.

Правда, Илон Маск решил пока не запускать свою ракету на Луну. Межпланетные продажи все еще ждали звездного часа. Галактика “Млечный Путь” явно была не готова к развитию новых технологий общего доверия.

Однако, совершенно внезапно и неожиданно для организаторов, готовой оказалась Федеральная Налоговая Служба США на Земле, в сговоре с Федеральным Резервом той же юрисдикции. Чиновники быстро почуяли признаки нечестной конкуренции со стороны предпринимателей, один из которых оказался еще и нелегальным эмигрантом. При современном развитии печатного дела на eBay поддельную грин-карту могли изготовить где угодно.

Командовал федеральным парадом в те времена президент Dump. А он как раз был активным противником этих новых неподконтрольных штучек, и особенно, от всяких иностранцев. Все они какие-то с привкусом мировой глобальности. Да еще и без руководящей роли его партии, правительства и собственной персоны.

Быстро был принят закон о монополизации государством эмиссии “ушей” и запрещении незаконного оборота всех других подобных финансовых инструментов. Семинары не запретили. Единственное, что потребовалось — это лицензирование и аккредитация. Даже нового ничего не надо выдумывать. Учить людей, как торговать государственными облигациями было разрешено с незапамятных времен.

Если воздух можно покупать у государства, совершенно легально и даже с налоговыми поощрениями в пенсионный фонд, зачем тогда эти “уши” нужны? Устроители семинаров сталкивались с проблемами непонимания. Доходило до позорных побегов на лодке через реку и даже мордобоя. Понятно было одно — “ушам” наступает конец. Все хотели их продать, но никто не хотел и слушать, как их купить. Попытки убеждения в нужности “ушей” считались более рискованным делом, чем прыжок в Гранд-Каньон без парашюта. Скорость падения росла по экспоненте. И вот …

Прошло еще пару лет. Хэштег “#мертвыеуши” заполонил интернет, собирая большие флешмобы протеста по мере падения курса. Появилась общественная организация “Спасите Наши Уши”. А руководил ей ни кто иной как бывший менеджер того самого венчурно-капиталистического фонда. После легальных бурь и праведных судов, он получил официальное “прощение” от президента. Злые языки говорят — за нескромную сумму в твердой валюте и клятву верности. В его задачи входило урезонить владельцев “КУМО” убедив, что конвертация 2^32 : 1 USD не так уж плоха. Завтра может быть 2^64, а то и вообще прекратиться.

Уже немолодой к тому времени человек понимал, что делать нечего. И одновременно надо что-то делать. По-другому он не мог. Притом, делать так, чтобы больше не жег позор за бесцельно прожитые годы (черт побери, откуда такое в памяти?). А главное — не конфликтовать с традиционными аппаратами общественного подчинения типа денег и ценных бумаг. Находиться в США было крайне небезопасно и пришлось перебраться в Рио-де-Жанейро.

Однажды вечером, гуляя по пляжу он внезапно набрел на простую мысль, откуда-то из литературы прошлого века:

— На каждого значимого в приличном обществе человека — республиканца, демократа, банкира, директора компании, инвестора и даже президента — давит большой валютно-денежный столб. И чем выше человек в системе, тем больше давит. Это научно-экономический факт и правда жизни. Вы только подумайте! Давит! Круглые сутки! В особенности по ночам! Поэтому они несчастны и плохо спят. Так вот и живут …

Читать все посты

Горы Фудзи и тайные на них виды

Нет, горы Фудзи конечно хороши! И тайные виды на них тоже.

Все, вообще все в этой буржуазно-буддистской литературе 21 века глубоко, светло и замечательно. Словно погружения в джану номер 13, с трудными но стоящими того переходами в номер 17 и обратно. Все под контролем монахов, желающих немного заработать на ремонт монастыря. Деньги и культы средиземноморских яхт, знаете, еще никто не отменял.

Но как однажды говорил известный кавалерист Василий Чапаев своему ординарцу, бессменному помощнику по красногвардейским походам Петру Пустоте, “есть нюанс”. Книжка где-то на 2/3 становится предсказуема. Понимаешь что вот так оно и будет, и примерно знаешь чем закончится. В общем, развлекательный жанр на 200 с хвостиком страниц от издательства Эксмо.

Однако, читается легко. Хороший слог. Удачные шутки про не очень-то светлое прошлое и тем более будущее олигархов нового СССР, включая заграничное убийство осколком Кремлевской Звезды, чтобы мировое сообщество гадало на кофейной гуще кто-же это сделал? Есть аспекты, противоречащие общепринятой морали и устоям общества, не говоря уже о действующем законодательстве РФ. Есть рассуждения о природе женской красоты и ее отсутствии. Есть и феминистско-сексуальный подтекст в современном американском стиле metoo. Есть даже матерные слова, хотя их минимум. Но все это, как я понимаю, необходимо исключительно для достижения творческих целей, привлечения молодежи и увеличения покупательной способности.

Я для тех, кто еще не читал — веселого времени года!

Шаломушки …

Читать все посты

Pure Art

Pure art in and of itself has no value unlike objects we buy and services we pay for. I’d go one step further to say as an object it does not exist at all. Instead, there’s one active mental process of making it by the artist (poet, composer, writer) what we generally call “creativity”, and there’s another, less active but yet as important process of appreciation by the audience, large or small. Even the audience of one.

There’s nothing else. Nothing!

One process does not make much sense without the other. Well, often there’s monetization model to connect the two but it has nothing to do with either one. Perhaps it’s the art of profiteering. The third process. That’s what dealers, labels, publishers, etc. do, and often quite successfully.

When this third process dominates and even is considered as the final goal, means to an end, when art is valued in fiat currency and people talk more about, say, a 7-digit dollar figure rather than the art itself (and often what is there to talk about the art to begin with?), this is not even appreciation. It’s creatively unimportant gossip about a financial transaction.

There’s nothing else. Nothing!

Do we really need art for it? There are plenty of commercial-friendly forms of self-expression to substitute. Indeed, they may look and feel all that “artful” but only in form, not substance.

Enjoy the priceless! If you can …

Читать все посты

Soviet Life in Cabbages

Art. Soviet Life series. Internet. JPEG. 960×568.

Somewhat mandatory “Kolkhoz” duty. For those unfamiliar, “Kolkhoz” can be loosely translated as a Collective Farm. With one important addition that often half-drunk inhabitants of the farm couldn’t keep up with the farming itself. With no illegal migrant workers present (USSR didn’t have this problem), the government summoned people from the cities to help. In modern days, just imagine Google employees ordered by the City of Mountain View to spend next week working on the garlic fields in Gilroy, California.

In the region of the country where I grew up there was not much to grow to begin with, for exotic fruits and even tomatoes, zucchinis and strawberries couldn’t handle the cold. But cabbages, carrots and potatoes were omnipresent in the muddy fields, where many students, mathematicians, engineers, programmers, etc. had to spend their valuable moments of existence, aside from their less important professional activities …

One of these moments I suddenly realized I don’t want to be involved in this anymore, and as a result, decided not to come back to my work place the next day, therefore leaving Soviet aerospace industry for good.

But I have one secret so share. It’s been long enough that USSR and even the KGB did not survive. I assume the secret is not of a strategic importance anymore to the country that doesn’t exist, and even its successor. However, the latter could easily revive this practice.

The fields we once worked on, produced a way too many tons of potatoes than Soviet warehousing and production lines could handle. I was lucky and got promoted to the Senior Tractor Loader position. I saw first hand where our vegetable treasure is transported to.

The last useful place I can recall, after all warehouses were filled, was a factory that made potato ethanol, C2H5OH, 40% of which will be used to make cheap vodka. But that factory couldn’t handle our vigorous harvesting capacities either, and was quickly overloaded. We were told no to tell anyone, but drop loads of potato in the middle of forest and let it rot so no one else would see it.

We were also instructed to tell our colleagues in the field, yet to be promoted to a higher positions like mine, not to demonstrate the excellence in picking up each and every potato whenever there’s a chance, as long as the field would look «harvested» in general. This is to make Great Soviet 5 Year plan look Great Again. You know? It worked!

And that’s one of the biggest secrets of olden days I cannot keep any longer …

Special thanks for Meesha Viron for reminding of such a wonderful time …

PS: Original of this great Soviet Art painting is known to be by Vasily Pavlovich Borisenkov: In the Cabbage Fields, published in 1958, long before I was born

Читать все посты

Conspiracy. Simple.

Interesting to note that we still don’t know for sure who killed JFK, and why. I am not talking about the man who pulled the trigger and got killed shortly after in the police station. Why do I mention this? All the speculations on the matter are generally treated as a conspiracy theory, and therefore labeled as not worthy of any serious thought. Simple!

The same way treated anything contrary to the official 9/11 story, and the further we fly in time from the event, the more and more people settle for what they are fed with — crazy Islamist hijackers did all the horrors based on their ideology of hatred (much like did Lee Harvey Oswald in 1963, however his motives remain a mystery even officially). Simple!

Building 7. What building 7? A plane, a mf-king Boeing 757 that disappeared after flying into the Pentagon. Turned into quasi-liquid state and evaporated. No single photo of it survived. No big deal! Laws of physics. What physics? etc. etc. The moment you start mentioning all these, you are immediately labeled a conspiracy theorist, deep into the clinical psychology field. No questions, no thoughts and no arguments allowed. Simple!

Labeling it as «ahh, this is all conspiracy», mixing it with real conspiracies, which are many of course, is the same as putting in jail political activists together with crooks, thieves and murderers. After all, they will jointly be labeled as “criminals” with not much distinction afterwards. But feel the difference, if you can. Simple!

(2018)

Читать все посты

In Corn We Trust

“I’m going to Kansas City, Kansas City here I come”
(liturgy best performed by John and Paul)

What do people who haven’t been to Kansas City think of it? Coming here from a different country some 20+ years ago, settling down, living for 15, moving to California and occasionally coming back I must say they are mostly wrong. Tired of questions «how big was my farm and how many cows did I have» I tried to explain that life is quite different from what many people may think it is.

Well, watch this short aerial film and see …

First things first. People often confuse Kansas state and Kansas City. The two bear the same name but trust me — they are different (and I can’t speak much for the former). I don’t know how to farm and have no (zero!) cows in my possession.

For the record: I am not against farms and cows, after all we eat every day and someone has to farm to make it a reality.

Meantime, the city is a diverse and vibrant place in and of itself so the one time I was there for a week or so I couldn’t stop but make a short video about it from bird’ perspective. One picture is better than 1001 words, as they often say.

It all started in a corn field near Hays, KS (that’s the state). «In Corn We Trust» stuck in my head and made its way to the title of the film. It turns out green corn field is hard to find in Kansas the state, to say nothing about the Kansas City. Much like bears don’t really walk in the middle of Russian cities, contrary to the popular belief. Maybe a goat or two but no bears. Trust me. I lived there first 33 years of my life.

Sunny day. A bit windy but still OK to fly my co-conspirator — DJI Mavic Pro drone into the friendly skies above Crossroads district, with magnificent view of downtown and Liberty Memorial park on the way back. Unless you are a bird or an airplane, the chances are you are not accustomed to this perspective, but worry not. People on the ground go along with their lives and care less about you — a small piece of technology with a photographic eye hovering above.

Country Club Plaza. Magnificent. One of a kind place in the entire American world! With omnipresent shopping, dining and wining. Window shopping open from 7PM till late. Very late. Or even early. Build in 30’s by active participation of local mafiosi Tom Pendergast «The Boss» as replica of Seville, Spain. I am sure it holds tons of secrets under its concrete foundation many of us may not want to know while drinking Pinot Noir in the restaurant on 47-th street. For everything else there’s Wikipedia and some other time.

Plaza at night is beautiful in its own way, but photographic eyes of my bird named Mavic, can’t possibly capture this. Just imagine! That’s all what it comes down to. All films, pictures and sounds are nothing but a trigger for imagination.

From up above everything is fresh and rosy. Brush Creek, bridges, flags, gondolas, Intercontinental hotel and the gorgeous statue of Venus, not fas from ever-drunk Bacchus and metal Roosevelt couple on the other side of the creek.

Just a few blocks away there’s green field with iconic shuttlecocks. That’s Nelson-Atkins museum of art. Rodin’s «Thinker» is right outside the entrance. It’s difficult and illegal to fly inside so I encourage you to get there by foot. You won’t regret, no matter what you taste for art might me — from early classical to Monet to modern avant-garde. Including no taste at all. Last resort — they sell Boulevard Unfiltered Wheat beer. Quite popular here and around.

The compass points to NNW. We are near the newly constructed two-hall Kauffman theater. It seems you are in Sydney, Australia but not. You are in the heart of American midwest.

Kansas City, MO downtown. The business heart of the city where people spend hours and hours in their cubicle-cells pretending they are doing something useful. Or doing something at all for that matter. From bird’s perspective however, this is all shining glass and metal pointing up to the skies. Oh, we can fly a bit higher than the tallest Kansas City One office building.

As you can see so far, it looks like a city, doesn’t it? And just like any other midwestern place, large portion of Kansas City is covered by endless “Sleepy Beauty” — suburbia. It’s neither countryside nor urban life style. It’s right in the middle. And this is where most locals live, especially families with kids, cats and dogs. Let’s take Overland Park, KS — the second largest town in the entire state of Kansas. And the place where I used to live. 15 years of my life, one third. Houses, cul-de-sacs, streets from east to west, avenues from north to south, golf courses, parks, shopping malls, cinemas, corporate America highlights — McDonald’s, Starbucks, Best Buy, Bed, Bath and far-far beyond … From up above all this looks like a gigantic checker board with nearly ideal squares, filled with roofs.

I don’t want to write a complete guide to the city. Or any guide. I simply can’t. These are just the highlights, first impressions visible from some 400 feet (120 meters) in the air. Birds are seeing it all the time. Gees, crows, gulls — that kind of birds, not the mechanical one I am flying. They have been over there for a while. If only they could shoot video or better yet, speak to us or write in a computer keyboard.

Sports deeply ingrained in local culture. It’s more than just a competition of athletes. Million times more. And billion dollars too. Particularly American football (not to confuse with the game of the same name popular throughout the outskirts of the rest of the world, referred as “soccer” here). My hands on the control sticks can’t stop by make my mechanical bird by the name “Mavic” fly over Arrowhead stadium in the eastern part of the city, home of beloved Kansas City Chiefs. Go Chiefs, Go! You’ll be the champions some day. Someday soon, everyone religiously believes.

I must admit people here religiously believe in many other things including various religions and cults. Churches everywhere. Small, large, tall, one-story, with the cross and without. The sky’s the limit, as birds around say. I don’t know their language, and I am not 100% sure they say anything — at least to Mavic flying around — but they easily could. That’s good enough to believe in cult of Speaking Birds.

One of the church buildings in Independence, MO, few minutes drive west from the city, specifically attracted by attention. Not by its cult or religion, but architecture and shape of the building. Strictly speaking it’s not a church. It’s a Temple of the Church. I don’t mean to confuse you, but this is how Temple of the Church of Latter Saint Days, or LDS (be careful not to shuffle letters in this acronym) is known today. Mormon Temple, for short. The building is a spiral, winding up and pointing above, supposedly to the deity. And to Mavic drone hovering right above at the moment. Notice the pattern near the entrance? This is not worn-down concrete with brown patches (as I frankly thought of it first). This is the map of the world.

Missouri part of the world is full of rivers, lakes, hills, and valleys. Kansas-the-state is flat and plain for the most part. On the one hand I seem to like plain. I realized this after living for a while in mountainous California. Plain Kansas lets you see the horizon in each direction with literally nothing on it, and after just 20 minutes driving out of the city limits. Plain fields put in the in the middle of ocean. Ocean of corn and sunflowers. And from the bird’s point of view you can see even further — Great, Great Plains below with the clouds right above, casting shadows on the green fields. On the other hand, well, it’s plain ..

The bird is tired. The flight is over. And so is my short dive into midwestern lifestyle. It’s time to move. If I only knew where …

2018.

Читать все посты

Дорожные заметки

Все здесь изложенное не имеет никакого смысла кроме процесса написания как такового.
И даже не ищите ..

На старт, Внимание, GO!

Как-то раз, не так давно, может в прошлый четверг или пятницу, сидючи в окружении домашнего уюта, тихо напевая что-то там про право на свободу и одиночество, в его голове случайно промелькнуло “а почему?” А из глубин подсознания невольно всплывал то-ли ответ то-ли еще один вопрос подобного содержания: “а почему нет?”

Было время когда он даже вообразил себя машиной которая зарабатывает деньги, чтобы построить свой дом. Но машина не знает о собственном существовании и уж точно не задает себе случайные вопросы. Нужно просто выйти из привычного круга чтобы, это понять. Ведь для старта совершенно не обязательно махать флажком с черно-белыми квадратами. Нет никаких флажков, и как оказывается не было никогда. А потому …

Безоблачное небо. Свеже-арендованный автомобиль белого цвета. Свое имущество в пути только отягощает. Полный бак бензина. С собой небольшая сумка, гитара, пара электронных устройств, маленький четырехколесный вертолет DJI Mavic да хаотичные мысли.

Многомерное поле собственного внимания постепенно превращается в один простой вектор: из точки А в точку Б. Или еще проще: из точки А куда нибудь. Математическое образование так и не давало ему покоя. Цель — отсутствие цели. Ах, да! Дело происходило где-то в Калифорнии, когда-то в первой четверти 21 века.

В неизвестном направлении пути ..

Езда [по американским хайвеям — прим. автора] это своеобразная форма медитации. 75 миль в час (120 км/ч) относительно дороги по одной из ее параллельных прямых полос. По негласному закону чуть выше разрешенной скорости. Иначе ты выглядишь для окружающих немного подозрительным или очень старым. Почти незаметное перемещение относительно других авто. Скорость относительна. Так учили на уроках физики. Блестящие грузовики в которых можно видеть свое отражение незадолго до обгона. Чудная калифорнийская природа за окном.

Визуальный и смысловой ряды часто совпадают. Видишь горы — думаешь о них. Иногда ряды идут как-бы параллельно. Видишь океан а думаешь что-то свое, отвлеченное и абстрактное. А иногда смысловой ряд и вовсе пропадает. Видишь дорогу и облака и ни о чем не думаешь.

Медитация проходит незаметно, как сон. Но вот уже солнце клонится к вечеру и пора искать место для первого ночлега. На просторах Центральной Долины полно ночлежек дорожного уклада, но нет! Отворот, полчаса езды по местной авто-тропинке, городок Сан Луис Обиспо, известный Калифорнийским Политехом (“Кал Поли”) “Хей, Сири, найди мне место на ночлег!” Да запросто.

Несмотря на позднее время толпы студентов на улицах. Веселые, задорные, молодые. Наверное им завтра на лекции и экзамены. А пока — свежий воздух, ветер в голове и полная свобода. Со временем это пройдет. Вспомнилось свое студенчество.

На Восток!

Новое утро нового дня. Кофе. Городок хоть и не на океане, но не так далеко от него и потому на улице свежо. Тихоокеанское побережье — забавная в климатическом отношение местность. Сам океан холодный спасибо течению из другого океана, Северного Ледовитого. А широты южные. И потому чем ближе к побережью, тем прохладнее. А иногда и вообще туман с тучами висят над головой целый день. Но стоит отьехать на полчаса вглубь континента и все меняется. Облака куда-то растворяются и начинается теплая погода, переходящая в жаркую.

Продолжение бесцельного путешествия завело на восток штата Калифорния, где кроме дороги посреди громадной пустыни Мохаве до горизонта не видно ничего. Поля, садовые посадки и несметные коровьи стада остались позади. Тут только кактусы, камни, солнце.

Какие там молочные реки и кисельные берега? Он листал в своих мозгах картинки про невидимый край земли. И все еще думал: “почему?” Или даже не так: “а почему-бы нет?”

Кино, вино и казино …

На лицо прекрасный он. Жуткий он внутри, этот Лас Вегас. Мимо него не проехать. Так уж совпали дорожные перекрестки. Это уже штат Невада, спешу заметить. Хотелось его оставить позади да заночевать где-то на расстоянии. Но как сообщает всесоюзной радио “Маяк” (NPR) именно тут в Лас Вегасе и именно сегодня проходит одна из заключительных игр хоккейного чемпионата. Подумалось: “а почему нет?” Разведка отелей тоже дала положительные результаты — цену в 10 (!) раз меньше в неплохом месте, и только сегодня. Видимо за какие-то старые заслуги.

На хоккей он правда не попал. Билетов не оказалось. Не все так просто. А “просто так” Лас Вегас не вызывал ничего кроме отторжения. Он конечно как Стамбул и Нью Йорк — город контрастов. Но несмотря на огонечки, внешнюю красоту казиношных строений и фонтанов, на лицах людей абсолютная пустота. Они приехали чтобы проиграть деньги и получить так называемый “фан” [веселье — прим. автора]. Он их не осуждал. Люди разные нужны, люди разные важны. Вспомнился студенческий городок, где может и одеты все не так броско и лампочек с фонтанами поменьше. Но в глазах светится нечто, отсутствующее почти полностью у прохожих на центральном Бульваре (Las Vegas Boulevard). 23 этаж, лампочки с озерами и фонтанами где-то внизу.

Говорят, игорный бизнес на спаде и уже давненько. Молодое поколение не так рьяно и безнадежно выбирает Пепси, требуя каких-то иных зрелищных форм. Хлеба у него достаточно. Капиталистические Макдональдс и Бургер Кинг все еще не сдают позиций.

Он не любил развлечений. Не просто каких-то отдельных частных форм, вроде теленаблюдения массового спорта, гастрономических забав, костюмированных вечеринок, дорогих часиков и машинок и пр., а развлечений вообще, как таковых. Это безусловно перекрывало большую, если не бОльшую часть активности среднего человека, оставляя время лишь на работу, дом-семью и сон. Ну и что! Мы ведь не обязаны любить то что нравится большинству.

А потому были частые споры с друзьями, утверждающими: “Все на свете — развлечения. Музыка прошлых и настоящих веков, литература, поэзия, даже философия”. Он немножко увлекался философией и такая постановка вопроса не вызывала поддержки. А в Лас Вегасе кроме платных развлечений ничего нет по определению. Ну и бизнеса еще, конечно. Две ипостаси одного. Пусто. Очен пусто …

Утро. Подьем. Кофе. Вид из окна на горную долину и желтое высоченное здание с надписью фамилии президента США. Машина. Лабиринт местных перекрестков (сколько же на них бомжей-то! Почти как в Сан Франциско) Дальше на восток …

А горы все выше, а горы все круче …

Почти как в сказке про Бармалея. А горы уходят под самые тучи. Он родился и вырос в уральском городке с миллионным населением и уровнем провинциальности чуть ниже среднего. Уральские горы в тех местах конечно тоже горы, но по сравнению с тем что вокруг, не идут ни в какое сравнение. А под колесами уже штат Юта.

От перепада высот и видов захватывает дух. Хочется запечатлеть все и вся, останавливаться на каждом удобном месте где это можно сделать законным образом. И даже попытаться запустить четырехколесный вертолет чтобы с высоты птичьего полета посмотреть на громадные камни. Вертолет старается изо всех сил, но ветер сильнее. Да и что такое 500-метровая высота (выше летать он не обучен) перед горными вершинами?

На горной дороге I-70, равно как и на всех других федеральных трассах, полно смотровых площадок где можно законно остановиться, оглядеться вокруг, и насладиться природными чудесами вокруг. Народ вокруг дружелюбный, приветливый. Водитель трака попросил подержать руль, чтобы что-то там посмотреть в колесе. И не жить не быть — как раз во время управления полетом четырехколесного небесного аппарата, которого естественно видно не было. Но ничего, пусть себе болтается в высоте да с ветром конкурирует. Взаимопомощь водителей — святое дело, помниться еще со времен СССР. С колесом оказалось все в порядке, а сам водитель — уроженец города Москва, в прошлом юрист, и наверное в будущем. Очень интересный и неожиданный разговор на русском языке в середине Америки.

Каменные горы переходят в красные плато и каньоны до горизонта. Время делает свое дело и убирает из скал все ненужное, оставляя скульптуры нечеловеческой красоты и бесконечно разнообразных форм. Солнце на закате дополняет картину своими красками. Правда очень ненадолго. Темнота поглощает мир со скоростью 24 часа в сутки.

Ощущения моментальны и непередаваемы. То как видится, к примеру, гора перед глазами, это совершенно не, то как эта-же гора, скопированная на экран телефона или компьютера с точностью 10 миллионов мегапикселей. А потому фотографии и видео — не более чем жалкая пародия на те ощущения, которые были в голове. А рассказывать про ощущения эти и вообще дело безнадежное. Это две реальности, которые сознание строит совершенно по разному. “Чукча, ты знаешь что такое апельсин?” — повествовал анекдот с очень длинной бородой. “Это как мясо тюленя?” — отвечал северянин. “Да нет же, нет …”

Создавать и поглощать реальность можно запросто. А вот сохранить на будущее (Save) или поделиться с друзьями (Share) как в компьютерных сетях — нельзя. Реальность образуется в одной отдельно взятой голове и только там. Мгновенно и неповторимо.

Ночлег посередине непонятно чего непонятно где. Сири выбирала. Правда особо выбирать было не из чего. Вокруг была тьма тьмущая, ни души и интернет очень даже не везде. Городок Зеленая Река (Green RIver). До завтра сойдет. А завтра — новый день, новый мир.

Поворот вверх по карте

Хорошо когда нет заранее запланированного маршрута, цели, временных отметочек “от” и “до”. Можно просто смотреть на электронную карту Гугл и выбирать направление пути на ближайшие день-два. На юге Юты жара и постоянные кондиционеры. Да и на камни пустынные уже как-то надоело смотреть. Они все по своему разные, но голые, безжизненные и потому одинаковые. Дорога на север, вверх по карте.

Как по мановению волшебной палочки горы начинают “зеленеть” и обрастать лесами. Жизнь берет свое! Ей и надо-то всего ничего — свежего воздуха да водицы немного. А дальше она сама пробьется, даже через каменные глыбы с утесами.

Маневр обгона по встречной полосе практически отсутствует на американских дорогах. Хайвеи разделены бетонной преградой, да и в каждую сторону как минимум по две полосы. На дорогах поменьше разделения нет. Но даже там, где желтенькая прерывистая полоса так и шепчет: “Обгони ты этот трак. Надоел он. Ползет себе как черепаха. Обгони!” американцы предпочитают не рисковать, а тихо-мирно ехать гуськом, ждать пока этот злополучный тяжеловоз не свернет с дороги, или дополнительная полоса не появится. А ждать долго можно.

У него за плечами была школа русской езды по асфальтовым поверхностям, очень отдаленно напоминающим настоящую дорогу. А потому по-обгонять медленно ползучий транспорт было просто в удовольствие. Уверен — обгоняй. С ветерком! Соблюдая все настоящие меры предосторожности, конечно. Ведь реальный страж безопасности, как ни крути, в голове. Разметка, знаки и даже мили/полицейские — лишь “указатели”, слегка напоминающие о бренности дорожного бытия, но кардинально не меняющие ситуации.

Соленое Озеро или что курят мормоны ..

На горизонте — город Соленого Озера, мормонская столица мира. И заодно столица штата Юта. История этого немного странноватого религиозного культа не уходит в глубь времен больше чем на 200 лет. Нет, сами мормоны конечно будут возражать, их так учили. Как бы то ни было, после трудных переселений и дорог, обосновались они около водоема да город построили. А потом оказалось что водоем этот — остатки древнего океана и вода в нем жутко соленая, для питья не годится. Но про эту историю уже немножко стали забывать. А вот соль, как потом оказалось, очень даже прибыльный бизнес.

Странноватые люди, мормоны эти. Внешне вроде ничем не отличаются от других обитателей суши от Атлантического до Тихого океанов. Светятся и улыбаются как надутые воздушные шарики. В былые времена у мормонов было разрешено, и даже рекомендовано, многоженство. До сих пор традиции остались, правда уже под флагом “фундаментального настоящего” мормонства (FLDS), которое представляет собой меньшинство, в отличие от просто мормонства (LDS). Да и аббревиатура из трех букв еще та — практически совпадает с названием запрещенного психотропного вещества LSD (разрешенного и распространенного в хипповские 60-е годы)

Он решил не заезжать в столицу мормонов, где уже бывал ранее. Его даже уговаривали вступить в ряды с самой правильной книжкой на русском языка в руках. Там всех уговаривают, и говорят некоторые нестойкие умы поддаются. Центральный Храм красив и величественен. А сам культ — так, баловство да политика. В общем, от ворот поворот. Но это из прошлого.

Более интересным показалось Соленое Озеро, а точнее та его часть где и воды-то совсем не осталось, только соль. Выглядит она как бескрайнее поле из белого порошка, да еще на вполне твердой основе. По нему не то что ходить, на машине ездить можно. Как по льду или твердому снегу. А вокруг тепло, даже жарко, можно сказать.

От нагретой соли поднимаются к солнцу теплый воздушные потоки. А в глазах миражи. Такое впечатление что там, не очень далеко, уже начинается вода. Она не только на поверхности, но и окутывает горные края где-то вдали. Это все, конечно, иллюзии воображения. И даже на фотографиях их не видно.

***

Под колесами снова Невада, ее северная часть, по пути от Соленого Озера. На радио исключительно попы. И даже не пытайтесь переключать станции — они все одинаковые. Рок-музыка на ту же самую тему ярко-религиозной направленности. Поп-Рок в самом прямом смысле.

Вездесущий Макдональдс. Как оказывается, желтый на красном знак М — это не только Макдональдс или Московский Метрополитен (кто у кого крал логотип?) но еще и Золотые Райские Ворота. Стоит только войти и настанет блаженство … Ну а может и не надо. Нездоровая коммерческая еда действительно приведет к вратам этим раньше чем следует. А то еще куда. Разные врата бывают.

На этой земле часто попадается указатель с названием “Тюрма”. Притом иногда бывают такие курьезы, что в тюрьму ведет улица “Путь Независимости” (Independence Way). А ведь вполне возможно, что это не просто так, и по смыслу две, на первый взгляд казалось бы противоположные идеи, не так уж далеки. Свобода всегда немного граничит с одиночеством.

Вечер, звезды, ночлег в каком-то непонятно каком прихайвейном городке. Утро, кофе. И снова дорога.

Снежные вершины

Калифорнийская природа разнообразна и удивительна. Есть в ней и снежные вершины заоблачной высоты. Его путь лежал в направлении одной из таких вершин — к горе Шаста. Это не так далеко от места предыдущего ночлега, да и на снег посмотреть летом было-бы неплохо. А может и добраться до него.

Дорога петляет сквозь леса и горы. Старая привычка не носить ремень безопасности, оставшаяся из прошлой жизни, конечно-же дурной пример. А может быть это еще одно маленькое проявления свободы, притом совершенно без вреда окружающим. Да простят нас господа-полицейские. И дамы тоже.

Попадать в незнакомые места можно только один раз. Второй раз то несравнимое ощущение новизны увы, уже отсутствует. Не бывает “второго-первого” раза. Человек шагает по своей карте, как географической так и жизненной. Когда-то на ней были белые пятна, неизведанные горы, моря и континенты. Их становится все меньше и меньше. Они перекрашиваются впечатлениями, наделяются названиями, хранятся в воспоминаниях, фотографиях да вот таких [не- прим. автора]путевых заметках. А потому любое новое открытие несет в себе и долю сожаления.

Снежную шапку Шасты видно издалека. Кажется что до горы всего-ничего каких нибудь полчаса да 30 миль. Но нет! Это обман, иллюзия, мираж — как на Соленом Озере. До туда еще ехать и ехать, часа три а то и более. Из далека кажется что шапка не касается земли а висит в воздухе. Ставятся под сомнения законы гравитации Ньютона. Это пройдет. Надо заметить что высокие горы вблизи кажутся гораздо ниже и меньше чем издалека. Воображение всегда делает свое дело.

В местах где местами нет связи, возникает какое-то забытое и в тоже время новое непривычное ощущение. “Хей, Сири! Как так?” Мы настолько к этому привыкли, что уже не мыслим жизни по другому и теряемся от беспомощности.

Остановка на ночлег в местечке у подножья Шасты с название Weed, дословно “сорняки”, “трава” [англ. жарг. — прим. автора]. И не просто трава, а трава волшебная! Именно та, которую косят зайцы на поляне в темно синем лесу. Тут вообще с названиями весело. Графство местное называется Siskiyou. Даже не берусь переносить на русский.

Шаста величественна даже вблизи. Горный велосипед, маршрут по карте, вверх по скалистым и пыльным дорогам. Безопасности — ноль. Шаг влево, шаг вправо — и Memento Mori. Даже лучше без шлема. Он не любил носить шлем и уже давно. Это вам не по равнинным асфальтовым дорожкам. Тут все по настоящему. Зато какие виды вокруг! Энергии добраться до логического завершения вело-маршрута все-же не хватило. Обратно под горку. С ветерком! Потенциальная энергия высоты переходит в скорость. Только успевай обьезжать камни. Велопробег по горному бездорожью завершен успешно.

В процессе велосипедного подьема закралась мысль что наверное должен быть какой-то другой, более доступный среднему американцу путь наверх, например на машине. Тем более что зимой здесь катание на лыжах. И точно! Есть замечательная асфальтовая дорога, правда не на самую вершину. Туда вообще только альпинисты с веревками забираются.

Гудит мотор, крутятся колеса. Самая верхняя точка, куда можно заехать. Дальше шлагбаум и пешком. Ну вот-же она, снежная вершина, рядом почти! До нее конечно так просто не дойти, но можно хотя-бы приблизиться. Дорога по лесу. Потом просто по лесу. И кажется вот еще парочка пригорков, и откроется замечательный вид на снежную шапку.

А зачем на свете маленькие четырехколесные вертолеты? Правильно! Чтобы летать над елками и делать красивые фотографии с видео. По моему так. Но горный ветер оказался сильнее китайского летательного аппарата. Издох он из сил выбившись. Лежит в сумке вместе с батарейками, да пешую дорогу наверх отягощает. Ничего. Еще пара пригорочков. И еще. Уже скоро стемнеет, а ведь надо еще и обратно по этим колючим кустам без тропинок шагать. Никакие усилия не проходят зря. В награду — снег, самый настоящий летний горный снег, вот тут под ногами. Комок Номер 1, Номер 2 (поменьше) и Номер 3 (совсем маленький). Вот вам и снеговик.

А напоследок, уже спустившись с горы на родную землю, завораживающий красновато-бардовый цвет снежной шапки в закатных лучах. Там наверху все еще солнечно, все еще день.

Время идет. Пора прощаться с маленьким городком “Трава” у подножья величественной горы. Утро. Солнце. Кофе. Снова в дорогу ..

Город Эврика! (Eurika)

На пути — самый северный прибрежный город в Калифорнии с ярким названием Эврика (Eurika), совпадающим со девизом всего штата.

История города, как в общем-то и большинство истории Соединенных Штатов, не очень блистательна, так сказать, с морально-этической точки зрения. Когда-то жили тут индейцы. Жили не тужили. Пришли европейцы. Вытеснили да поубивали их. Такое много где было.

Потом обнаружили в местных окрестных речках золотишко. И потянулись сюда искатели богатств несметных да приключений на голову свою. Кто находил золото, или даже отдаленно надеялся на удачу, кричал “Эврика!” как когда-то древний греческий ученый математик Архимед по случаю открытия им гидростатического закона, увековечившего как имя его так и Эврику эту.

Однако, золото просто так не найдется. Лопаты нужны, дома, паровозы и прочая утварь. Золотоискателей по именам сейчас вряд-ли кто вспомнит. А вот Стэнфорд, тот самый, который на паровозные деньги университет открыл, знает весь мир.

Лихой народец был, эти золотоискатели. Лихие времена. Белые эмигранты с эмигрантами китайскими не ладили постоянно. Дошло до драки вооруженной даже. Белые победили. А потом в конце 19 века был принят закон о насильственном выгоне китайцев (Chinese Expulsion Act). Хей, президент Дональд, ты не первый такой в истории.

Наследники белых золотоискателей превратились в местных полу-бомжей. Место, надо сказать, заброшенное и потерянное какое-то. Очень неаристократично [с приставкой “не” слитно, это не опечатка — прим. автора]. Очень. Хотя, иногда встречаются красивые домишки в викторианском стиле. Наследие былых времен. А еще есть море, рыбаки и какие-то морские военные.

Несмотря на грандиозные внешние отличия, Эврика чем-то очень близка Лас Вегасу. В глазах людей примерно тоже самое. А это главное отражение действительности. Пустоту внутри не подменить огонечками на улицах, светящимися башенками, модными одеждами и красивыми машинами, как ни старайся. В Эврике нет огоньков и казино. Как будто с Лас Вегаса неожиданно сняли грим.

Ночь. Утро. Кофе (много). Пора в путь. Однако, без приключений не бывает. Случайная цепочка событий привела к запертой на замок машине с ключом на пассажирском сидении рядом с сумкой. К счастью приоткрыто окно, но к несчастью не так широко, чтобы просунуть руку. Ну что, господа-взломщики, за работу! Инженерная мысль привела в магазин, где за доллар можно купить все что угодно, даже проволоку для связывания букетов цветов. Очень ценный горшочек, учитывая обстоятельства. Словно удочкой ловил он ключ под не очень-то приветливые взгляды окружающих. Ладно хоть не “стуканул” никто. А ведь могли. Но — Эврика! Ключ пойман, он в руках и машина открыта. Дорога, снова дорога.

Замыкая круг …

Теперь на юг, только на юг. Дорога проходит через лес из красных деревьев (redwood trees). Иногда ощущение что едешь в тоннеле. Тут никогда, даже в самый солнечный день, не видно солнца. Гигантские деревья поглощают все лучи, приходящие на этот участок земли от небесного светила. Как в сказке. Деревьям-великанам этим бывает по нескольку тысяч лет.

Как здесь, так и в других местах, встречаются индейские резервации. В них обычно принято строить казино. Резервации не до конца подчиняются штатовским и федеральным законам, и потому то что запрещено в прочих местах, возможно разрешено в резервациях. Так сказать, в знак почета коренным жителям от завоевателей и эмигрантов. Так, в старых традициях Чингачгука Большого Змея здесь играют в рулетку, Блэк Джек, покер и прочие старинные индейские забавы. Говорят это приносит моральное удовлетворение играющим. Ну и конечно материальное благо устроителям. Притом не обязательно индейского происхождения. Знал бы Большой Змей!

И опять про дороги. Забавно, что некоторые автомобильно-водительские привычки интернациональны. Их практикуют на разных континентах не договариваясь, бессознательно, по наитию. Например, заметив хитрого полицейского, спрятавшегося за поворотом или в кустах (таких нигде не любят!), принято сигнализировать встречным водителям миганием фар дальнего света. Есть в этом некое чувство единства и даже некой бесконтрольной справедливости. А вот знак благодарности собратьям своим по дороге, выраженный парой миганий аварийных огней, распространенный в России — раз, два, спасибо! — тут в Штатах почему-то не прижился.

Распространение наше по планете

В Калифорнии к северу от Сан Франциско есть маленький исторический кусок русской земли — Форт Росс. Тут 200 лет назад высадились русские мореплаватели для промысла и торговли, основавшие маленькую деревянную крепость (форт). Время лихое было. Калифорния еще не была частью Америки. Кругом индейцы, природа и пушнина — за которой собственно и приехали. Надо сказать, предки наши были дружелюбными — индейцев убивать не стали а договорились по мирному. На работу себе брали. И даже семьи совместные создавали. Помогали защищаться от испанских колонизаторов. Правда ненадолго. А сейчас тут [американский — прим. автора] национальный парк и исторический музей с русским флагом.

Место, надо сказать, красивейшее — океан, берег, камни, залив куда когда-то приходили торговые корабли. Именно здесь происходили романтические события, воспетые в рок-опере “Юнона и Авось”.

Огороженный деревянным забором форт внутри напоминает русскую деревеньку. С колодцем, деревянными домишками и небольшой церквушкой с православным крестом на куполе. Есть оригинальные строения, сохранившиеся и уцелевшие от войны со временем. Многое реставрировано, но очень подкупающе-подлинно. Стилизовано одетые “русские поселенцы” жгут костер на дровах, носят косоворотки и армейские шапки-ушанки с кокардами. Идут на контакт и готовы поддержать разговор. Без малейшего акцента на американском английском языке. По-русски, как и ожидалось, лыка не вяжут …

Он стоял на этом месте и думал: прошло всего каких-то 200 лет и вот сейчас с нашими современными самолетами, интернетами, дорогами мы даже не задумываемся каких усилий стоило соотечественникам попасть сюда из Санкт Петербурга. И не только попасть но и выжить, да еще и пушнину какую-то добывать устроив “глобальный бизнес” начала 19-го века. Как изменился мир …

Life goes on (Жизнь продолжается)

Все проходит. Три тысячи миль позади. Усталый автомобиль белого цвета кряхтит, но едет, повинуясь поворотам руля. Стучит механическое сердце. Течет по жилам бензин. Глядят по сторонам фары-глаза. Спасибо, дружище! Не подводил. Все бы так ..

Из точки А он прибыл обратно в точку А в домашний уют современного поселение городского типа “Кошкино” (Los Gatos). В голове случайно промелькнуло: “а почему?” А из глубин подсознания снова невольно всплывал то-ли ответ то-ли еще один вопрос подобного содержания: “а почему нет?”

Вместо эпилога

Вся наша жизнь — дорога. Мы движемся из какой-то невидимой точки А в еще более размытую и непонятно существующую-ли точку Б. Бы останавливаемся тут и там, иногда надолго, иногда всего лишь на несколько дней или даже часов. Мы поворачиваем налево и направо на бетонных прериях хайвеев, а равно и в жизни.

Многие наши поступки мы совершаем совершенно неосознанно, почти машинально. Более того, мы даже не знаем про это. И лишь внутренний диалог с самим собой во время восточной медитации или западной езды по ровному асфальту позволяет чуть чуть осветить эту область бытия.

Человеческое “Я” можно сравнить с наездником на слоне. Эта метафора, идущая откуда-то из глубины индийских времен, популяризированная современным психологом Джонатом Хайтом, разделяет наше “Я” на наездника (осознанное) и слона (глубинное, подсознательное). Наезднику кажется что он управляет слоном, а некоторые недалекие умы вообще считают, что ходят сами и нет никакого слона. Тем не менее, слон шагает по своей механической программе, почти как машина, а наездник лишь иногда оправдывает “решения” собственной воли в случае, когда они почему-то совпадают со слоновьими.

Дорога учит договариваться со слоном. Понимать его мотивы и даже дальнейшие повороты на развилках хайвеев. Создается впечатление свободного выбора. Семь с половиной миллионов слонов. Семь с половиной миллионов машин. Генератор новых поколений, завернутый в сентиментальные романтические бантики да иллюзию собственной свободной воли. Вся наша жизнь — дорога.

Есть ли в этом хоть какой-то смысл? Вряд-ли. Маловероятно. Возможно, смысл вообще не стоит искать. Возможно его просто нет. Мы видим солнце и говорим что оно “есть”. Про смысл такого сказать нельзя. Есть лишь индивидуальные ощущения смысла, которые надо трудиться и создавать в каждый момент “сейчас” в каждом месте “здесь”. Остальное — хаотичное Броуновское движение молекул. Бесконечный вселенский блюз в Фа-миноре.

Он решил создать смысл этой дороги, построить его из размышлений и картинок за окном. А чтобы не все забылось, написал эти заметки …

2018.

Читать все посты

Израиль 2018

Непутёвые путевые заметки постороннего наблюдателя.

Мишка Шифман башковит, у него предвиденье
Ну что мы видим, говорит, кроме телевидения?
(В. Высоцкий, 1972)

ВНИМАНИЕ: Это просто спонтанные первые впечатления от увиденного. Сказанное тут предназначено исключительно для личных нужд автора и не несет в себе никаких исторических, религиозных, идеологических, национальных и прочих подобных смыслов.

Сан Франциско, вечер, дорога в аэропорт на Убере, самолет, взлет. Ночь за окном. Лайнер Боинг 787, оснащенный всякими новыми новшествами. Вместо оконных “шторок” — кнопка затемнения, которую иногда кто-то более главный может нажать без участия сонных пассажиров. Свет затемняется каким-то синеватым оттенком, как в фильмах про будущее. Так что днем за окном совсем не день.

Красивые виды облаков, льды Гренландии, бесконечный океан с редкими островами мутнеют и приобретают таинственные переливы поляризованного света. А фотографии на на ближайшие 15 часов отменяются. Зато есть время подумать и почитать. Говорят, в будущем в самолетах окон вообще не будет, а вместо них — большой экран, где показывают по желанию то, что снаружи. Но это только так говорят.

Посадка. Снова темно. Аэропорт Бен Гурион в Тель-Авиве. Граница, таможня, паспорт. Все быстро и с улыбочкой. Единственная очередь на аренду машины. Как оказывается, сегодня суббота а потому Шабат, и ничего электрического лучше не делать (благо самого самолета это не касается). Клерки пишут машинно-арендные бумаги от руки. Час туда, час сюда. Ничего не поделаешь, чтим традиции. А может, конечно, это просто случайное совпадение и все принтеры в компании Avis дружно отказались работать в тот вечер.

Утро. Кофе. Отель на берегу Средиземного Моря, местечко Тель-Авив Яфо. Рассвет, небольшие волны, горизонт. Пляж. Солнце. Песок. Немного прохладная вода, но не такая холодная как у нас на Тихом Океане. Катание на досках с веслом. Купание. Сначала вынужденное (при падении с доски). А потом уже и добровольное.

Немного позабавил лифт в традициях Шабата. В дни суровых ограничений на вид физической деятельности можно не нажимать кнопку этажа, а просто зайти в кабинку лифта и пожелать поехать на свой этаж. Предварительно, конечно, снаружи кто-то должен нажать правильный номер. Но это же “кто-то” а не сам соблюдающий правила кошерного проживания. И волки серы, и сыр у вороны в клюве.

Надо сказать с отелем вышло не очень. Несмотря на хороший бренд Crowne Plaza и цену, картинка на сайте значительно отличалась в лучшую сторону от реальности. В последней происходило какое-то строительное обновление здания, чего совершенно не указывалось при покупке номера. Да и вообще, такое впечатление что ремонт этого здания лучше было бы начинать с динамита. За окном происходило нечто сродни Арабо-израильскому конфликту с дрелям и отбойным молотками. А потому любоваться обещанными морскими видами можно было только исключительно через запотевшие, закрытые на замок окна и двери, а лучше и шторы. Ничего, три дня — не так долго. Как говорил местный царь Соломон “все проходит, и это пройдет”. Еще кофе пожалуйста.

А там [то есть тут, прим. автора] на четверть бывший наш народ …

Это правда. Но не вся правда. Не только правда. И далеко не полная правда. Тут его гораздо больше по всей видимости. Когда при общении обнаруживается незнание английского, или на нагрудной табличке написано что-то типа “Vlad”, можно смело говорить по-русски. Тебя поймут. Однако, это не проходит бесследно. Напоминает старый забытый СССР (известный еще как “Совок”). Есть что-то неуловимое, и не в том на каком языке говорят, а как. И собственно что. Потом оказалось (или может показалось?) что немного скрытый Совок здесь прижился гораздо шире, и не обязательно связан с русскоговорящими жителями.

Машина. Дорога. На север в город Кесария. Руины древних римских поселений. Постройки царя Ирода Великого (он же Ирод Проклятый в христианской традиции). Тиран был одним из крупнейших градостроителей древности, построив не только Кесарию, но и кварталы Иерусалима, включая Второй Храм, Самарию, старый город Джаффа и многое другое. Исторические руины построек Ирода по-настоящему впечатляют. Арки, камни, статуи, театр, похоже даже действующий временами, античные колонны.

На входе в парк римских развалин — три упитанные кошки, не боящиеся посетителей. На выходе стало понятно почему — их тут регулярно кормят. Забегая вперед, скажу что котов и кошек на улицах израильских городов, от небольших типа Назарета, и где с санитарией, мягко говоря, “нелады”, до мегаполиса Тель-Авив и шикарной прибрежной Хайфы, очень много. Кошкам тут вольготно и они совсем не боятся людей. Живут себе и веселятся, не обращая ни на кого внимания. Бродячих собак нет. А равно нет и бродячих людей (бомжей), так широко распространенных в других города мира.

Кошки кошками, а история этого места уходит в глубь веков. И римляне были тут. И мусульмане. Потом Крестоносцы пришли и построили крепость. А вот сейчас мы, приезжие туристы ходим с Айфонами да фотографируем.

Были еще достопримечательные водные пещеры неподалеку. Правда в пещеры эти решили не попадать, оказавшись неподготовленными снаряжением. В обычной одежде в пещерную воду не ходят.

***

В Израиле кругом флаги. На обочинах дорог, на машинах, на домах. Почти как в штатах Среднего Запада США. Но только там флаги большие, пятидесяти-звездные и на высоких столбах. А тут маленькие, с одной звездой. Зато их очень много.

   

Тель-Авив. Центр. Высокие здания красивых геометрических форм. Цилиндр, параллелограмм, более сложные очертания, уходящие в небо. А с вечерней подсветкой вообще красота! Много народа на улицах. В национальных шапках “кипа” и в военной форме.

Надо заметить, процент военнослужащих соизмерим с процентом штатских. Безопасность страны от зловредных арабо-палестинских террористов требует того. Сдайся враг, замри и ляг. Винтовки с толстыми стволами наперевес, в любое время дня и ночи заряженные пулями. О таком давно мечтают в Средних Штатах США.

Агрессивный, бестия. Чистый фараон.
Ну а где агрессия, там нам не резон …

Вперед, к Мертвому Морю! Утро, дорога, не всегда однозначное направление пути по карте Гугл. Пара-другая неправильных поворотов с заездами в какие-то зоны промышленного характера — опять напоминает забытое советское прошлое, то-ли шпалами то-ли бесхозными железяками за забором — и машина мчится по хайвею. Тут одна красота за бортом сменяет другую.

Только что был морской берег, а сейчас поля. Прошли поля, начались перелески. Прошли перелески, начались предгорья. Тут зелени уже поменьше. Строения какие-то странноватые, угловатые, с мечетью в середине поселка. Первый раз увидел в жизни верблюда на свободе! Одногорбое вьючное животное просто так паслось и ело свои колючки. Оказывается их тут много. Это бедуинские поселения. Они — не арабы. Лояльны к флагу с шестиконечной звездой, и даже, говорят, служат в армии Израиля следопытами. Заезжать в такие поселки и знакомиться, так сказать, ближе, что-то не захотелось.

А горы все выше и выше! Уже нет никаких верблюдов и колючек. Просто камни и пески, как будто размытые странными потоками воды, или времени прошлых эпох. Невидимые каменные реки, каналы и моря. Красота неописуемая! Бесконечное и неповторимое разнообразие геометрических форм. Да какая к черту геометрия? Это чудо, настоящее природное чудо, неподвластное сухому математическому описанию из формул и треугольников.

Серпантин асфальта. Местные водители, как оказалось, настоящие джигиты. Гоняют и даже обгоняют, не соблюдая правила безопасности полетов. А дорога уже не какой-нибудь там хайвей на котором и уснуть не грех, а настоящая узенькая полосочка, разделенная тонкой линией разметки типа “нельзя обгонять”. А раз нельзя, значит можно и в принципе так люди делали. Но надо быть внимательным. Это общий принцип, не только на дороге. Ну да ладно, куда торопиться-то?

Вершина местного значения. +500 метров над уровнем моря. Вид на все стороны света. Полет. А где-то вдали уже виднеется кусочек воды. Наверное это и есть Мертвое Море (для справки: других морей поблизости нет). Дорога склоняется вниз. +400, +300 и так далее. -100, -200, а еще ехать и ехать вниз. Первый раз оказываюсь так низко под уровнем моря. Последний раз это было в Мексике, с водолазным костюмом и аквалангом, не глубже 15 метров. -300, -400 …. Отворот и указатель с надписью “Содом”. Городок такой древний, сохранившийся до сих пор. Но нам не по пути.

И вот наконец побережье Мертвого Моря, которое совсем не море конечно, а озеро. И даже не одно а целых два — южное и северное. К сожалению, уровень воды падает и очень быстро, аж 1 метр в год, и если ничего не поменять с экологией то останется только петь частушки “если в море нет воды … “ да обвинять местное население. Но мы оптимисты. Надеемся что либо это некий природный цикл, который поменяет направление в ближайшем будущем, либо человек перестанет вредить природе и начнет ей помогать.

Поверхность Мертвого Моря находится на глубине около 450 метров под (!) уровнем моря. Горные плато вокруг — это на самом деле “земля”, как мы ее себе представляем, то есть нечто близкое к нулю. А тут яма. На другой стороне — страна Иордания с такими-же плато. Природе нет дела до человеческих границ.

Вода такая соленая и плотная, что утонуть при самом сильном желании не позволит физика Архимеда. Только плавать. Точнее, купаться, конечно же. Так как-то благозвучнее. На воде можно сидеть, лежать вниз и вверх спиной, на боку и в любой другой мыслимой и немыслимой позе.

Лечебная грязь вам в руки. Правда натуральной грязи в свободном доступе уже не осталось и ее надо покупать. В Израиле вообще почти все надо покупать, даже право пользования тележкой в супермаркете Тель-Авива. И даже грязь. Мысленное поле будущих предпринимателей из России может и должно зашевелиться. Уж чего-чего, а грязи там полно. Надо просто научиться ее продавать. Наша грязь самая чистая в мире! Отечественная, народная. Такой нет в Париже и Берлине. Только у нас … (продам остаток идеи за 5000 шекелей, или 10 но за каждый килограмм грязи РФ по факту реализации)

На берегу моря в городке Эйн Бокек оборудованный бесплатный пляж. Тень под навесом просто так! Рядом отели, рестораны, и что-то вновь строящееся. Наверное еще один торговый центр. Рабочие стройки говорят исключительно по-русски, с частым диалектом нецензурных выражений по поводу стройки, работодателя, странных сексуальных домогательств к собственной зарплате и берегам Мертвого Моря (!), мамы какого-то неизвестного никому человека и прочим многослойным фольклорным построениям, до конца понятным только русскому человеку. Ведь вокруг почти никто-же не слышит, а если и слышит, то не знает о чем речь идет …

День клонится к вечеру. Впереди обратная дорога в Тель-Авив. Пора. Пора. Пора. Из грязи в князи. Изменения за окном происходят с зеркальным отражением во времени. Горы, пески, верблюды, мечети, трава, перелески, берег. Шикарный закат с облаками! Огни большого города. Трафик. Гостиница. Вино. Ночь.

Но загвоздка есть одна. Русский я по паспорту ….

Патриотизм в Израиле витает повсюду. Он в воздухе на улице, внутри, на небесах, на пляже, и наверное даже под землей. Я хотел-бы его разделить, но с национальностью у меня, как тут говорят, “не очень” и потому не в состоянии. Я и русский-то патриотизм не понимаю до конца. Говорят он по-своему хорош. А уж что говорить про патриотизм американский! Наверное этому можно позавидовать, но я только не знаю как именно и главное зачем.

По паспорту я и русский и американский гражданин одновременно. В моей лохматой голове — космополитизм перемешанный со вселенским гуманизмом. Я живу в мире а не в стране. Два в одном, как в рекламе про шампунь с кондиционером. Ведь что такое паспорт этот? Бумажка, дающая право проживания на одной территории и относительно простой способ передвижения по планете. И что что забавно, наличие русского и американского паспортов перекрывают безвизовым вьездом (и выездом!) пол-планеты всей, включая моря и океаны. А в Северную Корею что-то не очень хочется путешествовать.

Здесь в Израиле неоднократно слышал как люди гордятся своей страной, флагом, правительством, атрибутами государственности. Они по настоящему чувствуют некое единство, общность, яркую близость к своим, и скрытую ненависть к чужим. Им по настоящему есть чем гордиться, даже по впечатлению нейтрального стороннего наблюдателя. Построить за какие-то считанные десятилетия города и дороги посреди заброшенной местности, сохранив при этом самобытность и природные богатства. И все это на малюсеньком клочке земли, который на карте мира — не больше точки. Что-ж, молодцы …

И такое рассказал, до того красиво!

Снова утро. Снова дорога. Снова на восток. В этот раз в древнейший город Иерусалим. Сельскохозяйственные пейзажи. Зеленые перелески с соснами (по моему это именно сосны, хоть и отличаются они от лесов в окрестностях Перми). И вот на горах появляются признаки городской жизни.

А вокруг — простор, размах, тени облаков. Гигантские долины от одного холма до другого. Внизу дороги. На склонах до самых до вершин — дома. Что это за местность? Это Иерусалим!

До исторического старого города еще далеко, но даже тут на вьезде чувствуется что-то особенное. Нет высоких домов из стекла и бетона как в Тель-Авиве, зато есть некий дух культуры и времени. Узенькие улочки, запутанные перекрестки и круговые движения. Народ. Магазинчики. Неразборчивость карт Гугл.

Гостиница на сей раз самая правильная. В центре нового города и как оказалось в местах компактного проживания ортодоксальных евреев. Собственно кроме них в гостинице этой никого и не было среди посетителей. Лирически отвлекусь.

Просто евреи и евреи ортодоксальные — это далеко не одно и тоже. Просто евреи говорят на иврите (часто на русском и многие на английском), работают, любят, страдают, радуются, в общем все как у людей.

Мишку Шифмана не трожь, с Мишкой — прочь сомнения

Ортодоксальные евреи — это те, которые носят широкие шляпы, черные кафтаны и белые рубахи, из под которых выпадают восемь белых ниток с каждой стороны, длинные неподстриженные пряди волос на висках “пейсы”, но это только внешние отличия. Они еще не работают, не служат в армии, особо не учатся ничему кроме собственной религии, говорят на языке “идиш” (в сущности немецкий язык с еврейским диалектом, распространенный ранее в Европе), постоянно читают религиозные книги и вообще ведут себя в отношении всех других людей, включая просто евреев, немного странновато, как будто мир людей внезапно поделился на ортодоксальных евреев и каких-то там еще других существ, всех нас.

Возвращаюсь из лирического отступления обратно в Иерусалим. Здесь каждый квадратный сантиметр пропитан историей. Можно зацепиться за какой-нибудь маленький домик с крестиком на крыше, и рассказать всю историю какой-нибудь монотеистической религии по-пути, во временной и пространственной привязке к месту нахождения. Это все, или почти все, было вот тут, вот на этих дорожках, вот на этой земле. Что-то было пару с половиной тысяч лет, что-то тысячу, что-то семьдесят лет назад. А что-то, возможно, и вообще не было, но все равно завораживает воображение.

Сквер Давидки (Davidka Square), на котором отель, уходит корнями своего названия к изобретателю кустарного миномета времен Арабо-израильской войны, Давиду Лейбовичу. Сам миномет представлен как исторический экспонат на большом каменном постаменте. Но это из новейшей истории. Идем пешим ходом в старый город. Ага! По-пути обнаруживается очень даже современный трамвайчик, идущий в сторону древних исторических времен. Нам туда! (6 шекелей с человека, пожалуйста),

Видимо в тот день ортодоксальные евреи плохо молились своей религии, а может мы каким-то образом поссорились с небом. Грозные черные тучи собрались над Ершалаимом. Пошел дождь. И не просто дождь, а настоящий ливень. Глядя на небо конца и края этому водному феерическому представлению не было конца.

Мы в старом городе. Он поделен на четыре части — мусульманскую (где и нас и застал дождь с коммерческими предложениями местных торговцев зонтиками), христианскую, иудейскую и армянскую. Каждая несет свою версию мировой истории человечества, но сходится в одном физическом месте планете — тут. Первое впечатление от старого города — большой базар на узких улочках, иногда под крышей, иногда нет. В тот день небеса явно не рекомендовали нам уроки истории, и потому пришлось ретироваться, по пути промокнув до нитки.

Новое утро нового дня. Солнце. Как здорово когда нет дождя! (но зонтик все-же лучше захватить, чем черт не шутит). Теперь уже целенаправленно …

… Хвост огромный в кабинет из людей, пожалуй, ста.

Христианский квартал. Храм Гроба Господня. По данным как минимум четырех свидетелей именно здесь или где-то очень неподалеку, на горе Голгофа, был распят основатель Христианства Иисус из Назарета (Христос). Именно тут он был возложен на каменную плиту и затем в гроб, ставший известным как Гроб Господень. Именно этот гроб приоткрыл архангел Гаврила, приподняв камень, и сказал людям “его тут нет”. Именно отсюда Иисус Христос вознесся на небо.

А сейчас тут церковь — Храм Гроба Господня, построенная в 4 веке после описываемых событий. Очень красиво внутри! Расписные потолки, иконы, распятие, лампады. Поют церковные хоровые песни, часто на русском языке. Много людей. Внутри — маленькая церковь, отдельное здание, построенное в 19 веке. Внутри нее — сам гроб. Большая очередь чтобы туда попасть, на час или два. Но можно посмотреть в небольшое отверстие в стене. Фотографировать божественный гроб не запрещается.

Гораздо более древнее сооружение — Стена Плача. Сюда собираются верующие иудеи и просто люди со всего мира, чтобы попросить бога YHWH о чем-то тайном, сокровенном, но одновременно очень важном и желаемом. Записывают на бумажку и оставляют ее между камней огромной стены. Сама стена — остаток древнего города, от которого кроме стены остались только руины да подземные археологические раскопки. Время не щадит! Трудно сказать читает ли YHWH бумажки, а тем более исполняет ли желания. Да и вообще, есть ли он сам где-либо в пределах пары сотен соседних галактик? (И почему собственно “он” а, скажем, не “она”?)

Подобные сомнения современности не останавливают людские массы, и уж точно мужчин в черных сюртуках и шляпах, белых рубахах, с книжкой в руках, на первый взгляд немного повернутых. В левую сторону от стены. Там когда-то располагался Первый Храм, и потом Второй. А сейчас мечеть Купол Скалы. Попасть в нее можно только в определенное время и только будучи верующим в божество “Аллах”. Полиция на входе.

Примечание: Не подумайте что я пытаюсь уместить всю религиозную историю в пару страниц собственного дневника. Это просто впечатления от увиденного, так или иначе связанные с прочитанными книжками и историческими событиями, возможно имевшими место быть.

Интересный и познавательный поход по подземным туннелям под стеной. Оказывается, уцелевшая часть стены — это только наружное, надземное так сказать, сооружение. Римляне, разгневанные восстанием иудеев, хаотично разрушали камни стены, расталкивая их по сторонам. Подземная часть их волновала в последнюю очередь. Шли века. Возник Ислам. Завоевал город. Люди построили прочные каменные арки, на которых возвели свои дома. Шли еще века. Все завалило землей и грязью. И вот наконец интересующиеся историей потомки догадались откопать это подземное царство и дать возможность увидеть всем желающим размах древних каменных архитектур. А прошло-то всего две тысячи лет с копейками. Впечатляет!

А вокруг сплошной базар, сувенирчики, шаверма вперемежку с шаурмой, арабский с ивритом, русский с какими-то непонятными диалектами. Все что угодно за 100 шекелей. Но можно и поторговаться.

Трамвай обратно. Ортодоксальные еврейские взгляды “а эти тут что делают?”. Хочется сказать “Нет, я не мебель и не дверь. Я такой-же человек, как и вы. Думаю. Книжки читаю. Правда с ивритом и идишем, с богом YHWH, да собственно и со всеми другими, у меня не очень. Но, елы-палы, шалом-алейхем, разве-ж в этом дело?” Но это про себя. Только про себя. Ночь. Тишина.

Мишку мучает вопрос, кто тут враг таинственный?
А ответ ужасно прост. И ответ единственный …

Старый и новый Иерусалимы где-то позади. На север! В город Хайфа. Пока далекий, и известный только понаслышке. Вспоминается книжка “Иванов и Рабинович”. Дорога (похоже платная — камеры кругом). Поля. Леса. Лихие водители. Нет для них движения по полосам, не говоря уже про другие лики святых. Стена справа. Колючая проволока. Вышки. Похоже на тюрьму или какое-то закрытое режимное заведение. Это палестинские территории. Удручающее зрелище. За стеной этой — дома, города и люди. Машина стыдливо мчится мимо со скоростью 120 километров в час, как-бы не замечая.

А горы становятся круче и круче. Дома на склонах и вообще везде где можно хоть что-то построить. Хитрое сплетение дорожных полос, перекрестков, круговых движений с непонятными приоритетами “кто вперед”. Гора Кармель и вот вид на Средиземное море. Неожиданно и восторженно. Такое бывает только раз. А потом банально повторяется. Как, собственно, и все остальное на свете. А вот и гостиница на самой вершине. Седьмой этаж. Закат солнца. Акватория порта. Корабли. Оттенки цветов морской волны. Дзен да дзен кругом …

Поход в люди. Вниз с горы Кармель. Пешком по лестнице. Там домишки, людишки, огонечки. Но не все так просто. Сегодня день памяти жертв Холокоста, и потому закрыто все что можно закрыть. На улицах ни души. Чтим традиции. Помним и скорбим (откровенно и честно!). Закрыты все магазины и рестораны. Но мир не без добрых людей. Местный владелец ресторанного бизнеса на вопрос “где купит хоть что-то?” дал массу полезных советов включая сыр, хлеб и вино из собственных запасов (“пожалуйста, уберите в сумку, а то мало-ли что”), и всего-лишь за 100 шекелей.

Распространенье наше по планете, особенно заметно вдалеке …

Одна из местных достопримечательностей (это уже на следующий день) — Бахайские Сады. Как оказывается, есть такая новая религия — Бахаи, образовавшаяся на почве традиционных монотеизмов в середине 19 века, и набравшая не то чтобы очень много, но по мнению ее проповедников (подтвержденному Википедией) от 5 до 7 миллионов уверовавших. Сказочка примерно та же что и везде — бог есть, он ровно один, всех принимает да добра желает. Грешить нельзя. Хочешь вступить ряды — вступай, независимо от национальности. Мир, дружба, жвачка! Ну и всякие другие прогрессивные идеи.

Всемирно-галактический центр религии Бахаи находится в Хайфе. Среди красивейших ухоженных садов, лестниц и фонтанов — Священный Храм с куполом, правда нам туда нельзя. Вообще туристам разрешается ходить вдоль всей этой красоты только вниз. Попытки двигаться в противоположную сторону могут обернуться штрафом в 5000 шекелей (почти $2000). Абсурд какой-то. Вверх и так не очень хочется пешком, лучше на такси. Зато зарегистрированным уверовавшим не то что можно, нужно хоть раз в жизни совершить “хадж” — поход по этой лестнице на самый вверх. Прихожане, говорят, приезжают со всего мира. Мы даже видели парочку — другую из них.

Плывут у нас по Волге-ли, по Каме-ли, таланты все при шпаге при плаще …

Гид нашей группы говорит на многих языках, но лучше всех на русском. Тур по идее на иврите (английский вариант надо ждать и ждать), но если бы не неизвестно откуда взявшиеся двое иврито-говорящих туристов, изложение материала велось бы на великом и могучем, с редкими украинскими шутками. Однако юмор не скрыть, не променять и уж точно не перевести. К тому-же оказалось что ивритоговорящие из Чикаго, и примесь английского им не помеха.

Недалеко от Хайфы, на севере Израиля, есть местечко со скромным названием Назарет. Тут по христианскому преданию, нарушая все законы биологической физики, божественным способом родился один из главных персонажей последних пары тысяч лет — Иисус из Назарета, известный также по фамилии Христос.

Слов нет, жизнь в те времена трудная была. Мама с папой в пещере подземной обитали. Ни холодильника, ни горячей воды, ни даже холодной. Избалованы все мы домашним уютом 21 века. А у них и города вокруг толком не было. Его правда и сейчас нет. Арабское поселение провинциального типа. Нелепый магазин моды рядом с Церковью Святого Благовещания поверх исторической пещеры. Паломники на автобусах со всего мира, а вокруг пыль, грязь да парковка за 20 шекелей.

Все на свете подходит к концу, плавно и незаметно. Вот и путешествие по стране Израиль завершается возвращением. Машина слегка рычит уставшим после тысячи километров мотором. Дорога на в сторону юга. Тель-Авив. Аэропорт. Взлет. Лайнер Боинг 787, оснащенный всякими новыми новшествами. Бессонная ночь. Сан Франциско. Утро нового дня. А было ли это все? Было, однозначно было. И даже осталось в памяти,  Да в сотне фотографий …

Видя Мишкину тоску, а он в тоске опасный,
Я еще хлебнул кваску и сказал: «Согласный!»

הסוף

(The End)

Читать все посты

Думать так ..

Философия: Можно думать в том числе и так …
Христианство: Нужно думать только так, иначе в ад.
Иудаизм: Нужно думать только так, как во благо евреям.
Ислам: Нужно думать только как, как во вред евреям.
Фридрих Ницше: Благо и вред, добро и зло, относительны.
Наука: Нужно думать логически!
Буддизм: Можно вообще не думать.
Астрология: Все уже продумано в день вашего рождения.
Шаман: Заклинания и грибы — путь в состояние правильного думания.
Эволюция: Думай, иначе съедят или умрешь с голоду.
Социализм: Нужно думать только так, как Партия, иначе расстрел.
Коммунизм: Хочешь — думай, хочешь — куй, все равно денег не будет.
Капитализм: Нужно думать только так, чтобы побольше денег.
Армия: Думать от меня и до следующего дуба. Шагом марш!
Обезьяна: Что тут думать-то? Трясти надо.
Госдума РФ: Вы тут о чем вообще?
Штирлиц: Будешь думать свысока — ничего не поймешь.
Индюк: Думать небезопасно. Помните о супе! Memento Mori.
Психиатрия: Успокойтесь. Вы правы. И вы. И даже вы. Все хорошо, все хорошо …

Читать все посты

Призрак Cексуализма

Призрак бродит по Америке, призрак сексуализма …

Тревога! Моральные и материальные устои Американского общества в опасности! Заголовками о судебных процессах пестрит пресса, интернет и досужие разговоры граждан. Аморальные домогатели везде и повсюду. За попытки приставания 20-ти летней давности отстранен от главной роли талантливый актёр. Голливудский продюсер и режиссер, как оказывается, творил приставательные бесчинства в прошлом, и предстанет перед страшным но справедливым судом спустя годы. Распутную учительницу старших классов садят на 22 гвоздя с циком. И это только начало. Говорю вам, иже херувимы, призрак бродит по Америке, призрак сексуализма …

Общество должно очиститься от самой мысли о подобных помыслах. И тем более там, где люди могут невзначай встретить других людей — на работе, учебе, в общественных местах. Никаких помыслов о комплиментах. Как кощунственно сказать “ты выглядишь хорошо” в рабочее время и на рабочем месте? Это прямой намек на чёрт знает что. Рабочее время — работе. И ничему больше. Все новое это хорошо забытое старое.

Гнев и возмущение трудящихся и тунеядцев не знают границ. “Нет” означает “нет”. “Да” тоже означает “нет”, если это противозаконно. А если даже и законно, то сначала лучше зафиксировать всё письменно и заверить печатью нотариуса. Кто его знает? Вдруг лет эдак через 20 или 30 субъект поменяет свои взгляды на прошлое, а то глядишь и ориентацию, да начнет морально-судебный процесс. Никогда не знаешь, куда повернутся правила будущего. Лучше подстраховаться. Учение Закона всесильно, потому что верно. В каждый момент времени по своему. Долой противозаконников всех времен и народов. Засудить. Посадить. Пометить клеймом.

Моралисты всех штатов, объединяйтесь! Вам нечего терять, кроме собственных оков. Приобретете же вы всю Америку.

Предлагают повысить возраст согласия до 65 и тогда физиология сделает свое дело. Жалкие попытки “да” будут означать “нет”, отдаленно напоминая старинное “да ну тебя к Лешему”. Или ничего не означать. Порог согласия позволительно нарушать только в случаях, подкрепленных легальным брачным союзом, и даже тогда только после 3 лет уплаты совместных налогов, зафиксированных в IRS. А с IRS, как известно, шутки плохи. Там есть аудиторы, полиция, тюрьмы. А в случае чего, помогут армия, авиация и даже флот. Это вам не развратный Голливуд. И вот тогда, и только тогда, “да” будет законно означать именно то что это слово означало на протяжении мучительных веков развития человечества. Даже “нет” будет означать “да”, но в этом случае лучше все-таки иметь в кармане телефон хорошего адвоката. Никаких законных противоречий. Да и экономия средств на судах.

Все разговоры на работе с представителями противоположного пола, да на всякий случай и своего (древние монашки говорили “береженого Закон бережет”) лучше вести через посредника. Им может стать автоматический прокси, годовая подписка на сервис вполне доступна любому, или гарантировано-асексуальный представитель рода человеческого, со справкой от доктора. А вот ее на всякий случай лучше скопировать и проверить на достоверность. Это тоже недорого. Мораль моралью, а жулики неискоренимы. И ни в коем случае не смотреть никому в глаза, даже молча. Это может быть воспринято неоднозначно, или хуже того — однозначно как “да”. Прецеденты уже есть.

Вперед, к светлому будущему, товарищи! Let’s make America great again …

PS: Музыканты рок-группы “Переменный Ток / Постоянный Ток” не знают что делать в ожидании страшного суда будущих поколений за написание и публичное распевание песни “она трясла меня всю ночь”

Читать все посты

To Gun Or Not To Gun

Когда человек ни с того ни с сего начинает палить по толпе — не важно где он взял оружие, какой он религии, соблюдает ли он закон. Это все остается позади. Гибнут люди и это трагедия. НЕТ СЛОВ.

Происходит такое не в первый раз, и далеко не все стрелки — исламские террористы. Стреляют в последнее время как раз не они. На мой взгляд проблема не столько в запретах на оружие сколько в пистолетной культуре нации. Не всей нации, конечно, но значительной ее части. Эти люди на самом деле верят, что винтовка в руках решает все. Этакий ковбойский атавизм. Безусловно, бывают критические ситуации — шторм, потоп, нет электричества и полиции, полные беспорядки, мародеры и надо как-то защищаться. Но это экстремальные ситуации и приводить их в пример в цивилизованном большом городе крайне глупо.

Заинтересованные стороны типа Национальной Ружейной Ассоциацией (NRA) и массы людей с интеллектом чуть выше плинтуса, всегда ссылаются на священную корову — 2-ю поправку к Конституции США. Корове этой более 200 лет. Она была написана именно для тех смутных времен и применять ее сейчас катастрофически бессмысленно.

Хорошо регулируемое ополчение (дословно “милиция”) необходимое для свободного государства, дает право людям носить оружие, чему не должно быть препятствий. Ну да. Не должно. Но тогда, на Диком Востоке и Западе, а не сейчас. Безусловно есть места, где и теперь оружие необходимо — в лесу, в некоторых районах славного града Окланда, и пр. Но не в Лас Вегасе-же! Не в Нью-Йорке или Сан-Франциско, черт побери (подставьте имя своего города).

У любого оружия есть одно и ровно одно предназначение — прекратить чью-то жизнь. Демократическую, консервативную, черную, белую — какая разница?

С пистолетной культурой (если ее так можно назвать) в голове, и беспрецедентной доступностью легального физического оружия, можно с большой долей вероятности предположить что у кого-нибудь в очередной раз поедет крыша и он начнет палить. Вопрос, к сожалению, только “когда и где” в следующий раз.

2 gun or not 2 gun? That is the question.

Читать все посты

CopyCrypt (CC)

И так, идейка!

(барабаны “тррррррррррр”!)

Произведение искусства, например книжка, может запросто превратится в короткий и уникальный хэш код, и сделать это крайне несложно на любом бытовом компьютере. На автора книги, именно на автора а не на издательство, заводится крипто-счет именно по этому коду. Об этом, конечно, должен позаботится сам автор и обязательно до публикации финальной версии. После создания счета никаких ниточек, связывающих автора и счет нет. Кроме текста самой книжки, конечно.

А вот потом благодарные читатели делают пожертвования напрямую, а не всяким там публикаторам. Притом совершенно неважно откуда пришел текст — из торрентов, легального магазина, от друзей и пр.

В равной мере это распространить и на другие предметы творческого характера — музыку, изображения, фильмы.

Безусловно появятся жулики, которые поменяют один символ в книжке и распространят ее с уже своим хэшем. Но не тут-то было, Сатана проклятая! Книжка может запросто содержать цифровую подпись самой себя. Практика, давно устоявшаяся в распространении кода компьютерных программ. Подпись даже на бумаге можно напечатать. В общем, полная прозрачность.

Таким образом сам артефакт (скажем книга) становится прямой ссылкой на крипто-счет, может «зарабатывать» самостоятельно. Автор лишь имеет возможность пользоваться средствами и вполне по праву. Это он создал дух — неосязаемый и неподконтрольный никаким легальным инспекциям, адвокатам и издательствам.

(CC) CopyCrypt

PS: Одно небольшое дополнение ретроспект: было-бы убийственно полезно делать хэш не букв книги, а ее семантических свойств, или даже чего-то более глубокого, то есть смысла, который и задумал автор. Тогда не обязательно даже подписывать книгу, потому как искажая буквы но не искажая смысла, мы все равно даем возможность незримому духу смысла зарабатывать на жизнь, даже когда автора нет на белом свете.

ЗЫ: А у кого хватит ума исказить смысл, но все еще сделать книгу интересной, то это уже другая история, и другая книга. Граница «где плагиат» я думаю технически решаемая. Плагиаторы будут пополнять казну изначальной идеи.

Читать все посты

Полеты над Камой

Первые шаги в видеосьемке с высоты птичьего полете. Место действия — город Пермь, 120 метров над рекой Кама. Куда ни глянь — просторы необъятные. Да и город с высоты как-то по другому выглядит. А вот облака тут точно выше чем в Калифорнии.

Читать все посты

Digital Currency for Creative Community

White Paper
Written by: Michael Pastushkov, michael@pastushkov.com
June 15, 2017

Abstract

Creative Community consists of individuals, whose profession and activities are related to creative pursuits in a very broad sense — painters, writers, musicians, sculptors, photographers, dancers, actors, etc.. By and large, such a community provides services to the rest of the world in exchange for compensation in the form of traditional money.

However, there are many interactions within CC that are not consumed directly on the outside, if at all. CC members collaborate within the area of their talents, abilities, passion, while contributing to creative endeavours of other members.

Traditional Currencies

Traditional currencies evolved to serve nearly all transactions between individuals, companies, governments, countries, etc. in the “real world” as we know them. At the same time they may limit interactions among creatives, especially when their “output” is not intended for direct consumption by the outside world.

Thus, a writer may need a professional quality headshot photo and illustrations for his book, a photographer may need an essay about his collection, a video blogger may need a soundtrack for her clip, a musician may need audio mastering services and so on.

Today many transactions among the creatives are treated no differently than buying milk or paying for garden work. They often involve mutual trust, but more so — payments in traditional currencies to quantify the amount of services provided. There is also creative collaboration without the use of money, mutually benefiting both sides, but it’s typically limited to two parties.

Some of the creative services and results are intangible by nature, and just unquantifiable with the traditional money.

The potential for collaboration is much greater within the creative community, if only there were a way to quantify everyone’s contribution in a trusted, transparent, decentralized and efficient manner, easily accessible to everyone, accommodating the unique needs of the creatives, however subjective their results may seem.

CREATIX

With the advent of the blockchain technology and crypto currencies such as Bitcoin and Ethereum, it becomes possible. We propose special digital currency Creatix /krēˈātiks/ to serve the creative community accommodating its specifics needs.

Much like Bitcoin and Ethereum, Creatix is based on blockchain technology with its decentralized distributed database of all the transactions in the system, mining nodes providing computing resources for the system to function.

Unlike such as Bitcoin and Ethereum, Creatix will not intermix with “the rest of the world” transactions, making it relatively light to mine (at least in the beginning), free from possible collisions with traditional trading, investing, fraud, government regulations and tax implications (or at least at much lesser extent than established cryptocurrencies).

Designed for CC from ground up, Creatix will have little interest to the players outside of the community, speculative and fraudulent activity, for its main purpose is to serve transactions on assets of creative nature, without direct exchange with the outside world.

Note: Creatix does is not meant for monetary gains (or loses). It will be not convertible to traditional money or mainstream cryptocurrencies in the beginning. However, this is a possibility when it gains popularity and user base, enough to sustain its operations.

Ways to earn:

Initial Coin Offering (ICO) with “proof of belonging” similar to “proof of assets”;
Initial loans and loans from existing members;
Mining while contributing computer resources to the system;
Community service (moderation);
Providing creative services;
Sponsorship for an artist, group, project;

Ways to spend:

Render creative services (main);
Loans to other members;
Access to shows, concerts, exhibitions for fellow creatives;
Advertising

Technology Aspects

The proposed currency will be running on Ethereum implementation of blockchain technology with its own instance, not linked to any of the established cryptocurrency. Creatix wallet, mining and all the other software will be distributed for free as Open Source (much like Ethereum).

With small transaction base, the transactions will execute in near-real-time, even with relatively small number of mining nodes. Much like with all the other blockchain applications, the transactions are irreversible.

Members are encouraged to advertise their creative services to be paid in Creatix, fully or partially on their own sites and via social media. The software provides integration for major web and mobile platforms so the participants can easily embed offerings and/or demands on their web sites.

In addition, the organizers will host a marketplace where providers and consumers can list themselves, if they want to. Such a marketplace is not essential for the currency itself, and will only be used as its facilitator in the beginning.


Reasonable Questions, Objections and Challenges

Q: Once Creatix is visible enough, powerful miner houses (mining Bitcoin, Ethereum, etc. today) would generate large amounts for themselves, exchange it for creative services and results, just to be re-sold for hard or cryptocurrencies.

A: This is not expected in the beginning. Creatix will not be attractive for non-creatives for it won’t directly exchange for other currencies. However, if mining takes off generating large amounts to be used in exchange for creative “goods”, this would be in fact a very positive trend for creative community. Powerful miners become self-made sponsors of art, investing their resources and bridging the gap between creatives (suppliers) and non-creatives (consumers). This will result in creatives earning more of the currency, to be used in exchange for whatever they feel is right or needed. In the end, this will increase the overall activity with creative pursuits, which is considered goodIn a way, these players will act much like exchanges between crypto and hard currencies.

(to be continued)

 

Читать все посты

День России, 2017

Относительно новый и не до конца понятный общенациональный праздник — День России 12 июня, отмечаемый уже в 25 раз, совпадающий с Днем Города в Перми, Нижнем Новгороде, Сыктывкаре и других столицах местного значения. День независимости страны от самой себя, а лучше сказать своего прошлого, в простонародье метко именуемого “Совок”.

На улицах Москвы, Питера и других городов — протесты против властей, которые рулят страной чуть меньший, но сопоставимый срок. Молодые энергичные люди, блеск в глазах, дерзость, идеализм. Они не знают Совка, но не хотят в нем жить. Их сознание и дух еще не прибиты армейским порядком или полицейской дубиной. Они уже не выбирают Пепси, как их предшественники из лихих 90-х. Они не погружены в телевизионный дурман. Им это не интересно. Прямое общение, интернет-культура, возможно что-то еще что мы просто не может понять. Но что-то принципиально новое.

Я далек от мнения что протесты — дело рук провокатора Навального, являщие собой акты мелкого хулиганства пресыщенной молодежи. Нет. Коррупция — формальный повод для митингов — лишь один, хоть и безобразный но относительно мелкий аспект властного бытия. Я думаю молодежь эта, да не только она, вышла на улицу против существующих властей, не способных управлять страной в 21 веке.

Возможно, эти школьники и студенты с плакатами и без не до конца понимают что хотят, но то как сейчас они точно не хотят. Это видно в их глазах.

Предшественники пели “перемен требуют наши сердца”. Им грозят отчислением из университетов, но это не всех пугает. Ведь если отчислить всех, кого будет учить университет — сотрудников ОМОНа?

Мало их в пропорциях страны, слов нет. Да и то в основном в двух столицах да пяти-шести крупных городах. Осознавая или нет, эти молодые ребята наполняют День Независимости неким другим смыслом — независимости от режима, который по-сути и есть тот самый Совок, казалось-бы оставшийся позади.

Против них выпускают молодцев чуть постарше (не не на много), в касках и шлемах, с дубинами, сапогами, газами, оружием и главное — правом одностороннего насилия. Нападение полиции на протестантов — абсолютно “нормально” и “законно”. Обратное приводит к жестоким побоям и уголовной ответственности. Но кто эти менты в касках? В их холодных лицах не светится тени интеллекта, они — машины.

Со знанием правоты дела они крутят руки по-сути беззащитным людям, грех которых лишь в том что они вышли на улицу высказать свое мнение без разрешения властей, учредивших надобность этого самого разрешения. А с каких пор человеку нужно разрешение чтобы выйти на свою улицу и сказать вслух свои мысли? Опять таки, власти высказывают свое мнение каждый день 24 часа по всем информационным каналам, запрещая любое другое. А у людей нет возможности возразить, кроме как выключить телевизор — самый эффективный способ защиты, на мой взгляд.

Накал страстей еще не дошел до украинского Майдана, где местный правитель в какой-то момент понял что надо валить и побыстрее, пока не постигла печальная участь ливийского лидера, а Беркуты разлетелись кто куда. Московскому правителю со-товарищи бежать некуда. К тому-же серой массы да и сил ментовских побольше тут.

Конечно, незаконные действия — далеко не лучший способ менять порядок в стране, но есть ли другие варианты? Иначе говоря, можно ли изменить порядок изнутри самого порядка, законным способом, не нарушая его?

Перенесемся лет на 35 назад, в тот самый Совок, в 6-й статье конституции которого русским языком написано: “Коммунистическая Партия — руководящая и направляющая сила советского общества”. Со всеми вытекающими последствиями. Предположим, появляются люди, которым этот порядок не по душе. И не по каким-то сугубо личным причинам, а потому что они видят альтернативы, более эффективные и своего поколения, а равно и многих других.

Будучи законными гражданами, они по идее должны вступить в ряды Пионерии (а как-же можно было туда не вступить?), Комсомола (иначе не получить нормального образования), собственно Коммунистической Партии и если улыбнется удача, взлететь к ее верхам. Там возможно реально повлиять на ход вещей, правда с опасностью закончить карьеру в местах, не столь отдаленных. Статистика исторических прецедентов говорит громкое “да”.

Но по пути на тот верх человек почти неминуемо станет частью порядка, против которого он изначально был. Иначе его туда не пустят. Оставим в стороне идею голосования и правосудия в СССР, способного что-то поменять, как тему для анекдотов. Добавим государственное радио и ТВ, контролирующее мозги трудящихся, и блокаду всех других источников информации. Разрешенные митинги были только 1 мая и 7 ноября под флаги, портреты Политбюро и марши. Для неразрешенных митингов были армия, флот, КГБ и тюремная охрана.

Получается, что Совок изнутри Совка законными средствами самого Совка поменять было невозможно.

Что поменялось? Появились модные машины, телефоны, интернет, некоторые люди посмотрели на мир за пределами собственных границ. Но суть порядка практически не поменялась. Поменялись лишь названия партии да имена Политбюро. Путин скоро догонит Брежнева по сроку у власти, и скорее всего перегонит. В Политбюро никому неподконтрольные внутренние брожения. Бутафорские марши и оды военному патриотизму. Репрессивный аппарат на уровне 21 века — экипирован, снабжен техникой и всеми возможными правами на все возможные действия. Хорошо оплачен. Дурман Гос ТВ обволакивает пространство от Курил и до Карпат.

Получается, что сегодняшний порядок в России точно так-же невозможно изменить его законными средствами, просто подождать когда он сам развалится, как СССР позднего розлива. Но молодежь хочет жить сейчас, да и не только они.

Безусловно есть Аэропорт Шереметьево и мир “там”. Большой и разноцветный. И это тоже выход. У диссидентов 70-х такого выбора практически не было. В конце концов принадлежность к культуре и друзья не зависят от географического положения на планете.

Уличные баталии пройдут. Путина, и возможно даже Димона, перенесут под Кремлевскую Стену на 2-х метровую глубину, с почестями и салютами. Кто-то из сегодня властвующих вдруг окажется врагом России, ведь от ее Героя до ее Врага — один опрометчивый шаг. Да и вообще, есть ли разница? Кто-то попытается убежать, но случайно повесится на шарфике в Лондоне. Кто-то так-же случайно отравится широко распространенным в Европе полонием.

А поколение, вышедшее сегодня на митинги не успеет даже повзрослеть.

Позже, из них выйдут лидеры новых технологий, ученые, программисты, художники, музыканты. Многие подрастут и выберут-таки Кока-Колу, домик с семьей да стабильность в жизни. В какой части планеты — время покажет.

А дети Шарикова, даже если их много, так и останутся на месте. Из ментов будут только новые менты. На всех пистолеты найдутся, так сказать. Из серой массы выйдет новая серая масса — злая, кричащая, самодовольная, грубая, но в тоже время покорная властям своего времени. Давненько уже так …

PS: В написанном нет никаких намерений очернить Советский образ жизни, а равно поколения людей, живущих в границах современной РФ, независимо от их положения, политических воззрений, рода занятий, вероисповеданий и пр. Это не более чем мысли вслух. Был-бы рад быть не только созерцателем, но и участником событий, но для этого надо помолодеть лет на 30-35 и ни в коем случае не выбирать Пепси. Ни разу.

Читать все посты

Полет 33 (книга)

Первая и пока единственная опубликованная книжка. В ней собраны 12 миниатюр и небольшой фантастический рассказ с одноименным названием, размышления о современной жизни, стремлениях и предрассудках, серой банальности и взлетах фантазии, природе воображения и бренности бытия — всё с долей юмора и иронии.

Здесь вы можете найти сходство с фрагментами из собственного опыта, связь с реальными событиями, созвучные мысли и, кто знает, взаимопонимание. Думать не запрещено. К тому же думать с улыбкой! Читайте и почитать другим. Буду рад любым отзывам и комментариям, по делу и нет.

Читать все посты

О беcпричинности творчества

Творчество это когда создается что-то новое, чего не было раньше. Но так можно сказать почти о всем том, что вообще создается человеком — строятся дороги и дома, летают самолеты, шьется одежда, пишутся книги, звучит музыка, рисуются картины. Все это служит какой-то цели, даже если цель очень эфемерная и недостижимая в ближайшие пару тысяч лет. Или недостижимая в принципе. Я бы добавил — почти все.

Буду называть творчеством только то, что осталось — то самое малое, нужность которого не очевидна, если она вообще есть. Я бы с удовольствием использовал для этого отдельное слово, но русский язык не предоставляет мне таких возможностей. И английский. А других я не знаю достаточно глубоко, чтобы на них мыслить.

Какова была цель пещерного человека рисовать на скалах или вокализировать на только ему одному понятных нотах? Ученые до сих пор ломают головы. Четкого однозначного ответа нет. Соплеменники, не видевшие картин в принципе и не выросшие слушая музыку в равномерно-темперированом строе [это то как настраиваются ноты почти всех инструментов со времен И.С.Баха] явно не понимали происходящего. В лучшем случае они наверное бы проигнорировали и прошли стороной. В худшем, возможно, на всякий случай убили, дабы не поощрять бесполезное безделье. Рабочее время — охоте! Как-то так звучал древний призыв.

В том далеком прошлом не было денег и художники даже не помышляли о продаже своих каменных полотен. Эволюционного преимущества первобытные песнопения явно не давали — потенциальные спутницы жизни просто бы не поняли о чем идет речь, и по традиции выбрали более сильного истребителя мамонтов (прототип военного). В крайнем случае более хитрого строителя ловушек на птиц (биржевого дилера). А первобытные творцы делали свое дело безо всяких понятных нам на то причин. Просто так, чтобы позабавить археологов будущего, про существование которых возможно догадывались.

Так продолжался за родом род и за годом год. Растаяло много льда и утекло еще больше воды времени. Оказалось, что скорбный труд предков не пропал зазря. Результаты творческих исканий далеких поколений и их современных последователей стали забавлять королей, королев, придворные балы и отвлекать народные массы от тяжестей повседневной жизни. После серых будней и трудовых рекордов на полях приятно послушать Ноктюрн Шопена или перечитать томик Пушкина.

Знать не хотела отставать от простолюдинов в творческом развитии, и почитала за должное восхищаться искусством, а равно и поддерживать его материально. У творчества появилась причина. Его стало можно покупать и продавать. В каком-то роде оно стало товаром. Не все конечно. Трудно сказать о чем думали творцы, которых мы сейчас почитаем как богов. Были они как правило не от мира сего, да и жили как правило бедненько. Смерть от бандитской пули преследовала тут и там. Но творили свое дело.

Возьму смелость предположить: творили просто так, в противовес причинности и меркантильности. Возможно им нравился сам процесс. Возможно и тщеславие с ним связанное. Люди разные бывают по характеру. Наверное было много тех кто творил, но не оставил больших следов в тогдашних товарно-культурных отношениях. Мы про таких не знаем, и наверное не узнаем никогда. Может быть археологи будущего всплакнут на раскопках да скажут “Вот ведь, красота какая! А никто из современников даже и не увидел”.

Протекло еще немного времени. Появились абстрактная живопись, хиппи, рок-н-ролл, сумасбродные рассказы галлюциногенного содержания и прочие излишки индустриального общества. Как наскальные рисунки древности, подобное творчество не имело никаких ярко выраженных причин.

Удивить чем-то новым было трудно. Ноты Баха и все их комбинации уже сыграны, и давно. Даже если взять и нажать на все клавиши рояля одновременно, и делать так с частотой 89 ударов в минуту с перерывами после каждого 13 и 37 удара, теоретические гармонисты — люди, профессионально изучающие теорию музыкальной гармонии — быстро скажут какой это аккорд, и какая размерность ритма.

На старых камнях хоть буйволы с рогами да охотники виделись. А теперь только муть абстрактная да жуть современной действительности. Если конечно хорошо призадуматься. Кого таким развлекать? Кому продавать?

Так получилось что развивались не только абстрактные творческие формы, но и способы купли-продаже всего и вся. Один немец даже написал книжку “Даз Капитал”, где рассказал как именно это все работает. Если ты делаешь что-то нужное для других, они тебе за это заплатят и ты купишь что-то нужное тебе. Дом, хлеб, лопату, самолет. А если ты делаешь что-то ненужное, то это никто не купит и тебе придется влачить жалкое существование в материальном мире. Или уходить из него по собственному желанию.

Либо выдавать ненужное за нужное. Иначе говоря обманывать потребителей. Так происходит в современном мире наживы и чистогана повсеместно и постоянно, но обычно за пределами творческих просторов. Люди работают чтобы произвести и продать вещи, в общем-то ненужные другим. Другие работают и производят чтобы заработать и купить ненужное. Я не про хлеб насущный и крышу над головой — их действительно нужно и без них не выжить. Я про излишки и побрякушки. Как-же их много вокруг! А ведь нужными кажутся. Тьфу на них с Эйфелевой Башни.

Дилемма творческих личностей

План “А”:

Создавать новое безо всяких целей и причин, рисовать картины, звуки и мысли  персональной вселенной на стенах виртуальных пещер 21, или какого-то другого века, без особой надежды на понимание. Общаться с невидимыми зрителями, читателями и слушателями других времен и пространств. А может своих. Как знать, возможно и найдется неподалеку кто-то близкий по духу. Это ужасно интересно и увлекательно само по себе. Непонятно только как приобретать товары более низких порядков — штаны, машины, дома и насущный хлеб.

План “Б”:

Превратить творческие формы в развлекательный товар и продавать его по мере возможности в ближайшем городочке, стране, или культурной прослойке мира — какая разница? Этакое официанство в высоких формах: “Что изволите? Есть рыба, мясо и блины с икрой. Не хотите рыбу? Ничего страшного, заменим на бифштекс из морепродуктов, это сейчас модно. С вас $145.65. Извольте заплатить”. Материальные блага и престиж — вполне конкретная цель. Товар хорош настолько, насколько хорошо он продается.

Как всегда, реальность наверное где-то посередине. Только вот где эта середина, эта тонкая невидимая грань? Как найти тот минимум на поддержку штанов и вместе с ним безграничное поле воображения, представленное в той или иной творческой форме?

Куда ни глянь, кругом “Б”, поющие под фонограмму и синие звездочки на заднем плане, развлекательные детективы, живопись украшения стен жилищного пространства, золотистые статуэтки в награду за хорошо продаваемое кино. Модные драные джинсы как символ свободы духа. За $165.71. И ничего нового! И никакого творчества. Черт бы побрал эти товары!

В то-же самое время, одинокое “А” ценой долгих усилий и хаотичного блуждания находит сотоварищей по духу. Его не показывают по телевизору, потому что телевизор и цвета точек на его экране это тоже товар. Он существует с вполне конкретной целью — развлечь и помочь скоротать время, как бы это не прикрывали умненькие ведущие телеканалов и их хитренькие владельцы. “А” не печатают большими тиражами и не выставляют в центральных залах по той-же самой причине нетоварности.

“А” упало, “Б” пропало. “И?” — все что осталось на трубе.

Одиночество и непонимание творческому человеку почти что гарантировано. Это часто ведет к алкоголю, наркотикам, психическим отклонениям, конфликтам с обществом и современной моралью. Иногда трудно разобрать что чему причина. Обратное неверно: искусственные воздействия на собственный разум совершенно не обязательно приведут к творчеству. Скорее всего они приведут в психбольницу, а то глядишь в тюрьму или на кладбище. Причинно-следственная связь несимметрична, и в другую сторону не работает. Творческий человек не может быть нормальным. Ему противопоказана традиционная семья с детьми.

Жизнь обыкновенного человека построена на ценностях продолжения рода, как-бы завуалировано это ни было. В самом лучшем случае она не выходит за рамки потреблению творческих успехов других, да по сути даже и не предполагает собственное творчество за пределами развлечения. Потому нормальные люди в большинстве своем повторяют жизненный путь своих сородичей — рождаются, учатся уму-разуму, потребляют культуру, работают на общее благо, рожают детей, развлекаются, а потом уж как получится.

Дети берут эстафету в свои уже окрепшие руки и все продолжается по кругу. Передавать свой внутренний мир нужно разве что в пределах семьи и небольшого круга друзей. А для этого вполне достаточно разговорного языка, вечеринок под вино и домино, парочки модных мыслей из прочитанных ранее книжек да рассказа о недавнем посещении  концерта мировой знаменитости. Приветствуется умение играть на балалайке. А потом беседы о политике. И сплетни …

Однако, есть один важный нюанс:

Если захотеть передать плоды своего воображения более широкой аудитории, нужно сначала в достаточном совершенстве овладеть механикой творчества, иными словами стать ремесленником в одном из жанров. Для овладения ремеслом, этаким творческим “языком”, требуется много времени и сил в лучшие годы жизни.

А собственно почему нужно быть ремесленником только в одном из жанров? Творчество универсально. Так, авангардный джазовый саксофонист Джон Колтрейн вполне мог бы научиться абстрактной живописи и удивлять мир полетами визуальной фантазии. Вот если бы не увлечение наркотиками и ранний уход из мира сего. Но история не терпит сослагательного наклонения. Идея творческой “многоязычности” подкреплена примерами, хоть и немногочисленными.

У первобытных людей с этим было гораздо проще. Не было наследия культуры. Первый попавшийся под руку пещерный камень, совмещенный с зачатками мысли, создавал новаторские картины без долгих лет обучения и подражания мастерам предыдущих эпох.

Сейчас такое не пройдет. Мало того что нужен талант, требуется посвящение всей жизни этому невидимому техническому развитию. И вот как раз тут-то очень просто потерять нить беспричинности творчества. Рост мастерства в правильном времени и месте соединяют талант исполнителя (или даже автора) с большой аудиторией потребителей — читателей, слушателей, зрителей, ценителей.

В современном мире где все или почти все — товар, другого способа донести результаты творчества, кроме как как продавать-покупать нет. А купля-продажа не может быть беспричинной. Можно найти тысячу оправданий и бескорыстных благотворительных дел, вытекающих из этой купли-продажи, часто завуалированной (тщеславие в подмогу!), но нельзя перечеркнуть ее причинность.

Это движет многих талантливых людей из пункта “А” в пункт “Б” с неумолимой скоростью, которую школьники изучают на уроках про механику. Они растут как профессионалы, и собирают стадионы зрителей где “мильон меняют по-рублю”, как было замечено в одной творческой песне прошлого столетия.

Профессионализм имеет две стороны: владение техникой, мастерство, глубина погружения в форму выражения сути, и в то-же время работа по найму, откуда собственно и происходит слово профессия — род трудовой деятельности человека, владеющего комплексом теоретических знаний и навыков, приобретенных в ходе специальной подготовки. Эмоциональная суть при этом может запросто потеряться. Более того, сам вопрос ее существования повиснет в воздухе или упадет на материальную зеленую бумажную дорожку. Подменится практической надобностью.

Так может и нашим и вашим? Слиться с обществом во всей его нормальности и обыденности, жить-поживать этаким сереньким барашком, найти вполне причинную и нужную людям работу на практических пастбищах. На обед хватит и на ужин с маслом. К тому-же не придется становиться профессиональным развлекателем. А в оставшееся свободное время улетать на просторы воображения и заниматься беспричинным творчеством, просто так, для всех и ни для кого. Для себя. Так сказать, взять лучшее из “А” и “Б”. Но как известно, ручей нельзя перешагнуть в полшага. Либо прыжок без оглядки, либо остаешься там где был. Если вполсилы, есть большая вероятность упасть в воду.

Бывает и так что творчество по форме своей само становится развлечением. Люди, изначально достигая высот в материальном благополучие всякими нетворческими средствами — от бизнеса до политики с элементами бандитизма — хотят видеть себя в творческом образе, и даже бывает, учатся элементам ремесла.

Поскольку средства позволяют, в момент откуда ни возьмись появляется множество прохиндеев, как правило из неудавшихся творцов-ремесленников, предлагающих свои услуги по совершенствованию форм выражения, продающих уроки навыков чего-то такого творческо-ремесленного, дорогих и абсолютно обязательных инструментов, а то и публикацию результатов для широких масс. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы платило! Дитя солидной наружности по сути покупает ореол творческого участия, некую иллюзию причастности, в которую может даже поверить по простоте душевной. Продавцы тихонько посмеиваются за глаза. Деньги-товар-деньги.

Самые честные из богатеньких становятся меценатами. Прекрасно понимая свою ограниченность за пределами материального, но все-же желающие поучаствовать в творческом, они добровольно бросают миллионы монет на ветер, непонятно зачем и часто неизвестно кому. Имя кого-то из них войдет в историю как названия банкомата, выдавшего художнику средства на существование безо всяких на то причин. Это освободит творческого человека от “Плана Б”, абсолютной необходимости развлекать своим творчеством. Как правило ненадолго. И это хорошо! Надо успевать.

А есть ли вообще беспричинное творчество? Может и не существует никакого плана “А” и все сводится к простому хоть и изумительно красивому жанру развлечений народонаселения? А может Моцарт тоже развлекал своих королей да придворных, а те платили ему по заслугам? А мы сейчас наслаждаемся гениальной мелодической и гармонической красотой, и совершенно бесплатно. Ну или почти бесплатно. Стоимость билета на концерт не соизмерима с музыкой. Но вдруг археологи обнаружат неопровержимые доказательства причин древних наскальных рисунков? Мол, рисовали чтобы отвлечь самих себя от тяжелой пещерной жизни, даже если и не понимал никто.

Быть может все гораздо проще: субъективный мир художника, да и любого по-настоящему творческого человека, вне доступа логики общественных правил. Он существует сам по себе, и именно в нем живет художник, лишь иногда выглядывая наружу, за окна своего воображения. Обычно по праздникам, да еще на завтрак, обед и ужин. В мире этом может и есть какие-то причинные ниточки, но они никак не связаны с внешними толстыми канатами практических отношений. Внутренний мир может выплеснуться мыслями на бумагу, звуками и нотами в акустическое пространство, а может и запросто остаться невидимыми волнами воображения внутри. Так, творцов наскальной живописи возможно было гораздо больше, но не все выплеснули картинки воображения на свои каменные стены.

Но про это мы не узнаем никогда.

***

2016

Читать все посты

Смысл

Жил-был Писатель. Много читал, изучал философию, религиозных богов, физику, культуру, путешествовал по миру, общался с разными людьми. Среди каждодневных дел он искал смысл жизни, но ответ не появлялся.

И вот однажды Писатель узнал, что где-то на Ближнем Востоке живет Мудрец, который знает, ни больше ни меньше, этот самый смысл. Писатель отправился в путь и после долгих исканий нашел Мудреца. Тот, будучи уже в преклонных годах, признался, что действительно знает смысл жизни и готов поделиться. При этом заметил, что времени у него не очень много, да и рассказывать об этом бесполезно. Вместо слов Мудрец подарил Писателю ковер средних размеров с красивым ближневосточным орнаментом. А в напутствие сказал, что в орнаменте этом как раз и заложен ответ на вопрос. Когда Писатель поймет узор, смысл проявится сам собой без каких-либо объяснений. Однако на понимание узора может уйти время. Возможно, годы.

Вернувшись домой, Писатель стал исследовать орнамент на ковре, используя самые современные способы — компьютерные модели, искусственный интеллект, математику, статистику. Результата, однако, так и не было. В отчаянии он обратился к оккультным наукам, астрологии, интуиции, психоделическим веществам. Но всё тщетно. Узор по-прежнему выглядел хаотично, без какой-либо разумной последовательности, дававшей путь к разгадке.

Опустив руки, он решил попросить совета у Мудреца еще раз. Взял с собой ковер и отправился в путь. Однако, добравшись до ближневосточной страны, Писатель узнал, что Мудрец умер несколько лет назад. Отчаянию не было предела — помочь раскрыть тайну уже некому. Писатель снова посмотрел на пестрый узор на ковре. И тут его осенила одна очень простая мысль…

2016

Читать все посты

О существовании снов

Господа психологи, сновидцы, интерпретаторы, прорицатели! И дамы тоже. У меня к вам вопрос философского содержания. Если человек не видит снов, и так уже лет десять, может и больше, существуют-ли его сны? Он знает что такое сон в принципе. И не понаслышке а из собственного непосредственного опыта, хоть и прошлого.

Общедоступное мнение говорит: “таки-да! но человек их просто не запоминает”

Я подозреваю что в голове этого человека, для простоты в моей голове, а более точно в физическом мозгу (brain), происходят какие-то нейронные манипуляции, похожие на те, которые у других людей привели-бы к запоминаемым историям с цветными картинками, отсутствием логики, времени и других несущественных во сне вещей. На утро у человека есть шанс вспомнить, что с ним было во сне. Ну не совсем с ним, а с неким его ночным аватаром. Еще один шаг влево и можно убрать сам субьект из всех этих ночных историй [для простоты ограничим период сновидений только ночью — прим. автора]. Можно говорить что это было не с “ним” а “просто было”. Говорить ведь вообще можно все что угодно, не так ли? Это даже гарантировано Первой Поправкой к Конституции США. Ура! Барабанная дробь. Салют в небеса.

А что делать когда в памяти не осталось ровным счетом ничего?

Как можно говорить что что-то “было”, в данном случае уже не в физическом мозгу а в сознании (mind) если оно не оставило следа нигде, включая самого себя? Я предположу что на данном этапе развития технологий этот след никакими другими средствами из субьективного мира достать нельзя, и даже подтвердить (или опровергнуть) факт его существования. В недалеком будущем, возможно, люди сумеют сопоставить физическую комбинацию нейронов и молекул, проанализируют электрические сигналы и скажут: ты чувствовал вот это и это. А может признают что это сделать просто невозможно с нашими ограниченными вычислительными способностями, как попытки создания вечного двигателя в пошлом.

Например, когда человек немного много выпил и не помнит событий прошлого вечера (и скорее всего не вспомнит), друзья-свидетели расскажут о веселых и не очень веселых сторонах беспамятного периода. В конце-концов запишут на кинокамеру iPhone 7 чтобы утром вместе посмеяться. Тут все более менее понятно. “Вот если бы водку гнать не из опилок!” — хрипловатым голосом пел классик народной поэзии. То есть можно смело сказать что иллюзорный мир, часто без времени и логики, в сознании пьяного человека все-же был. А сны у невидящего или непомнящего их?

И даже если человек помнит сны, как достоверно понять другим людям что именно он помнит? Я лукаво отвернусь в сторону предполагая что люди рассказывают о своих снах без тени лукавства. Честно! Как учили в школе и как говорили с трибуны ЦК КПСС в когда-то существующей стране. Они-то точно не врали!

Скажем, я написал рассказ на бумаге. Шариковой ручкой и именно на бумаге. Без копирки. Все комьютеры, телекамеры и слежки спецслужб за бортом — чур, чур, чур! Скажем, я смотрел смотрел на эту бумагу час, другой, да решил что рассказ мой ни к черту не годится. В печь его! От синих следов шариковой ручки на белых бумажных листах остался лишь прозрачный углекислый газ CO2, немного тепла и горстка золы. Все!

А потом я прихожу к интерпретатору книг и говорю: “Знаешь дружище, я вчера такую книженцию написал! Не поверишь”. И тут откуда ни возьмись мне приходит на ум один турецко-подданный по имени Остап, и я начинаю находу лепить всякую сумасбродную околесицу. Часть из нее все-же имеет некое отношение к сгоревшему рассказу (я был честным пионером и пять лет носил галстук) а другая часть — импровизация свободного содержания с использованием техники джазовых аккордов. Мне, если честно, уже без разницы. Я не хочу утруждать себя разборами полетов собственного воображения когда-то и там. Есть только здесь и сейчас.

Да собственно где грань? Это ведь моя персональная вселенная, что хочу там то и говорю. Дружище слушает все до конца. Он умный. Лекции читает. Книжки пишет. Я знаю его давно. Он проницательно смотрит в глаза. Задумывается на пару минут и потом говорит: “Знаешь, это к дождю! Верь мне”

И все бы ничего, но на следующий день в нашем городе действительно пошел дождь ..

Причинность, корреляция или совпадение? Шаман он наверное, по совместительству. Незаконная предсказательная деятельность. Статья 171 УК РФ, часть вторая.

Я не хочу быть дьявольским адвокатом или безнадежным скептиком всего и вся. Мир за пределами нашей персональной вселенной безусловно существует. Мы можем договориться о существовании много чего — солнца, океана, гор, зеленого цвета, цифры “ноль”, электрона, духовности, эффекта квантового связывания, любви, времени, даже самих себя. Иными словами, обьективировать все эти вещи.

Обьективировать сны нельзя в принципе. В отличие от человеческих языков — русского, английского, китайского, санскрита, и даже малоизвестного языка племени Тумба-Мумба, со всем многообразием переводов, общего языка для снов, насколько мне известно, эволюция еще не создала. Нет и канала передачи данных, подобного звуковым волнам, используемым в человеческой речи. Возможно это вообще не “данные” в классическом понимании науки информатики.

Примечание №1: Я далек от веры в потусторонние космические силы религиозного-оккультного характера. Никак не хочу обидеть приверженцев и последователей таковых. Каждому свое. Попу — гармонь. Харе — Рама.

А сейчас самое интересное: если эпитет “существует” со всеми вариациями на всех человеческих языках нельзя в полной мере применить в отношении снов, можно ли его применять в иллюзии нашей повседневной жизни?

(Конец. 2016)

Читать все посты

Dear TV Show …

A letter to televised United States Presidential Debates from a mental hospital, based on a song by Russian actor, poet and songwriter Vladimir Vysotsky written in 1977 (loosely translated into American language by me)

—-

Dear TV show!
Last Monday [Saturday in the original song], almost crying,
The entire madhouse we live in, ran to watch TV
Instead of eating, taking a shower, getting our pills,
Relaxing and forgetting who we are,
All of the mental patients gathered in the front of the screens

First, there was the Main Troublemaker speaking
About how hopeless we all are in the front of the enemies
He so greatly confused our brains that
Many of us lost their mind,
Even those who didn’t have much of it to begin with
The doctors decided to administer another dose of medication

In the past, we wrote similar notes and letters
To CNN, MSNBC and Fox News [originally: TASS, Soviet news agency]
About fires, explosions, and all the horrors they were speaking about on TV,
But usually shortly after, the nurses showed up and strangled us
Those who were especially active, were tied to the headboards of their beds
A paranoid cried like a witcher on a sabbath:
“You fanatics — let me go! Untie me!
My soul and my heart are deeply saddened
I want to be free!”

Dear hosts of the show!
Next time, maybe it’s better to talk about something else?
A nuclear reactor, or that rover we sent to the moon, ah?
Otherwise, year after year, you scare us with all this nonsense
And we don’t like it anymore

We’re getting better, though!
Often we want our voices to be heard
And we break dishes loudly when things are too bad
And even dump our pills into the toilet
Especially those of us who are not completely dumb to take them
Our kitchen staff often says “we ate a dog doing it”
But we don’t really know what that means.

Nevertheless,
We didn’t want any troubles,
Neither did we think to make a scandal
We just needed a leader among us!
But truly crazy people are too few and too rare.
Thus, no leader yet!
But, against all the odds,
The cunning manipulations of our naughty enemies
Won’t spoil our feast and prayer!

Sincerely, with respect
(date, many signatures)
We The People
Mad House

PS: Dear TV show!
Please respond to this letter promptly
Or else, we’ll have no choice but to write to the Jackpot Lottery instead …

Original song can be found here, in Russian. If you don’t speak the language yet, please consider learning. https://www.youtube.com/watch?v=fo26xfscd00

******* REVERSE TRANSLATION BY GOOGLE (as good as it gets!) ********

Письмо теледебатах Президента от пациентов психиатрических больниц, основанный на песне русский актер, поэт и автор песен Владимира Высоцкого, написанной в 1977 году (в вольном переводе на американский язык мной)

—-

Дорогой TV Show!
В прошлый понедельник [субботу в оригинальной песне], чуть не плача,
Весь дурдом мы живем, побежал смотреть телевизор
Вместо того, чтобы есть, принимая душ, получать наши таблетки,
Расслабляющая и забыть, кто мы есть,
Все психически больных собрались в передней части экрана

Во-первых, Главный Нарушитель говоря
О том, как безнадежно мы все находимся в передней части врагов
Он так сильно спутать наши мозги, что
Многие из нас потеряли свой разум,
Даже те, кто не имел большую часть его, чтобы начать с
Врачи решили вводить еще одну дозу лекарства

В прошлом мы уже писали подобные записки и письма
Для CNN, MSNBC и Fox News [изначально: ТАСС, Советское информационное агентство]
О пожарах, взрывах, и все ужасы они говорили о по телевидению,
Но, как правило, вскоре после того, медсестры обнаружились и задушил нас
Те, кто были особенно активны, были привязаны к их спинками кроватей
Параноик плакал, как ведьмак на субботу:
«Вы фанатики — отпусти меня! Развязать меня!
Моя душа и сердце мое глубоко опечалены
Я хочу быть свободным!»

Уважаемые хозяева шоу!
В следующий раз, может быть, лучше говорить о чем-то другом?
Ядерный реактор, или что ровер мы послали на Луну, а?
В противном случае, год за годом, ты пугаешь нас со всей этой ерундой
И мы не нравится больше

Мы все лучше, хотя!
Часто мы хотим, чтобы наши голоса были услышаны
И мы ломаем блюда громко, когда дела слишком плохи
И даже сбрасывать наши таблетки в унитаз
Особенно те из нас, кто не совсем тупой, чтобы взять их
Наш персонал кухни часто говорит «мы съели собаку делать это»
Но мы не знаем, что это значит.

тем не менее,
Мы не хотели каких-либо проблем,
Ни один не думали мы, чтобы сделать скандал
Нам просто нужен был лидер среди нас!
Но действительно сумасшедшие люди слишком мало и слишком редко.
Таким образом, ни один лидер еще!
Но, вопреки всему,
Хитрые манипуляции наших врагов непослушных
Не будет портить наш праздник и молитвы!

С уважением, с уважением
(Дата, много подписей)
Мы люди
Mad House

PS: Уважаемый ТВ-шоу!
Пожалуйста, ответьте на это письмо незамедлительно
Или же, у нас не будет иного выбора, кроме как писать в лото вместо того, чтобы …

Оригинал песни можно найти здесь, на русском языке. Если вы не говорите на языке еще, пожалуйста, рассмотреть вопрос обучения. https://www.youtube.com/watch?v=fo26xfscd00

Читать все посты

Соловей-распутник

Соловей-разбойник стоял на жизненном перепутье. Дальняя дорога привела его к большому серому камню, на котором недвусмысленно было написано:

Налево пойдешь — карьеру найдешь
Прямо пойдешь — в семью упадешь
Направо пойдешь — творческий дух обретешь

Нннда, задачка! А почему нельзя все три сразу, и зачем вообще нужно куда-то отворачивать, идти, думать о будущем и его последствия?

А на месте будешь стоять — просто так пропадешь!

откуда ни возьмись появилась еще одна строчка внизу мелким шрифтом. Так ты волшебный камень! Ну я тоже не просто так на дереве чирикаю. Ровня мы в какой-то мере, получается. Четвертая альтернатива нравилась меньше всего. По идее она самая простая — сиди себе на месте да жди когда твой час придет. А он может еще сто лет не объявится, кто знает? Ну а может раз-два и в ящик. Нет, это точно не подойдет. Надо что-то другое. То есть придется выбирать из трех. А почему именно из трех?

Ты прав, соловей. Выборов гораздо больше. Но именно сейчас не до них тебе. На этом перепутье выбора три. Ну и еще один, как видишь. Отсутствие выбора — тоже выбор.

появилось в новой строке, а предыдущая сдвинулась чуть выше. Чудеса! Соловей конечно был знаком с компьютерными штучками, Ай-Летописи много-экранные давно заменили пергамент и скрижали. Но чтобы на камне строчки двигались, да еще и с умом и персонально для каждого первого встречного! Это же какой должен быть умища белокаменный.

Нет, четвертый выбор все-же нехорош. Как-то интуитивно чувствуется. Не сделаешь шаг, будешь на месте сидеть, прибежит незвано-негаданно какой-нибудь муромец лихой, в форме КГБ с фуражкой, да пристукнет большой дубиной с электронными шипами. Свисти не пересвисти. Нет уж, дудки! Так не хочу.

А что если налево пойти? Учиться уму-разуму да логике жизненной по началу. В школе прилежным быть да пятерки получать. В университет поступить. Там, говорят, меньшинства волшебные принимают с распростертыми объятиями, как негров американских. Для поддержания расового разнообразия. А много у них соловьев учится на юридическом? Нет конечно. Так что прием с красным ковровым покрытием, стипендия и диплом гарантированы. А пока учишься — свисти себе на здоровье. Может даже на футбольный матчи звать будут. Там свистельщики никудышные. Ну что это за звук? Ну кто его слышит, а тем более испугается?

И привиделась Соловью карьера будущая. Костюмы, галстуки, угловой офис на 666 этаже. Вид из окон — одно загляденье. Весь мир внизу, а ты ему говоришь как жить и что делать. Поднимаешь трубку телефонную, как свистнешь туда — и забегали подчиненные по команде твоей, засуетились над выполнением задач неслыханных да дел не переделанных. Я ты сидишь и думаешь — это же все мое! С песком и с илом. Как захочу, так и поворочу. Гордость разопрет аж крылья расправятся в разные стороны.

А денег-то сколько повалит, не пересчитать. Говорят, по настоящему богатая и успешная птица не должна и думать сколько денег у нее. Много, вот и весь ответ. А сколько именно пусть банкиры считают. На то у них, дармоедов, и жалование. С деньгами можно все что угодно. Хочешь личные самолет — запросто! Не всегда-же крыльями махать да клювом свистеть. Хочешь скворечник трехэтажный, да в самом престижном районе? Запросто. Все вороны с ума сойдут от зависти. “Какого высокого полета Соловей наш. Уважение и почет ему” — так и будут говорить каждый день.

Имя птичье будет на высоких домах написано большими светящимися буквами, золотом отливающими. Издалека видно, отовсюду. В газетах статьи печатать будут с фотографией гордой на самой первой странице. Успешный мол, вот как надо!

Политические деятели разных рангов будут в друзья набиваться. И даже сказочники станут руку подавать. А не подашь — пиши потом сказки свои по гроб жизни, только как проголодаешься и за деньгами придешь, подумаешь дважды. Или трижды. Или много-много раз. С политиками проще. Сначала деньги, потом из выберут а уже потом сказки.

Большие деньги притягивают еще большие деньги. Открытая дорога на много много лет. Высшее общество. Здоровый образ жизни. Клевать только отборное зерно, летать на супер-престижные поляны где собираются только супер-успешные. Все выше и выше по лестнице роста. И вот этаж уже 166, самый высокий какой-только может быть. В друзьях президенты зарубежных стран и министры стран собственных. Золотой насест в собственном гнезде. Личная охрана от кошек и муромцев (террористы они все! и те и другие)

Эй, пернатый! Ты как я вижу размечтался. А как ты собираешься из всего этого делать смысл?

появилось на камне. Умник тут нашелся! Лежит себе на дороге, не делает ничего. Даже вода под него бежать не хочет. А он еще советы дает да вопросы спрашивает. Но вопрос, как ни крути, засел в мозгах птичьих. И не выходит. И не выходит. Камень этот можно пнуть, в канаву столкнуть, грозно крыльями помахать со свистом от которого добрый люд в стороны разбегается. Но вопрос из головы не уйдет. Как ни крути, на него отвечать придется. И именно самому. Вот-же чертов камень этот, с мозгами искусственными да интеллектом непрошеными. Ну зачем ты мне на пути попался? Пойми, и без тебя и без выборов твоих было совершенно замечательно. Шел себе и шел по дороге жизненной, подпрыгивал, махал крыльями от радости да летел когда погода позволяла.

То-ли час прошел, то-ли день, то-ли год. Может и пара столетий. Соловьи-разбойники долго живут. А вопрос так и не уходил из головы. Как он был зол! Но врать себе не хотел. Родители так научили. Врать можно кому угодно, но только не себе. Иначе такая муть и жуть начнется. Муромцу не пожелаешь.

***

А что если прямо? Тут со смыслом все в порядке. Соловьиху найду. В романтику немного поиграем. Потом музыка Феликса Мендельсона, брак, семья, дом, яйца снесутся, потомство появится. Вон он тебе и смысл! Сразу. В реальном времени, так сказать. Не надо никаких офисов на 266 этаже. Не надо самолетов. Мы сами летать умеем. А над этими жирными птицами “высокого полета” смеяться будем. Дойдут они до точки “смысл” и что тогда? Будут заливать мозги свои денежными потоками да Виски, но это не наш путь. Тем более для здоровья вредно. У них, кстати, со здоровьем-то обычно не очень. Пьют. Курят. И вообще ведут безобразный образ жизни, прикрываясь деньгами и адвокатами. Ха-ха!

Итак, строим гнездо. Рядом садим дерево. Березу. Говорят, лучше даже три. Тень дают в жару, летом листочки зеленые, красотища-то какая! К тому же символ соловьиных полей да лесов. Заводим потомство. Не спим по ночам. Трудимся и заботимся в поте лица. То мух свежих надо ловить, то червяков копать. Четыре раза в день, лучше пять или шесть, а то потомство криком своим все гнездо на части разнесет мигом. Но смысл же, смысл в этом всем! Сиюминутный и одновременно вечный.

А растут быстро они. Недавно только яйца были, а уже желторотые крыльями машут. Соловьиха довольна. Всю жизнь о такой жизни мечтала. Даже располнела от счастья. Летает медленно, неуклюже. Да кому дело до ее грации? Смысл не в этом.

Камень, а камень, скажи — а почему нельзя ли пути прямо и налево как-то соединить? Карьерная лестница в небо, а особенно финансовые потоки с ней связанные, сейчас явно пришлись-бы кстати. Желторотые растут, оперились. Им уже простые мухи да червяки уже не подходят. Да и соловьиха гнездо новое требует. Говорит, это маленькое стало. Не входим все. Она тоже подросла, вширь правда. Иногда так пилить начинает, что крылья опускаются. Жуть!

Ну что тебе-свистуну сказать? Можно это. Можно. На самом деле пути эти дорожки не так уж и далеки друг от друга. К тому же есть между ними денежно-смысловые мостики. Но это для людей, с машинами да самолетами. А ты сумеешь запросто перелетать с одной дорожки на другую и обратно. Хоть каждый день. С утра на ту что слева, а вечером на прямую.
У людей заторы, пробки на дорожках этих. Бывает, так торопится какой-нибудь домовладелец в гнездо свое, что наделит по дороге на столб, или еще хуже — в собратьев своих по роду-племени. Что-то типа индюка в птичьем мире. Или может быть филина. Тебе пробки не страшны, лети себе да смотри на них свысока. Возьмешь лучшее из двух миров. Помни про смысл!

Одно замечу: рано или поздно все равно придется выбирать. Это только кажется что дорожки вместе идут. Настанет момент и перелетать уже не получится. Либо-либо. Точнее не либо, а только прямо. Карьерная лесенка левого пути уйдет вверх, сама по себе. Например попы — так в народе церковно-служителей называли в старые времена — жили себе обычной человеческой жизнью — попадья, дети малые, дом, двор. Но если кто с молодости вырасти хотел по линии поповской, должен был отказаться от мирских дел. И только налево, и только вверх. Не построить иначе карьеру. Не построить.

Ну ты камень даешь! Вроде серый и тупой с виду, а столько в тебе мудрости и интеллекта. Краеугольный ты какой-то. Я бы тебя с собой взял, а то как дальше быть? Вдруг опять развилка, а спросить будет не у кого. Не все-же камни лежачие могут буквы да мысли говорить. Тяжеленный ты, правда. Я с тобой не улечу. Давай тут рассказывай лучше. Запомнить постараюсь.

Ну что ж, будет тебе гнездо новое, а то и впрямь соловьиха погонит. Или еще хуже — развалит старое гнездо весом своим и пойдете по миру. По левой дорожке будешь днем ходить, но о доме думать, а не о карьере. Далеко пойдешь. Но не дальше. Потом все-же придется выбирать. Обычно все выбирают правый путь. Может отчасти потому что прямая дорога им только и по плечу, не умеют они по другому. Индюки всякие так делают, гуси, петухи встречаются (ох, проворные, черти!), воробьев полным полно. Певчих птиц, как ты, правда не так много. Но есть. Один не останешься.

Подрастешь карьерно на пару веток. Возьмешь кредит на новое гнездо. Место только получше выбирай. Продавцы гнезд не перестают повторять “дерево, дерево и дерево”, то есть самой главное даже не размер гнезда, а то дерево на котором оно находится. От него и окружение, и среда обитания, и птичий рынок и компания для потомства. Хорошая компания. Завидовать будут. А соловьиха тобой возгордится, точно говорю. Даже формы свои великие исправит немного, так делают сейчас. Модно это на ветках высоких. Гимнастика по утрам, да питание правильное. В здоровых крыльях — здоровый ум.

Потомство летать да свистеть научится. Ты же и научишь, а потом горд будешь что свистят они по твоему. Только попадись Муромец, ветер поднимут такой  что убежит он от страха. Один ты так не смог бы. А Ильюша этот только в сказках герой непобедимый. Народу так больше нравится. А на самом деле дубина он. Глуп и диковат. Да и со здоровьицем не все хорошо. Говорят, попивает, даже запои случаются. А народ все равно любит его да почитает.

Потомству высокий полет нужен. Для этого это есть школы специальные да поле летное. Но стоит это денег несметное количество. Так что готовься. Червяками тут точно не обойдешься. Ты же хочешь чтобы они лучше тебя жили, летали выше. В этом и смысл.

Но пройдет еще время и захотят потомки твои, те что их яиц когда-то вылупились да желторотыми были, улететь в страны дальние. И не удержишь ты из ни червяками, ни гнездами новыми. На чужбину улетят, скорее всего. Свои гнезда вить будут. Может и камень вроде меня по пути встретят. Но это уже их жизнь, их заботы. А ты останешься со смыслом да с соловьихой своей. Ума у нее, замечу, вряд-ли добавится. В общем-то курица и курица. Когда-то пела песни. Да ведь и ты когда-то пел. Как звонко пел!

А смысл? Как же смысл? Он же был все это время. Для него летали направо-налево, жертвовали сном, личным временем, здоровьем. Гнезда строили, защищали, лучшего им хотели, семьи соловьиные со сверстниками и хорошей моралью в друзья зазывали. Отказывали себе во всем. Чего только не делали! Где смысл?

Не хотел говорить тебе но он тоже улетит. Ты поймешь что он как и все в этом мире вещь временная. Был да сплыл. Ты был им наполнен, счастлив с соловьихой своей в гнезде, пусть не очень большом. Это все было, и было на самом деле. От карьеры ты ушел, помнишь? Надо было выбирать. Там тоже со смыслом не очень. Развлекаловки всякой много, а смысла нет.

Люди обычно собачку заводят или кота. К морю переезжают или в горы куда-нибудь. Ходят, за ручки держаться (это как крылья, только не для полетов). Смотрят в небо и чего-то ждут. Я знаю чего. Но тебе не скажу. Расстроишься. А вот кота тебе точно не надо. Коты эти только кажутся добрыми, но никогда не знаешь что у них на уме. Сегодня мурчит ласково. А завтра разинет пасть зубастую да сожрет с потрохами. К птицам у них отношения особые, как к мышам примерно. Не надо тебе кота. Запомни.

Смысл смыслом, но грустно как-то в конце дорожки этой. Неужели у всех так?

Да, примерно как и есть, для тех кто налево от меня повернул. Понимаешь, обществу нужно чтобы все прямо шагали и изредка направо поглядывали. Если все направо ринутся, то на тропе той места не хватит, и очень быстро. Правая сторона жизни — это как морковка для осла. Как цель материального существования. Идет-бредет живность ушастая до мечты своей мелочной, а по пути грузы везёт да полезную работу делает, нужную всем другим ослам, и не только им.

Многие к концу пути ума лишаются и не помнят ничего. Ни выбора у камня серого, меня то бишь, ни смысла этого пресловутого. Не помнят даже куда и когда летали сами. От полетов в жаркие страны остались картинки на стенках гнезд, но памяти не осталось. Забывают имя свое — и такое случается. Не со зла, конечно. Мозги слабеют к старости. Скажу по секрету, у праводорожников этих с мозгами вообще проблемы, и уже давно. Они как-бы есть и были, но только на потребу дня. Для потомства, червяков да гнезд своих. А что остается потом? Не очень много. Почти ничего. Честно говоря, вообще ничего не остается.

***

Камень, а камень! Это все очень интересно, но ты говорил есть еще третий путь. Направо. А он-то какой?

Он отличается от двух других, очень и очень. Не будет там ни смысла ни денег. Душа творческая требует жертв. Будешь не как все, один. Ну или с теми немногими которые тоже туда пошли. А они — очень странноватый народ, сумасшедший почти что. Их мало кто понимает при жизни. И только считанные единицы народ будет возносить к небесам, чтить как настоящих творцов, время свое обогнавших. А чаще всего просто не замечают. Иногда даже бьют и лишают свободы. Случалось такое.

Будут у тебя в друзьях меланхолические алкаши и творческие наркоманы. Морально-неустойчивые личности все они. Хотя на вид интеллигентные. Летают красиво, говорят вежливо. Не дерутся, из гнезд чужих не воруют, не грубят друг другу. А окружающий люд за людей только чисто номинально считают. Стадом именуют, за глаза правда а не в открытую. Снобы среди них нередки. Нарциссизм, граничащий с шизофренией. Ужас! Но вот во взгляде что-то такое есть у них. Что-то особенное, и неповторимое. Все еще раздумываешь направо?

Да как тебе сказать? Не очень-то привлекательно. Да и как понимаю, не пересекаются дорожки их ни с левой ни с прямой. Перелетать ежедневно точно не получится.

Да, ты прав. Это только в самом начале, сразу после поворота кажется что и не поворот это вовсе был — как шел прямо, так и идешь. Или налево. Но дорожка правая так сильно разворачивает, что либо спрыгнуть с нее в домик семейный да уютный успеешь, либо в карьерный путь ударишься, а нет так уже так и останешься на левом пути своем. Основной ценностью и смыслом будет то маленькое, неосязаемое, тот дух который ты создаешь непонятно для кого и неясно зачем.

А зачем вообще туда ходят? При жизни ничего — ни денег, ни славы, ни смысла даже этого пресловутого.

О! Ходят туда потому-что не могут никак по другому. Тянет страшной силой. Говорят, нравится сам процесс. Он и цель и вознаграждение одновременно. Еще говорят, он притягивает сильнее чем все эти банальности повседневные вместе взятые, можно даже без всеобщего почитания результатов.

Конечно, случаются денежно-смысловые пути-тоннели на две другие дорожки, но от лукавого они. От лукавого! Залетевшие в них теряют творческих дух, если он и был ранее, а нового ничего не приобретают. Дух такая штука — раз улетел и уже не вернуть.

Бывает, какой-нибудь дятел и петь-то толком не умеет и в голове пустота полная, а туда-же, на Национальное Дятловидение за деньгами да славой. Глядишь, на международные конкурсы пернатых продолбит дыру клювом своим. Бездуховно это. Пошло. Хоть и деньги появятся, и вороны на крыльях носить будут. А чаще всего клюют они себе зернышки от творчества, как воробьи семечки около скамейки в парке. Дерутся даже. Понимаешь о чем я?

Представь себе, прыгаешь ты с обрыва, думая что вот-вот полетишь сейчас. Ничто тебя не держит — ни мораль, ни законы всякие, людьми напридуманные, ни блага материальные, ни даже взгляды соратников по духу. Ничего вообще! Есть только ты и полет. Важен именно он! А ведь может оказывается, что и крыльев-то нет.

Возможно, тебе сейчас это трудно понять. У тебя другие выборы в голове. Хоть и крылья есть, да и инстинкты птичьего ума подсказывают что прямо надо. Прямо. Как все. В чем-то правы они, инстинкты эти. Одним духом сыт не будешь — говорили мещане прошлых времен.

Замечу однако: полет этот долго продолжаться не может. Надо успевать творить. Дятлы-современники может и не оценят, а вот последующие поколения — вороны, пингвины, цапли, даже соловьи из будущего — могут и оценить. Хотя такое не часто бывает. В основном с обрывов тихо-мирно падают на землю, обретают покой и больше не летают почему-то.

***

Рядом на ветке сидел старый мудрый Ворон. Он все видел и слышал, но ничего не говорил. Наверное сказывалось аристократическое воспитание и опыт прожитых лет.

Знаешь, Соловей — вдруг вымолвил Ворон — камень прав. Пришло время выбирать путь-дорогу жизненную. Ты уже достаточно повзрослел и набрался сил. Посвистел да похулиганил немного. Это ничего. Все в копилку опыта. Как ни крути, назад дороги нет. Даже если развернешь крылья свои вспять да полетишь туда, откуда прилетел, все равно вперед получится. Не летай туда, глупости это да предрассудки людские. Выбирай одну из трет да и вперед.

Как ты может знаешь, ворон как птица может долго жить. Триста не триста, а лет сто запросто. Не путай с воронами только. Правильные акценты и ударения в словах порой полностью меняют смысл.

Вот и я так. За здоровьем следил, делал по утрам зарядку, правильно питался, не таскал всякие гадости из Макдональдса проклятого, как соплеменники мои. Жаль их, где они сейчас? И получилось у меня пройти все три дорожки эти от начала до конца. Любопытно было. А сейчас сижу вот тут на ветке, смотрю на орлов да разбойников как ты, и опытом своим делюсь. Не со всеми конечно. Только когда настроение есть, да птица с ясным взором попадается. Ну вот как ты. Не обольщайся, однако.

Левая дорожка особо привлекательна для птиц молодых да с амбициями. Хочется им выше и выше. Этакое соревнование. Думают они по большей части левой стороной птичьих мозгов своих. Люди точно так-же устроены. Знай, однако, что на верхних ветках мест не так много как вас, желающих туда попасть. По пути могут клюв начистить да вниз столкнуть. Упорство тебе в подмогу. Не сдавайся! Однако, история может повториться. Ну а если победишь, поймешь что есть деревья и повыше, да ветки потолще. Это бесконечно. Точнее, не совсем уж и бесконечно, но об этом чуть позже.

Прямая дорога — самая распространенная, тут камень дело говорит. Да и ты вроде понимаешь. Чувствуешь интуитивно, наверное. Мозги тут особо не требуются, ни правая половина ни левая. В тебя эволюция природная миллионы лет инстинкты вкладывала. Против силы её не попрешь. Люди настолько привыкают это прямому пути своему, что думают это и есть жизнь! В чем-то правы людишки эти. Конечно это тоже жизнь. Но лишь часть её, одна из возможных вариантов.

С соловьихами поосторожнее. Притворяются они обычно умненькими, духовными да целеустремленными. Но несмотря на красивые перья, песнопения полночные, да кажущуюся глубину мыслей, надо им более-менее одного и того-же от тебя. Вверх по веткам, да гнездо побольше. А может и тебе того надобно? Тогда ты на верном пути. Отдайся в лапы законного развития эволюции. Бывают исключения конечно, но очень редко.

Правая дорога опасная. Тут и камень прав и ты. Не обещает она ничего особенно ценного да привлекательного. Временами весело будет! Взлетит до небес воображение твое  непонятно почему. Как у психов, без видимых причин. Все в левой стороне мозгов. А там все непредсказуемо и нелогично. Успевай, твори!

Бывает, однако, залетают сюда случайные гости слева. Точнее. притворяются, что залетают. Очень правдиво притворяются, скажу тебе. Книжки пишут, в театрах играют, Заслуженными Артистами именуются и даже с президентами какими-нибудь руку жмут. Развлекатели да шуты. Давняя традиция, замечу. Логично? Абсолютно логично! Только не на месте. Слева это все. Карьера да и только.

Но всему в природе противовес имеется. Как высоко вверх полетишь, также глубоко и падать будешь в ямы личные. С ума можно сойти. Никакой доктор не поможет. На других двух дорожках тоже волны бывают, но не такие высокие. Пустое это все. Пустое.

Мои крылья недостаточно сильны для полетов на карьерные высоты. Да и не надо мне это уже. Мои лапы не так прочно стоят на земле, чтобы строить еще одно гнездо. Да и ни к чему мне это уже. Мой дух не умеет летать так высоко, чтобы сотворить что-то по настоящему достойное внимания. Да и не хочу я этого уже.

Было время, я хотел помогать другим и думал это четвертый путь — лучше и чище остальных. Я думал в нем есть смысл. Но оказалось, что как бы они не просили, помощь моя нужна была им в самую последнюю очередь. Если с высоты времени посмотреть, конечно. Они подсаживались на помощь эту как наркоманы на иглу, и потом уже не просили а настойчиво требовали. Напрасно. Путь этот никакой не четвертый, а карьера собственного эго, с привкусом важности и специями смысла. В общем, левая дорожка чистой воды.

**

Пора тебе в путь, да и мне сидеть тут поднадоело порядком. Крылья размять пора. Скажу лишь напоследок, что дорожки эти все сходятся в конце своем. И тоже у камня серого. Правда, он молчалив и особо умных надписей на нем нет. Так себе — имя, пара отметочек временных да какие-нибудь слова бессмысленные. Чтобы лучше смотрелось, наверное. Камни эти два на самом деле не так уж и далеко друг от друга. Лабиринты между ними запутанные бывают. А когда сверху посмотришь — все по другому. Просто всё. А люди всегда чего-то ждут от жизни, оценивают воображаемое прошлое и мечтают о воображаемом будущем, верят во всякие байки про него, и даже о том что будет после. Ничего не будет. Выбирай неглядя да успевай жить сейчас, каждую новую секунду. Что может быть проще?

Вот и все ..

2016

Читать все посты

Полет 33 (Иллюзия фактической реальности)

Иллюзия: обман чувств, нечто кажущееся,
искаженное восприятие реально существующего объекта,
допускающее неоднозначную интерпретацию.
http://Викилюзия

Вася Хренов, в общем-­то совершенно обычный и неприметный гражданин гулял по окрестностям родного города. Гулял уже не первое десятилетие. И даже не второе. Но в один момент он внезапно понял, что привычная реальность, кем-­то данная ему в ощущениях, ужасно надоела и особо многого от нее уже не дождаться. Работа, семья, развлечения и сон ‒ каждодневный цикл. Встряски время от времени, но потом ‒ опять тот же круг.

Вася не придумал более умного способа покончить с этим, кроме прыжка с высокого здания в воздушное пространство. Всё остальное казалось признаком дурного тона. Нудным делом, проще говоря.

Как раз кстати в центре города стояло новенькое здание в 33 этажа с офисами и лифтом на самый верх. Охрана честно охраняла то, что ей надо было охранять, и до Васи ей дела было мало. Когда люди делают вид, что заботятся о чьей-то безопасности, у них это выглядит банальным оправданием либо собственной зарплаты, либо назначения в жизни. Объяснение «для вашей безопасности» всегда перекроет вопрос “почему”. Оно универсально, безусловно и одновременно безгранично глупо. Чушь. Иллюзия.

Для Хренова не составило труда найти лазейку в пространстве здания и во времени дежурства охранников. А кара законного возмездия с их стороны заботила его в самую последнюю очередь.

—————————————————

И вот 33-й этаж, даже выше ‒ крыша добавляла, по крайней мере, один уровень. Вид – просто сумасшедший! И как раньше не замечал? Но если уж решено, так решено. Никаких парашютов. А там посмотрим. Да и вообще, что такое «там»? Это здесь можно смотреть и ничего особенно нового не видеть, кроме горизонта, крыш, облаков и неба.

Шаг вперед. По-настоящему. Только один шаг! А дальше сделает свое дело ускорение свободного падения 9,8 м в каждую секунду (так придумал умный Ньютон, и так учили в школе). Только вот не рассчитал Вася, что дело это не такое быстрое. Оказалось, что во время полета никуда не деться от мыслей своих. К тому же, как на пленке ускоренного видео или кино бурно закипели, забегали перед его глазами прошедшие моменты собственной жизни.

————————————————-

Два этажа промелькнули как­-то незаметно, примерно, как первые два года жизни. Окна там были завешаны полупрозрачной пленкой, а за ними активно шло строительство личного пространства или, может, просто ремонт. Учитывая непривычные обстоятельства, память взбудоражилась и начала выплескивать какие-то блеклые, желто­-серые и наполовину бессознательные картинки. Звука вообще не было.

—————————————————

Пролетая мимо 31-го этажа, Хренов обнаружил, что в голову стали приходить мысли о диалектических аспектах надоевшей ему реальности. Например, всегда считался объективным тот факт, что камешки, капли дождя и даже межконтинентальные военные ракеты отечественного производства падают вниз. Однако сейчас у него на глазах происходило что-то несусветное – огромный земной шар весом в миллиарды тонн, соизмеримый лишь с массой других планет Солнечной системы, летел ему навстречу снизу вверх. Разубедить в том Васю не смог бы никто на свете при всем желании. Для этого требовалось, ни много ни мало, войти в его внутренний мир, по сути дела стать Хреновым. А поскольку все мы ‒ существа уникальные в какой-­то мере, сделать такое теоретически невозможно. И даже практически.

Непререкаемый факт объективности падения вниз ранее воспринимался таковым только потому, что именно этому учили с детства. Именно так думали все окружающие. А тех, кто думал иначе, начинали интенсивно лечить от сумасшествия. И, говорят, иногда даже успешно. Объективный ‒ не более чем понимаемый одинаково среди какой-­то группы людей. И только потому, что они так договорились. Собственно, они же и придумали слово «объективно», которое использовалось в их среде.

В данный момент договариваться было уже не с кем. Всё то, о чем договорились люди, называя падающие на землю камни и ракеты объективными, сейчас больше походило на их коллективную иллюзию. Иллюзию фактической реальности. Безусловно, Васе хотелось поделиться такой свежей мыслью с друзьями и человечеством, но средств и возможностей не было. Да и время, так сказать, стало поджимать.

Студенчество ‒ самая лучшая пора жизни. Оно беззаботно, по крайней мере от сессии до сессии, и одновременно целенаправленно – путь от незнания к знанию. Впечатления студенчества самые яркие, но, к сожалению, это становится понятно только потом, когда многое уже позади.

Вспомнился курс Диалектического материализма на два семестра в институте. Целый год и два экзамена! На нем учили, как умные большевики-коммунисты воспользовались учением еще более умного немецкого экономиста, начитавшегося современной ему философии. Васю упорно убеждали, что именно по этому верному учение и нужно было поделить фабрики и землю среди рабочих и крестьян. И только после института Хренов самостоятельно понял, что его стране учение зарубежного экономиста не пошло впрок: землю крестьяне, как им обещали большевики-коммунисты, так и не получили, а всю несогласную мудрствующую интеллигенцию расстреляли или выгнали из страны. Да к тому же, эти метаморфозы никто серьезно и не воспринял. Фикция. Иллюзия.

Другое дело – спираль развития мира: из количества в качество, снова в количество, и так далее. Она-­то казалась вполне объективной. В этом суть Диамата. Но сейчас ясно, как день, ‒ просто так договорились. Тех, кто не договаривался, выгоняли из института в армию. Там философские аспекты бытия вызывали гораздо меньше вопросов. Там слово «мат» не всегда означало «материализм», зато ясность понимания была практически стопроцентной.

Не то чтобы спираль развития мира, диалектический дух и его разновидности были ошибочными. Но они преподносились как некий абсолют (одноименного крепкого напитка тогда еще не было), некая истина. Поэтому учение о них и многое другое, на нем основанное, считались всесильными и верными. Точнее, сначала верными, а уже потом всесильными, исходя из элементарных правил логики. Сомневаться в логике – прямой путь в психбольницу или армию. Одно от другого не так далеко. Возможно, в других университетах и странах данный абсолют преподносили по-другому, в иных терминах. Каждому поколению ‒ своя иллюзия.

————————————————

Резонируя с мыслями Васи, на 30-м этаже в своей лаборатории работали ученые-физики. Они писали на доске мелом теоретические формулы, долго о чем-­то спорили, почти до драки. Потом стирали некоторые формулы и писали новые. Одними формулами дело не обошлось. Видимо, им требовалось что-­то большее. 

Вдруг в этом самом физическом мире прямо перед глазами Хренова начали летать на невидимых волнах электроны ‒ маленькие частицы, похожие на зелененькие шарики. Одни летали свободно, другие – вокруг скопления красных и белых шариков. Некоторые прыгали с одного круга на другой очень странным образом, не оставляя следов. Были и такие, которые походили не на шарики, а на волны в пруду, когда в него бросишь камешек. Странно всё у физиков этих.

Кто-­то дернул большой электрический рубильник, и шарики исчезли из поля зрения. Вся шайка-­лейка научного мира вдруг крикнула понятную только им фразу, что-­то типа «Не ври-­ка!». После этого половину формул стерли и больше не вспоминали, а над другой половиной нарисовали большой восклицательный знак. Видимо, в этом был некий тайный смысл.

Из обрывков фраз ученых Вася понял, что если из «А» следует «Б», то так будет всегда. Например, «не Б» следовать из «А» уже не может. Называли это «связью причины и следствия» и верили в нее с упорством монаха-­отшельника. На этой волшебной связи и летали все их разноцветные шарики. На ней же держались все без исключения формулы в книгах, головах и на доске. В связь причины и следствия, притом однозначную и направленную строго слева направо, убеждали с очень раннего возраста. А потом она уже стала как бы сама ­собой разуметься. Ее даже перестали рисовать в формулах и упоминать в опытах. Кроме специальных, разрешенных соответствующими органами.

И вот какой­-то пролетающий мимо Вася Хренов решил самостоятельно усомниться в этой связи. Нет, связь событий и явлений он, безусловно, не отрицал. Весь предмет его сомнений был в однозначности и абсолютности этой связи. Наука логика, а вместе с ней и все другие науки, были всего лишь частью чего-­то большего. Ведь кто-­то научил Василия произносить и понимать слова «логика», «верно», «неверно» и пр. Папа с мамой научили, школа научила. Жизнь учит каждый день, даже в такой особенный, как сегодня. Получается, что всё это, вообще всё – вместе взятые и логически связанные понятия ‒ иллюзия. В иллюзии ведь тоже связи есть, просто другие. Внутри себя иллюзия может быть абсолютно логична. Но только внутри. Слова «реально» и «фактически» ‒ не исключения. Они не делают одну иллюзию более правильной (более реальной и более фактической), чем другая.

Типичная логическая ошибка ‒ отмечать словом «существует» факты из прошлого, не говоря уже о будущем. Но факты ‒ не более, чем мысли,  которые более логично связывать со временем словом «сейчас». Или вообще не связывать. Ведь, что получается: мысли о самом времени не перестают ими быть только потому, что в них включили цифры секунд или лет. Время ‒ всего ­лишь одно из понятий, та нить, на которой держатся мысли, факты, события и слова, их описывающие.

Ученые физики договорились о стройности понятий в своей иллюзии под названием «научный подход», а всех остальных считают ненормальными. Попробуй им скажи, что длина волны черного цвета больше, чем белого. Фокусники договорились об иллюзии своей и со всех нормальных людей берут деньги за представления. И у тех, и у других есть собственные противоречия, и об этом много разных споров. Шумных споров. Сенсаций! Противоречия эти, однако, лишь попытка свести счеты и указать на ошибки в связях. А у кого их не бывает? Зайцы из черной шляпы тоже не каждый день достаются. Бывало и так, что две конкурирующие иллюзии, признанные правильными и даже подтвержденные экспериментально, противоречили друг другу и не как-нибудь, а в рамках одной и той же логики. Более того, они доказывали с формулами и диссертациями, что данные противоречия неизбежны. Как факт. Были и такие, что кричали «Бог, бог это всё! Вот тут мы бога этого и поймали наконец-то. Победа!» Бог его знает, кого они там поймали, но зато этим создали еще одну иллюзию.

Само разумение, само понимание сути вещей ‒ это никакая не данность и не бог, а просто всем нам присущая возможность отражать. Отражение­-образ и отражение­-процесс — уникальны для каждой отдельно мыслящей головы. Сравнивать их, как цифры 2 и 3, кошек и собак, деревья и звезды, абсолютно бесполезно.

Что означает выражение «на самом деле»? Возьмем, к примеру, высоту горы. Её, конечно, можно измерять линейкой с очень близкого расстояния. Ну или каким­-нибудь суперлазером с далекого расстояния. Но если смотреть собственным невооруженным глазом, то на самом деле высота будет меняться по мере приближения к горе. У подножия даже самая высокая покажется не столь величественной, а если забраться на вершину, то под ногами будет холмик какой-­то.

Какого цвета небо над горой? Оно бывает голубым, красным, темно-­синим или даже черным с гвоздиками звезд по ночам. Какого цвета небо на самом деле? Вечный спор физиков и лириков. Одни говорят, что гора, на самом деле, кудрявая, как барашек. Другие, что она высотой ровно 3.427,32 м над уровнем моря. У каждого из них ‒ собственная иллюзия горы. На самом деле.

Один из ученых принес на работу своего кота по имени Шрёди. Запер ничего не подозревающего хвостатого ловца мышей в ящик, где кроме пустоты находились хлористый кальций и молоко. По никому не ведомой команде из космоса кальций и молоко должны были перемешаться в простоквашу. Кот был ни жив, ни мертв. С одной стороны, манящее молоко, а с другой ‒ непонятная простокваша. Да и страшновато как-­то в ящике этом. Кто его знает, что у хозяина на уме? Он в последнее время странновато себя вел, и мысли непонятные, в том числе о котах, высказывал на публике. К тому же, пара непойманных мышей, ободранные стены в коридоре да и возраст наводили кота на не очень-­то приятные мысли о намерениях хозяина. Не то чтобы хозяин злой был или недооценивал кошачью глубокомысленность. Он просто хотел задать вопрос коллегам: жив кот Шрёди или нет? Мнение самого кота не требовалось. Собственно, Васю тоже никто сейчас не спрашивал, жив он или нет. Как ни удивительно, всегда логичные в своих размышлениях коллеги разошлись во мнениях. Ровно половина из них верили в жизнь изо ­всех сил. Другие предсказывали более мрачное положение вещей. А ведь раньше гладили, на руках держали. Лицемеры! Кот со всей ясностью осознал: все они пребывают в иллюзии. И те, и другие. Притом каждый в своей. Хотелось прокричать громкое «мяу», но толстые стенки ящика не оставляли коту надежды быть услышанным. Ну какие­ же люди безразличные к голосу светлого разума и крикам чистой кошачьей души! Кот подумал, что даже если его и услышат, то ничего особо не поменяется. Придумают еще одну иллюзию. А зачем? Шрёди решил ничего не делать и просто ждать. Он свернулся клубком, замурлыкал себе под нос и крепко заснул. Но об этом не догадался ни один человек на свете за пределами ящика.

Васю кольнула неприятная мысль. Нет, не о стремительно приближавшемся снизу земном шаре. Мысль была о том, что же такое он сам, Вася Хренов? Ведь интуитивно он ощущал собственное существование, даже летя с огромной скоростью. Как кот Шрёди. И рано или поздно кто­-то ведь должен был задать этот вопрос! А раз вопрос уже задан, кто-­то может на него и ответить. Вася решил сам провести некий внутренний диалог, воображаемый разговор с самим собой. «Я ‒ и зеркало, и наблюдатель одновременно. Глядя в него, я вижу себя и то, что рядом. Вижу и одновременно отражаюсь. И снова вижу, и снова отражаюсь… Оптические фокусы в линейном времени и в физическом пространстве законно называются иллюзиями. Они даже разрешены к показу федеральными властями и легальными законами. Они не вызывают переосмысления действительности. Они ‒ безобидное и по большой части бесполезное развлечение, как футбол и телевизор. А когда зеркало ‒ я сам, во мне отражается то, что, возможно, похоже на образы в других зеркалах. Но увидеть это на поверхности собственного зеркала и понять нельзя. Можно рассуждать исключительно по внешним признакам ‒ яркости улыбки, тону голоса, словам, рисункам, поступкам зеркального наблюдателя ‒ всё это регистрируется и помечается, как «есть». И только потому, что так кажется. Кажется, что чуть­-чуть похоже. Вот и всё – просто до безобразия».

И почему раньше Хренов не думал про это?

————————————————

Ниже, на 29-м этаже, сидел погруженный в мысли Одинокий Математик. В его полном распоряжении находилось всё пространство от стены до стены. Компания с математическим уклоном, ранее занимавшая офис на этом этаже, обанкротилась и уехала, но он хотел закончить начатое и заодно привести мысли хоть в какой­-то порядок. В ту секунду, когда мир Васи состоял из пролетающих вверх этажей, мир Одинокого Математика был наполнен уравнениями, матрицами и интегралами, некоторые из которых он сам придумал и сам пытался разрешить. Не всегда успешно. Он сотворил мир в собственной голове и сейчас старался разрешить какие-­то его оставшиеся не очень принципиальные противоречия. Кажется, речь касалась одного из синтетических пространств, в которых самые обычные железнодорожные рельсы ведут себя очень необычно, если их продлить в бесконечность. «Да что вообще вы знаете о бесконечности?» ‒ промелькнуло в голове у Васи. Эта мысль возвратится к нему парой десятков этажей ниже.

Творческие старания Одинокого Математика понимали лишь несколько коллег по перу. Были идеи эксклюзивного характера, жившие только в его голове и не выходившие наружу. Он частенько заплывал на Остров теоретического одиночества. А ненормальным его считали уже давно. «Иллюзия хренова!» ‒ произнес громко Одинокий Математик, вырвавшись на простор очередного теоретического океана из очередной логической ловушки собственного изобретения. Василий был полностью согласен с его фразой и даже хотел предложить писать второе слово в ней с большой буквы. Звучит! Надо заметить, что фамилию свою Вася недолюбливал с детства. В школе псевдоним был сами знаете какой.

————————————————

Пролетая мимо 28-го этажа, Хренов перешел от физики к лирике. Он вспомнил, что между курсами Диамата и Сопромата был еще один увлекательный мат ‒ Исторический. На нем три семестра ругали нехорошими словами различных исторических деятелей и их деяния, одновременно восхваляя других, более правильных. Эти другие поняли учение Диамата, и поняли его верно. Вася подумал: «А что, собственно, такое история ‒ факты или как?» Конечно же, многие вещи казались ему бесспорными (переместить обсуждение в психбольницу не хотелось).

Гай Юлий Цезарь, безусловно, жил. Крестоносцы ходили на войну. Шведы безуспешно пытались захватить Полтаву. Военные матросы стрельнули из пушки крейсера, и начался период расцвета пролетариата. Полчища вероломного немца с усиками ни с того ни с сего напали на мирные армии защитников грузина ‒ мудрого владельца настоящих усов. Грузин и его армии победили. А потом была долгая борьба за мир, для которого необходимо было создать термоядерную бомбу и время от времени о ней напоминать разным странам для их же блага. Когда грузина уже не было, пришел новый мудрец. Он был слаб умом и силен бровями. Говорил вяло, в основном глупости на четыре разворота газеты с мудреным названием. Несмотря на всё это, его образ защитника мира во всём мире во имя всего этого мира поддерживался современниками с завидным упорством.

Вася замечал, что факты о прошлом частенько меняются. Конечно, сами факты меняться не могут ‒ прошлое уже прошло. Если вообще было (чур, чур!). Менялись суждения о фактах, преподаваемые на лекциях истории. Поскольку лекции не такого далекого прошлого сами стали какими-­никакими фактами, можно было сравнить и построить некую кривую эволюции фактов во времени. Удивительно, но факт! Эволюция очень напоминала учение одного бородатого собирателя бабочек в бразильских лесах.

Выживали только сильные факты, и даже они трансформировались, чтобы становиться сильнее и сильнее. У некоторых фактов появлялись рога, отпадал хвост, вырастали крылья. Некоторые уходили в пещеру не по собственной воле и больше не возвращались. Узнать о таковых можно было только через другие факты (факты о фактах), достоверность которых, мягко говоря, оставляла желать лучшего. Чем дальше во времени были описываемые люди и события, тем меньше и реже они менялись. Но тем и меньше было известно о них. А главное, тем меньше влияли они на потребности современной господствующей идеологии.

Логичным дополнением картины были утверждения о мыслях и чувствах исторических вождей. Ведомые массы и даже лучшие из них ‒ пролетарии ‒ не выражали особых чувств, нужных в историческом аспекте. Они строили какую-­то «базу производительных сил» или что-­то подобное (тут у Хренова был пробел в знаниях: на лекции читал журнал «Крокодил» и потому, как результат, имел «незачёт» целых два раза). Насколько известно, базу эту так и не построили. А вот если бы построили, то хранить на ней можно было бы бесплатно всё что угодно: джинсы, колбасу, немецкую кафельную плитку для ванны, автомобили жигули, ковры, мебель, армянский коньяк, телевизоры и даже билеты для путешествий в дружественные страны!

Бог с ним, с пролетариатом этим. Хренов и сам не пролетарий вовсе. Но как могли эти преподаватели, эти писатели умных книжек про историю утверждать, что чувствовал и о чем думал француз Наполеон перед Ледовым побоищем? Может, он вообще никогда и на коньках­-то не катался. А они, умники эти, создали иллюзию всем окружающим. Да что там, сами в нее верят! Посреди ночи разбуди, расскажут наизусть.

Лысый мужичонка в галстуке, интеллигентском костюме-­тройке и кепке думал за всю страну целиком. Думал мудро и правильно. В шалаше книжки писал, на броневике по городу гонял, не соблюдая правила движения. Бревно таскал. Путь озарил. Интеллигенцию, царя и его семью угрохал, не говоря уже о миллионах простых сограждан. А потом стал идолом: его образ долго пребывал на знамени, деньгах и в головах! Правда, сам лысый твердил в свое время направо и налево: «Не делайте из меня посмешище, я ‒ не догма, а руководство к действию». Вот потомки именно так и поступили: не только идола, но и чучело сделали какое-­то, химеру. Может, и человек­-то был хороший, добрый, детей и кошек любил. Но это слухи всё. А факты ‒ дело упрямое.

Восхваляемые отцы­-основатели одной Южно­-Канадской империи, мудрые писатели Конституции, гиганты мысли и изобретатели современной демократии на поверку оказались всего­ лишь шайкой рабовладельцев. Они же предали своего непосредственного командира Жорика Третьего, личную клятву Родине, а также другие правила действующего на то время трудового законодательства. Они же во главе с Гогой Вашитяном воспользовались случаем и организовали нелегальный заговор. Причин нашлось полно ‒ платим, мол, Жорику платим, а выбирать его не выбираем. Можно подумать, его вообще кто­-то выбирал. Друг его, Венечка Франкин, вообще дошел до того, что поехал в стан врага французского, где и прожил долгое время. Если бы не Венечка, неизвестно, куда история повернулась бы. У Жорика какая-­никакая армия была под рукой, да и империя немалая, хоть и хиреющая уже потихоньку. Мудрость отцов­-удальцов состояла отчасти в том, что их последователи написали историю практически с нуля, с момента основания 13-ти колоний нестрогого режима. Этот процесс продолжается до сих пор, хотя и не так драматично. Старое ворошить ‒ глаза порошить. Про Жорика уже и не вспоминает никто, кроме ученых да праздно любопытствующих. А вот Гогу колонной увековечили в центре большого города и на деньгах рисуют.

Были после него и другие знаменитости. Абраша, например. По сей день в белом мраморе восседает супротив колонны той. Застрелили Абрашу за дела его мудрые. Время лихое было. А добрый Абраша негров жалел, освобождение их затеял. Говорил, чтобы те воевали против владельцев своих, да на стороне Абраши. Но это не всем понравилось.

А что же в головах отроков современных ‒ девчонок, мальчишек, а также их родителей? Мифы, по большей части мифы. Образы тех людей, их мыслей, мотиваций и поступков ‒ мудрых и правильных, ясное дело. Победы. Только победы. Во имя всё лучшего и лучшего будущего и постоянно меняющегося непредсказуемого прошлого.

История ‒ лженаука. Если факты (падение камешков по законам Ньютона, генетика происхождения рыла у свиньи и квантовые переходы) можно, обсуждая в приличном обществе, понимать одинаково (то есть объективировать) или хотя бы делать умный вид данного понимания, то исторические факты ‒ иллюзия чистой воды. Точнее, мутной воды. А в мутной воде утверждают и переутверждают всё что угодно. В ней видно ровно то, что не стыдно вообразить. Остальное – муть голубая. Как у астрологов и хиромантов. Иллюзия.

Исторический материализм, по правде говоря, Хренову никогда не нравился. И особенно его неопределенность в каждый новый момент времени. Субъективизм писателей, а частенько и откровенная отсебятина.

При чтении мифов древних греков у Васи возникала некая уверенность в завтрашнем дне, победе добра над злом. Полет молний с горы Олимп сулил справедливость. Даже интрижки божеские воспринимались им замечательно ‒ не всегда же серьезные мифы читать. Еще нравились Хренову лирика и сказки А.С. Пушкина: Русалка, дуб, берег, Кот ученый на цепи… Котов Василий обожал за их независимость и мудрость. А вот цепь можно было бы и развязать.

————————————————

Пролетая мимо 27-го этажа, Хренов подумал: «А как же факты настоящего времени?» В реальность того, что показывают по ГорТВ в прямом эфире, трудно не поверить. Гораздо сложнее поверить в их нереальность. Это же =факты, как есть на самом деле! Но почему надо верить именно в их реальность? Например, глядя на солнце и чувствуя тепло этого небесного светила, в голове не возникает никакого сомнения в его фактическом существовании. А находящиеся поблизости горожане и еще 7 миллиардов людей где-­то там, наверное, видят и чувствуют то же самое. Они называют это словами «солнце», «the sun», «sole», «jua», «שמש», «太阳» и не задают таких глупых, казалось бы, вопросов. Вот же оно, родное, прямо там на небе и прямо сейчас. Если научиться говорить на иностранных языках, познакомиться с людьми в заморских странах или просто довериться переводчику Гугл, то запросто возникнет ощущение всеобщего единого понимания солнца.

Факты настоящего времени, да еще доступные непосредственно, воспринимаются как реальные интуитивно. Нас так воспитали. Конечно, трудно сказать, что чувствует китаец, смотрящий на свое 太阳, и как это похоже на наши собственные ощущения. Субъективное вообще нельзя сравнивать. Сравнение требует объективации. Но мы оптимисты! Мы разумеем, что китайское 太阳 и наше утреннее солнышко ‒ одно и то же.

С фактами, которые мы не воспринимаем напрямую, уже сложнее. Тут без веры не обойтись. В деревне Малые Козлы идет дождь. Это факт. Об этом говорит диктор по ГорТВ и подтверждает умная девушка­-автомат Сири. Козлы, конечно, далековато, и ехать к ним, чтобы проверить, смысла особого нет. Долго. А дороги, сами знаете, какие у нас. Да и дождь может закончиться к тому времени. Можно поверить. Мысленная цепочка немного длиннее, чем до солнца. Двое одновременно врать не будут.

Человек в космическом шлеме и белом скафандре ходит по Луне. Не по той, которая в Голливуде, а по настоящей, фактической. Немного потрескивает громкоговоритель. Гордо развевается звездно-­полосатый кусочек материи. Ходят, конечно, точечки по экрану. Люди смотрят на точечки и верят себе на удивление. А что еще остается делать?

­ — Эй, Сири! Человек ходил по Луне?

­ — Я никогда про это не думала.

— Еще раз повторяю специально для роботов-­блондинок: Сири! Скажи, пожалуйста, ходил ли человек по Луне?

­ — Одну минуточку… Согласно моим источникам, это можно найти: 1) в Викилюзии, 2) в Харе Кришна, 3) более подробно в…

— Спасибо. Просто прекрасно! Верю!

Вера имеет одно удивительное свойство: однажды поверив, человек не может остановиться и накручивает круги по прежнему мысленному маршруту. Верит всё больше и больше. Выше и выше. Как правило, верит тем же самым людям, которые сказали первую правду. Теперь-­то она уже фактическая, настоящая, самая правдивая правда в мире. Первый попавшийся служитель веры убеждает в правоте своей правоты. Чем дальше в лес, тем толще правда. И так до бесконечности или до шизофрении.

Факты политического характера тоже принято называть правдой. Их, как правило, бывает несколько, притом одна правда часто полностью противоречит другой. Всё зависит от того, кому начать верить.

— Кто взорвал башни в Нью Йорке?

— Как кто? Басурмане, конечно.

Но это только одна правда.

— Зачем убили дядю Кеннеди? Кто развалил страну СССР?

Если придать любому факту политическую окраску, то можно запросто уйти от ответа. Хренов сторонился политики изо всех сил, не ввязывался в пустые споры. В эту решающую для жизни минуту (а такое частенько бывает) лучше не спорить о политике даже с собой.

Свет далеких галактик летит до наших малозначимых глаз миллионы, а порой миллиарды лет. За такой немалый срок с самой галактикой может многое приключиться. А спросить не у кого. Она может поменять цвет, ориентацию, превратиться в газ. Ее даже могут съесть голодные черные дыры. А мы сидим тут и воображаем божественную первозданность созвездий ночного неба. Два медведя, рыбы, бог Орион и красавица Кассиопея. Прелесть просто!

А есть во вселенной нашей и совсем странные вещи. Их не то что видеть или слышать, никакими телескопами и приборами не обнаружить. Они есть, они фактические, но никак себя не проявляют, и даже считается, что проявить не могут в принципе. Темная материя с энергией того же цвета. Говорят, из них состоит почти вся вселенная! Предки недавние, всего каких-­то сто лет назад, ни сном ни духом не ведали про такое и жили себе припеваючи. Для них темного было почти на вселенную меньше. Возможно, что для потомков еще лет через сто на необъятных просторах космоса снова наступит свет, любовь и полное понимание. Может, кто-то из них задумается, что такое «понимать» и как относиться к фактам, в которые надо слепо верить. А пока в 21-м веке ‒ темнота. Иллюзия.

Мысли о значимости фактов прошлых лет и современности увлекли Хренова на пару секунд. «А где же справедливость?» ‒ подумал он. Вожди народов и прочие деятели тянули одеяло на себя, даже когда мудро скрывали это от подчиненных. Должно же быть что-то хорошее, доброе, вечное, ради чего люди вели армии в бой, кидались на амбразуру танков, переворачивали целые страны и взрывали атомную бомбу.

————————————————

За окном 26-го этажа работали адвокаты. Вся суть их профессии сводилась к защите торжества справедливости. Не бесплатно, естественно. Справедливость ‒ это вам не мешок картошки. Она ‒ дороже всего. С одними адвокатами, ясное дело, полное торжество справедливости не создать. Требуются судьи, прокуроры, тюрьма и полиция. Даже Министерство справедливости. Но главное – требуется вера в справедливость, в то, что она, родимая, существует и будет существовать.

Василий был в философском настроении ума, и механика поддержания справедливости его не интересовала. А теоретическая суть сводилась к некоему списку правил, не очень длинному в корне своем (что-­то типа «убивать и воровать ‒ плохо»), но обросшему бесконечными статьями с номерочками. Это называлось законом. Он считался истиной в первой инстанции. Был суров и справедлив. С ним, как ни странно, можно было и убивать, и воровать, и творить всякие другие бесчинства. Главное ‒ найти правильную статью и пометить свои действия волшебным словом «легально». В соответствии с законом. Так, легальный полицейский, задумавший пострелять по плохим людям на улице, считался справедливым. Армейские солдаты, стреляющие в людей по команде своих командиров, не то что легальны ‒ герои! Полицейские и солдаты ‒ суть машины. Добрая половина из них, скорее всего, даже тест Туринга на наличие человеческого интеллекта не пройдут. Если, конечно, не будут сами этот тест проводить. Но тогда обычные люди не пройдут, пока в армию не запишутся. Машины, исполняющие правила, интересны не более, чем банкомат, выдающий денежные купюры.

А откуда пришли эти правила? И, собственно, почему, если на двери написано «Выхода нет», нельзя выходить? Ведь если выхода действительно нет, то и писать такое совершенно незачем. Глупости какие люди пишут на дверях! Выход есть всегда! Откуда у писателей наддверных знаков есть право указывать всем остальным участникам жизни, куда надо следовать, а не то справедливость не заставит себя долго ждать?

Логическая цепочка ведет на самый верх общественной пирамиды. Власть ‒ вот источник и причина справедливости! У власти существует много отговорок:

всё это для общего блага;

мы давным-давно так договорились с обществом;

нужен порядок, потому что человек человеку ‒ вор, хоть и брат, и товарищ;

неизбежна анархическая война всех со всеми;

справедливость дана свыше.

И еще пара тысяч подобных выражений.

Удивительно, но суть справедливости постоянно меняется подобно историческим фактам. И длится это уже тысячелетиями. То, что было справедливо всего пару сотен лет назад, катастрофически незаконно сегодня. И наоборот. Где основа? Где тот фундамент, на котором можно стоять, не боясь, что он развалится от дуновений весеннего ветра? Скажут потомки наши неблагодарные: «Какие же дураки были люди в прошлом ‒ стреляли, воровали, взрывали, властвовали, навязывали свою волю другим. И ради чего? Ради какой-­то собственной иллюзии!» Как ­же хочется растолковать им, бестолковым, что мы с полного разрешения закона это делаем. Легально! Справедливости ради. Боюсь, не будут слушать они.

Власть всегда права, потому что она уже там, у власти.

Хренов был далек от мысли, что все правители, политики и прочие лидеры общества ‒ эгоисты и негодяи. Хотя встречались и такие. Это потребовало бы от него изобретения некой новой шкалы, новой точки отсчета справедливости. А значит, уподобиться самим правителям и их принципам, втайне захотеть встать на их место со своей новой справедливостью. Так поступают революционеры. До такого опускаться Вася не хотел. Ни в душе, ни в мыслях он не был революционером. Знамена, барабаны и революционные речевки пионерского прошлого надоели на всю оставшуюся жизнь.

Властители ‒ стражи иллюзии справедливости (обычно в корыстных целях собственного эго, не более). Но иллюзия справедливости не в них самих, не в поступках или законах, не в страхе мер пресечения несправедливости. Она в головах добровольно подчиненных людей. Без нее власть просидит на троне своем не дольше пары недель.

Васе было некого бояться. С этой крамольной мыслью в голове он продолжал стремительно пикировать, так и не рассказав о сути справедливости адвокатам, которые кропотливо занимались художественным шитьем своих бесконечных дел.

———————————————-

Весь 25-­й этаж занимал Клуб молодых патриотов. Его поддерживали деньгами властители общества и прочие прохиндеи, как настоящие, так и будущие. Стены и даже потолок были украшены символами верности городским властям в стиле постмодернизма. Васе это навеяло почти забытое детское прошлое с барабанами, горнами и красными галстуками. Надо заметить, что раньше люди были поскромнее.

Как известно, если один человек поклоняется вымышленным химерам и несет чушь, его считают дурачком. Иногда посмеиваются над ним и даже сторонятся. А если бы в кучку “сгрудились малые”, то ему, дурачку, ничего не осталось бы, как последовать завету пролетарского поэта: “Сдайся враг, замри и ляг!”.

Многие сумасшедшие не считают себя таковыми. Главное ‒ дать вектору сумасшествия единое направление (даже не важно какое: на Запад, на Восток, на воображаемых внутренних врагов), и дело в шляпе. Толщина вектора патриотического сумасшествия запросто перекроет все другие логические измерения реальности. И если вам скажут, что у вектора не бывает толщины, – не верьте! Это – враги. Они подло лгут в угоду геометрии собственного пространства. Толщина вектора быстро захватывает массы горожан, сметая всё на своем пути. Немногочисленные голоса разума быстро попадают в специально отведенный пятый угол и содержатся под пристальным наблюдением. Как психи.

Большинство жителей (говорят, их 85%) именуют себя здравомыслящими и гордо стерегут горизонты иллюзии патриотического сумасшествия. Часто с оружием в руках, флагами и военными танками на площади. Им так проще. На все 25 бед ‒ один ответ. Как бы плохо ни было, какими бы вязкими ни были местные болота лени и головотяпства, какими бы безмозглыми ни оказались вожди городской нации, вектор патриотического сумасшествия ‒ великая гордость. Его защищали еще прапрабабушки в железных шлемах, на конях и с большой дубиной в руке. За него сражались последующие поколения прадедушек с гранатами. По крайней мере, так говорили на уроках политической истории и по ГорТВ.

А сейчас очередь современной молодежи защищать рубежи. Пора песню запевать! А не запоешь ‒ моментально задушат и убьют. И болота высушат. И во что тогда верить? Чем гордиться? Важно попасть в иллюзию патриотического сумасшествия как можно раньше. Собственно, затем этот клуб на 25-­м этаже и создан. Можно, конечно, и потом. Но это немного сложнее. Говорят, иллюзии все возрасты подвластны. Изнутри она кажется абсолютно реальной, единственной, настоящей, имеющей, так сказать, морально-­исторический смысл и исполняющей исключительно передовую миссию городской нации. О как!

Вася не посещал клуб, но был патриотом. Патриотом всего большого шара, который сейчас стремительно летел ему навстречу. Рождение человека около того или иного болота, горы, пустыни и даже океанских берегов не делает эти особенности ландшафта «своими», как например, личные часы или автомобиль в момент покупки. Перед этими ландшафтами также не возникает чувства долга, подобно взятому в рассрочку кредиту. Можно с выражением читать национальные стихи, плясать, подпоясавшись кушаком, петь песни, прыгать из бани в снег и даже покорять звездные пространства на космических ракетах местного производства. Не грех восхищаться достижениями, испытывая здоровую гордость за соболотников прошлых и настоящих эпох. Но зачем, зачем нужны эти вымышленные линии и пограничные посты с охраной? Патриот Хренов не до конца понимал, от кого и зачем нужно защищать географические границы собственного болота. Более того, почему, собственно, оно собственное? Только потому, что так сказали властители очередной болотной империи с нефтяными запасами? Самозванцы! Захватили в свои руки право навязывать долги. Но ведь никто никому ничего не должен, если добровольно не брал взаймы. Горы, моря и все болота мира ‒ общие. А линии между ними ‒ результат дележки собственности среди царьков местного масштаба. Иллюзия.

—————————————————-

На 24-­м этаже оказался целый Парк развлечений! Кто бы знал! Не такой, что с горками, аттракционами и скоростными каруселями (он бы просто не уместился в пространстве от пола до потолка), но очень на него похожий по смыслу. Люди сюда приходят, чтобы отвлечься и забыться. Да и время так быстрее бежит: не заметишь, как день прошел. А то и неделя. А то и год. Никаких мыслей. Они тут запрещены и крайне неуместны.

Еще в Древнем Риме плебеи постоянно просили хлеба и цирков. Не таких, которые с клоунами в длинных башмаках и с красным носом, а по-­настоящему зрелищных, с боями гладиаторов не на жизнь, а на смерть. Ради развлечений. Потому и дошло до наших времен выражение «хлеба и зрелищ». Базовые потребности. Норма жизни. Ведь накормленный и развлеченный плебей склонен меньше думать и уж точно не пойдет бунтовать. Он будет тихонечко работать в своем офисе, набирая на папирусной бумаге архаичные таблицы с цифрами урожая баранов в прошлом месяце и с прогнозами на месяц следующий. Потом проведет заветные домашние часы у семейного очага. Потом поспит. А завтра снова повторит то же самое. Без развлечений плебей опасен! Он может запросто начать думать, а то и сомневаться в справедливости существующего порядка. Особенно во множестве своем. Неразвлеченная масса хаотична, непредсказуема и бесконтрольна. Никакого хлеба не хватит. Даже с маслом.

Взамен аттракционов посетители парка надевают на глаза движущиеся картинки, в которых пинают мяч и катаются с палками по льду. «Гоооооооол!» ‒ громко кричит в микрофон комментатор в порыве страстей. И всего лишь секундой позже, как-будто в продолжение: «О нет, достопочтенные дамы и господа! Великодушно извините за невинную оплошность восприятия моего. Штанга!» Гол был всего лишь иллюзией. «Нет, уж если гол, так гол!» ‒ настаивают господа. Дамы требуют штангу. Бывает, движущиеся картинки дерутся, непонятно почему, потом поют веселые песни, часто невпопад и всегда без смысла, пьют горячительные напитки, ведут нескончаемые политические дебаты на веками не меняющиеся злободневные темы, танцуют без остановки и иногда даже ругаются нецензурно. Развлекаемые быстро воображают себя на месте развлекателей, вживаются в роль и забывают, где они. Забывают зачем, когда, кто, кого и почему. Тут так принято. Это и есть развлечения. Более точно ‒ отвлечения. Фактически, развлекаемые сидят в кресле и отчетливо осознают тот факт, что они в иллюзии. И это не обязательно скрывать умными словами, не говоря уже про мысли. Они даже не замечают несущегося со звуком фанеры Васю ‒ мало ли что там летает.

—————————————————-  

В солидном офисе на 23-м этаже сидели респектабельные бизнес-ориентированные мужчины и женщины в строгих костюмах темных цветов. В каждую секунду, даже ту, когда Хренов пролетал мимо, множество денежных знаков из множества виртуальных кошельков, рассеянных по миру, перетекало в немногочисленные виртуальные карманы владельцев офиса. Делался бизнес, где время ‒ деньги.

«Разлетались тут философы, ‒ послышалось негромкое ворчание. ‒ Делом надо заниматься, а не думать, что попало. Реальность! Знаете вы, что такое реальность? Реальны лишь деньги. А там, хоть Феррари с Ламборгини, хоть домик на островах под пальмой, хоть красавица заморская… Можно даже президентом стать. Эго поднимется до уровня собственного небоскреба в Лас-­Вегасе. Вот она, объективная реальность, данная нам в ощущениях долларов и фунтов на счете».

А на экране всё прыгали цифры продаж со множеством зеленых и красных нулей. Курсор судорожно летал из одного угла в другой. Неотвратимо приближались дэдлайны. Мировые рынки акций вели себя, как всегда, непредсказуемо. В момент появления и первоначального бурного роста богатство плодоносило смыслом сугубо материального характера. Его можно было измерить простыми зелеными цифрами. Со временем уровень богатства и его рост перестали менять качественную картину. Нужен был рост роста и так далее. Достаточно быстро наступило полное насыщение, а нового смысла не появилось. «Глупые какие, ‒ подумал Хренов. ‒ Зачем им всё это? Зачем это соревнование, кто больше ухватит, эта вечная гонка за какими­-то банальными материальными излишествами? Зачем эти супермашины, суперсамолеты, острова и домик с завистью соседей? Мне вот сейчас абсолютно ничего не надо. Скажут “На, Вася, феррари красный, быстрый, мощный, как 500 лошадей”, а мне это незачем. Переосмыслил я ценности. А, может, сейчас просто время неподходящее? Нет, не надо. Это ‒ иллюзия. Она только кажется реальной, да и то не всегда».

В то время как менеджеры среднего звена мечтали подняться по карьерной лестнице и купить феррари, сотрудники более низших порядков стучали молотком по гвоздям, строили кирпичные стены, пекли хлеб, водили самолеты и пилили лес. В общем, делали то, что обычные люди обычно делают с 8 утра до 5 вечера. Все они жили в иллюзии, не осознавая того. В этой самой их банальной обычности и был некий тайный смысл. Хренову не хотелось его нарушать. Тем более, что ни хлеб, ни самолеты его в данные секунды не интересовали.

——————————————————

Из открытого окна на 22-м этаже послышались крики: «Солипсизм! Летит тут, не видит никого, кроме себя. Не от мира сего. Псих! Диагноз ему в лоб». Голоса звучали визгливо и крайне подозрительно. Здесь располагалась психбольница под модной вывеской «Ментальная клиника». На стене еле заметно покачивался портрет бородатого дядьки с сигарой. Ни на кричащих людей, ни на Хренова портрет не смотрел. Он обычно принимал пациентов глядя в сторону, чтобы не вызывать раздражения и видеть чистую картину восприятия мира, точнее, пытаться видеть. Для того, чтобы объективно видеть картину мира, надо самому быть приличным психом.

Вася помнил откуда-­то из книжек, что слово «солипсизм» было отчасти ругательным, отчасти загадочным. Обзывали им людей, сомневающихся в наличии объективной или какой­-либо другой реальности. Нет, мол, мира. Я ‒ один, и всё тут. А люди, деревья и даже галактики, где летают космонавты, ‒ выдумка, плод моего воображения. Захочу ‒ и поменяю местами черные и белые дыры. И никто на свете не помешает мне это сделать. Потому что нет никого на свете, кроме меня.

Хренов никогда не считал себя выше других, да и не был он солипсистом, как это могло кому-то показаться. Ведь он точно видел этажи, мимо которых летел, и слышал, как на одном из них кто-­то крикнул ругательное слово… Не собственное же это его воображение! А вот на иллюзию это очень даже походило. Как у фокусника, показывающего несуществующие карты, распиливающего пополам живую даму и летающего с подручными зайцами под потолком. Даже поставив на лоб диагноз и напичкав умными таблетками, психиатры вряд ли смогли бы помочь Васе. В лучшем случае обществу был бы возвращен строитель капитализма, готовый к труду, обороне и воспитанию собственной семьи. Этакий ручной законопослушный обыватель средних масштабов 21-го века. И 22-го века, наверное, тоже. Несмотря на все предсказания поэта Фридриха Ницше, люди так и не перерастают в суперчеловеков. Знатоки психиатрических профессий в большинстве своем решили называть людей словом «нормальный». Самые умные из них, однако, догадывались, что людям типа Васи не нужны ни диагноз, ни помощь. Да и поздно уже.

—————————————————-

На 21-­м этаже по иронии судьбы забыли закрыть кран с водой, из-за чего случился великий потоп. Образовалась большая воронка – Воронка Семейного Благополучия. В нее попадали все или почти все, кто был поблизости. Водоворот захватывал личности, и они практически моментально забывали свою прошлую суть, видя новые горизонты в каком­-то совсем другом, ранее не известном, но притягательном свете. Личности знали о воронках от родителей, друзей и знакомых. Сами они были прямым продолжением предыдущих водоворотов, и так продолжалось из поколения в поколение.

Не стоит думать, что все люди ‒ личности. Многие всю свою бессознательную жизнь так и не задумываются о собственном существовании и не подозревают о таком, казалось ­бы, простом факте. Они попадают в воронки, как им кажется, случайно и безо всяких на то причин. Течение несет их по большой реке, пока не вынесет в море, которого они почему-­то боятся и называют старостью.

Реки бывают прямые и извилистые, вертлявые в направлении, особенно в начале течения своего. Бывает, что две реки сходятся в одну, а по ее берегам цветет небывалой красоты морковь. Ее высокие ветки и размашистые листья заслоняют небо, а цветы привлекают необычным свежим ароматом. Кажется, что в ней какая­-то новая сила, доселе неизвестная реальность. Желто-­оранжевый дурман буквально сводит людей с ума, если посмотреть со стороны. Морковка, между тем, ‒ очень капризное растение. Требует только чистой воды, много солнца, простора на грядке и еще чего-­то необъяснимого.

Бывает и так, что река расходится на два русла, и заросли морковного наваждения теряют свой цвет, желтеют и вянут на корню. На таких берегах можно заметить необычно много зайцев и огородников с лопатами. Однако тех и других ждет лишь разочарование ‒ иллюзия ожиданий: нет ничего, что можно было бы выкопать, положить в мешок или съесть. Но надежды они не теряют! Особенно зайцы. А огородники могут бесконечно говорить на темы морковные, частенько придумывая всякие небылицы пошловатого содержания.

Прямо по течению реки встречается Озеро Практической Надобности. Тут по берегам морковка не растет, даже когда землю посыпают химическими удобрениями. Озеро это ‒ не грядка какая­-нибудь. Оно для другого: вокруг него нужно строить дом с мебелью и сажать деревья. Хотя больше по традиции — тут и так леса много. Место невероятно удобное, но самое главное ‒ его почва придает смысл всему происходящему, в том числе и прошлым мечтам о морковном счастье. Вся предыдущая реальность была именно для прибытия сюда, как бы ни приукрашали этот факт лирики и драматурги прошлого.

Озеро, расположенное прямо по течению реки, не заметить или обойти просто невозможно. Из озера вытекают совсем маленькие, еле заметные на первый взгляд ручейки. Существованием своим они целиком и полностью зависят от озера. Высохни оно ‒ и дождевой воды хватит разве что на день-другой. Но накопленной воды много, и потому бегут ручейки в разные стороны и разливаются всё шире и шире, превращаясь в полноводные реки. Однако нередко забывают они истоки свои, а также меняют русла и страны протекания. Бегут среди российских полей, американских каньонов да и много где еще – мир большой, и вода везде нужна. Она ‒ одинакова по сути своей и химической формуле H2O. В реках этих ‒ весь смысл будущего.

Нередко Озеро Практической Надобности теряет свою полноту, иногда вообще высыхает. Правда, бывает и так, что новые полноводные реки подбросят ему каплю, ­другую, а то, глядишь, и дождик пройдет. Но это уже не так важно. Озеро, долго пребывавшее в иллюзии своей надобности, так к этому привыкло, что менять смысл своего существования у него уже не получится. Да и незачем. Поддерживая круговорот воды в природе, практически все реки и озера на пяти континентах пребывают в иллюзии собственной надобности. Так было давно, наверное, всегда.

Теплыми летними вечерами можно долго любоваться морковными полями вдали, глядя в бинокль большого оптического разрешения из маленького домика на берегу. Туда, к небольшой тихой заводи иногда приходят черти и неторопливо крутят рогами черный виниловый диск со скоростью 33⅓ оборота в минуту. Эти исчадия сатаны коллективно балдеют под старомодный мотивчик «Иллюзия любви» Фрэнсиса Лея и чертовски нестройно подпевают. Некоторые даже по нотам:

Сентиментальные, бестии! Практического толка от них нет совсем. Только и умеют, что петь, плясать да козни строить. Никакой ответственности. Нельзя так, нельзя.

—————————————————

На 20­-м этаже внимание Васи привлек неоновой рекламой дорогой элитный ресторан «ѢѢ». В этом названии было что-­то исконно русское и в то же время некий налет старины. Буква «ять» встречается в конце слов только в старинных книгах, а тут аж две подряд и одновременно. «Дабл», как говорили злопыхатели-­западники.

Каждый театр начинается с вешалки. Каждый ресторан ‒ с обширного меню и карты вин. Как ни крути, все вешалки мира однообразны по сути своей. Меню же отличаются великим разнообразием и разбросом цен.

Еще в очень недалекой древности, когда даже сильные мира того не владели скрижалями Эпл, переключателями каналов ТВ и кнопками A и B игровых консолей Экс Бокс, а танцовщицы, факиры и фокусники прилично поднадоели, иллюзия вкуса, хочешь не хочешь, развлекала каждый день и не по разу. Повара­-кудесники были в большом почете. Изысканность вкусовых развлечений прогрессировала полным ходом наравне с воздухоплаванием и космонавтикой. Даже немного опережая.

Однако в городе Васи Хренова уже давно свирепствовал капитализм. Невидимая рука шотландца Адама Смита выгоняла людей на работу, заставляя производить нужные всем товары и предоставлять еще более востребованные услуги. Та же самая рука (а, может, и другая – Смит не был одноруким) подталкивала человека в спину, чтобы он мог получить как можно больше калорий в единицу времени, потратив при этом как можно меньше денег. Это, конечно, в теории и в обеденных забегаловках на улице. Калории нужны всем. Одним святым духом от природы не отделаешься. Проворные торговцы быстро поняли, что, создав иллюзию вкуса, можно быстро наполнить калориями организмы рабочего и мещанского сословий. Возможно, даже и колхозной интеллигенции, притом по сносной цене. Так сказать, и мыши целы, и кошки сыты. Для ощущения поедания бутерброда и картошки (а это всё, что нужно среднему потребителю на обед) совсем не обязательно выращивать реальные продукты, как это делали тысячелетиями ранее. Аромат рыбы или брусничных ягод запросто создается химической формулой. Удобно! Плюс экономия финансовых средств на каждом шагу. Законно заработанных средств, заметьте. На сбережения можно купить новый телевизор.

Но «ѢѢ» на 20-м ‒ это не какая­-нибудь дешевая забегаловка. Сюда простые люди на такси не ездят. Здесь подают блюда из овощей, мяса, рыбы и из чего-­то морского непонятной формы, приготовленного специально привезенным для этих целей китайцем. Карта вин покрывает всю географию зарубежных стран и их окрестностей. Один из главных деликатесов ‒ вино «999» розлива 1982 года непередаваемого особого цвета и запаха. Французские гурманы, эти настоящие ценители ароматного бордо и игристого шардоне, давно мечтают побывать в «ѢѢ», но дороговато им тут: курс валют невыгодный. Да и добираться далеко.

Для местных людей, в силу кошелька попавших на 20-­й, создается вкусовая иллюзия другого порядка. Но это только иллюзия. На самом деле тут всё то же самое, что и во всех забегаловках города, но только не для всех. Часть иллюзии ‒ белые скатерти и шикарный вид из окна на городские просторы внизу. А самое главное ‒ взгляды других посетителей, отраженные в собственных глазах: «Могу позволить себе “Дабл Ять”, иллюзию эту»!

—————————————————

Рабочие столы издательства «Верный путь» по праву занимали всё свободное пространство на 19-м этаже, за исключением углового кабинета главного редактора. Газета «Путь» существовала здесь уже давно, но в связи с поворотами последних десятилетий и неоднозначностью суждений пришлось добавить в название слово «Верный». Для уточнения. Как известно, бумажные газеты сейчас не очень популярны, а молодежь вообще не знает, как ими пользоваться. Чтобы идти в ногу со временем, в издательстве «Верный путь» поставили на столы компьютеры, создали интернет­портал, запустили радиовещание и трансляцию новостей по каналу ГорТВ с одноименным названием. Всё это забурлило благодаря наличию соответствующего сертификата (полный номер 31415926535­-ЕЦФМГ), зарегистрированного в Едином Центре Федерального Министерства Глупостей.

«Верный путь» каждый день рассказывал обо всём на свете ‒ о погоде, о фактах большой и средней политической важности, о курсах денежных знаков, о врагах и их разновидностях и даже о том, как быстро продать козу или выйти замуж. Путисты твердо верили в однозначную правдивость всего, о чем вещали. Они создавали информационное поле ‒ этакое новое оружие века.

Верили этому и благодарные слушатели, читатели и особенно смотрители. «Верный путь» поддерживал некую фактическую реальность, сомнения в которой были совершенно неуместны. Реальность эта запросто могла существовать сама по себе, не требуя подтверждений или опровержений извне. Даже само «извне» в какой-­то момент стало излишне.

Среди прочих СМИ (средств массовой иллюзии) именно «Верный путь» выделялся прямотой, верностью (откуда, собственно, и появилось название), а также необыкновенной доступностью изложения широким народным массам, казалось бы, сложных аспектов бытия. Равное среди равных, оно заслуженно было первым по популярности СМИ в городе. Чем больше люди читали, смотрели или слушали «Верный путь», тем больше им хотелось это делать. А ведь такое заслужить непросто!

Среди путистов попадались такие, которые вечером тайком травили анекдоты крамольного содержания то про дождь, который не пошел, как предсказывали, то про старого козла, который всем надоел, а то и про сам «Путь»! В анекдотах высмеивалась и ставилась под сомнение реальность «Пути» в информационном поле со всей его, казалось бы, непререкаемой однозначностью. Нет, на работе, будучи профессионалами высшего класса (а других тут и не держали), путисты, конечно же, выполняли свое нелегкое дело на все сто. Глядя на их публикации и даже в глаза, ничего, кроме твердой уверенности в «Верный путь», не возникало и не могло возникнуть. Создавать массовые иллюзии для других и самим верить в них, даже временно, ‒ высший пилотаж профессии. Говорят, самые успешные шпионы и предатели искренне верят собственному вранью, а потому неуловимы.

Хренова не очень интересовали предсказания дождей на полях врагов. Он видел массы людей отдельно взятого города, живущие в собственной коллективной иллюзии, но не мог с этим ничего поделать. Это была данность. Да и что можно с ними поделать? Рассказать про то, что из центра шара не видно шар? Что есть другие шары? Что вообще никакого шара нет и не было? Не поймут, да и побить могут. А даже если и поймут, то только как иллюзию новой реальности. Переименуют информационный канал в «Новый путь» и повторят те же самые грабли, только в профиль. А смысл? Ведь недаром сумасшедшие на 22-­м этаже не знают, что они сумасшедшие: дирекция делает для этого всё возможное. Так лучше всем.

—————————————————-

На 18-­м этаже поселились астрологи и наркоманы. У первых прогнозы, лекции и книжки продавались не очень хорошо, и потому приходилось делиться уголком под потолком. У вторых со средствами на существование всегда было, мягко говоря, худо, и потому они были рады любому закрытому от посторонних глаз (особенно глаз закона) потолку. Наркоманы не были противниками закона ‒ им было всё равно. А вот он их как-­то недолюбливал. Так сложилось исторически. Во все времена правители, самоутверждаясь, использовали монополию на иллюзии. Это ‒ неотъемлемая часть легального порядка вещей. Сурового и справедливого.

Поначалу астрологи и наркоманы построили посреди этажа стенку эзотерического непонимания. Особенно настаивали на разделении физического пространства астрологи, среди которых были представители смежных профессий, шарлатаны разных мастей и даже умные люди с университетскими дипломами. Ответ наркоманов был прост: «Ах, делайте, что хотите! Можем даже эзотерические кирпичи вместе потаскать на стройку. Только недолго. Но вот если ровную стенку хотите, то уж лучше сами. У вас там карты, звездные линейки и измерения. А у нас сами знаете что».

И астрологи, и наркоманы, и даже примкнувшие к ним разнообразные читатели мыслей на расстоянии общались с космосом. Они делали одно и то же, можно сказать, общее дело, но по-разному. Понятно это стало, когда от стенки отвалилась пара эзотерических кирпичей. То ли раствор эфирный пересох, то ли каменщик был недобросовестный. А может, это была команда из космоса (этого, по крайней мере, никто из присутствовавших не отрицал). Увидев настоящую суть друг друга, попробовали убрать еще парочку кирпичей. Оказалось, что это совсем несложно. А вообще, зачем эту стенку строили? Ну-­ка, где тут большой молоток! Сказано ‒ сделано.

Эзотерики всех пространств, объединяйтесь! Нашли какой-­то старый зеленый флаг (про цвет были возражения со стороны наркоманов, но всё же договорились), на котором что-­то подобное уже было написано. Подправили пару букв и повесили на потолок. Космос един! И общаться с ним надо вместе. Дух коллективизма. «Нам космос строить и жить помогает» ‒  послышалось из глубины комнаты. Откуда эти заклинания? Наверное, наркоманы чертовы придумали. Накололись марихуаной своей, несут неизвестно что.

В подтверждение чистоты мышления и авторского права последними была предоставлена старая пластинка на 40¼ оборотов в минуту красного цвета с переходом на сине-голубой оттенок с левой стороны круга. Ну и с песней похожего содержания. Не все слова совпали, однако довод был очень убедительный.

Увидев Хренова за окном, обитатели 18-го этажа сказали почти одновременно: «О, наш летит!». «Это какой ­такой ваш?» ‒ возмутился Вася, который не считал себя ни наркоманом, ни астрологом. И вообще, к подобным шуткам он относился очень отрицательно. В космос ракеты межпланетные летают, телескопы глядят. Там взрывы, звезды и сверхэнергии всякие. При чем тут наркоманы?

Вася никогда не хотел, как многие подростки его поколения, стать космонавтом. Да и не взяли бы всё равно. Зато он умел запросто создавать любые иллюзии в любой обстановке, даже в данной. Он их и раньше создавал, только делал это не так быстро ‒ времени было полно, а осознания мало. Да и травка попадалась не всегда хорошая. Хотя, как оказалось, она совсем и не обязательна – просто часть иллюзии. И не более. Некая входная дверь с размытыми очертаниями и запахом скунса. К тому же не единственная. И вообще, почему туда нужна какая-­то дверь? От кого запираться-­то? Иллюзии доступны всем, всегда и совершенно бесплатно, без билетов. А то продавцы билетные ‒ все шарлатаны и прохиндеи. Самый первый из них, тов. О.Бендер, продавал билеты в Провал, не имея никакого представления о том, что это такое.

А вот от злоупотреблений алкоголем действительно лучше воздерживаться. Дольше жить будешь в объективной реальности и согласно общественно-­моральному устройству.

Не понимал Вася ранее, а вот сейчас понял: иллюзию космоса можно создать гораздо проще и быстрее, не летая далеко и не строя межгалактический телескоп. Есть много альтернативных и более древних способов, чем формулы Циолковского и Гагарина. Конечно, лететь на ракете престижно и почетно. Покажут по телевизору, забросают цветами, будут носить на руках, дадут медаль. Даже убить могут ненароком. Завистники кругом, что поделать. Но поскольку, как утверждают эти пытливые умы на 18-­м, космос един, их ощущения и фундаментальные исследования фактической реальности принципиально не отличаются от первопроходцев звездных орбит. Дело в мелкой семантике и игре слов. У каждого своя иллюзия. А когда много людей видят похожие иллюзии, то это ‒ коллективный опыт, работа команды, так сказать.

Астрологов и наркоманов много, а говорят примерно одно и то же.

—————————————————

На 16½ этаже  обитал Средний Класс. Говорят, в городе он был самым многолюдным, что приносило в казну основную часть налогов. В каком-­то смысле Средний Класс был опорой общественного устройства.

Пол на всем этаже был расчерчен по-линейке на квадратики разных размеров. В каждом из них люди построили собственные картонные домики, почти игрушечные, огражденные заборами. Такая глупость все эти домики с каминчиками! Рядом зеленели маленькие деревья и трава. Тут и там были разбросаны почти игрушечные магазины, кинотеатры, офисы и спортивные стадионы. Разноцветные почти игрушечные машинки перевозили людей от дома до магазинов и обратно. Такая что ни на есть повседневная жизненная реальность продолжалась на 16½ этаже уже давно.

Основой Среднего Класса была иллюзия собственности. Иногда ее называли материальным благополучием. Среднеклассники твердо стояли на ногах, с гордостью указывая на собственный (именно собственный и никак по-другому!) картонный домик с фонтанчиком у входа, широким экраном телевизора на стене и автомобилем минивэн марки Lexus в собственном гараже.

Среднеклассные женщины в свободное время посещали клубы восточной гимнастики и гордились отсутствием жира по бокам. Их украшали средние наряды из переплетения золотых и бриллиантовых ниточек. Среднеклассные мужчины, эти истинные добытчики материального мира, гордились продвижением по служебной лестнице и стабильностью положения. Их украшали названия профессий и должностей, дорогие часы и завистливые взгляды соратников по этажу.

На этом этаже все работы были хороши. Одни приносили много денег и подпитку для собственного эго работающего, но имели мало смысла. Другие были со смыслом, но малооплачиваемые. Прагматический баланс находился посредине, а недостающую половинку всё равно приходилось наверстывать.

Среднеклассники понимали, что яхты под парусами от Lamborghini им не светят. И на 23-­й этаж их просто так не пригласят ‒ там своих хватает. Материальная иллюзия другого полета, хотя той же самой вещественной сути. Да и не надо! Домик бы получше, комнаток побольше, автомобиль мерседес, позеленее травку у порога, детей через университет провести да отправить в их собственное среднеклассное путешествие. Все прагматики так поступают. Вполне довольные на вид, даже улыбающиеся, они могли увлекаться разговорами о политике, долго рассуждать о вкусной еде, успехах местных спортивных команд, автомобильных марках и выгодных тарифах мобильных телефонов. Прекрасная половина общества часто обсуждала моральные устои супружеских пар соседей среднеклассников и знаменитых актеров кино.

Вся красота и многообразие мира в представлении обитателей этого этажа сводились к одной реальности — зоне их личного комфорта. В нее входило только то, что можно построить, потрогать, надеть и поставить в гараж на зависть другим обитателям. Бездонным пространствам и галактикам персональной вселенной просто не оставалось места. Личный космос был скрыт от телескопов воображения плотными облаками практической необходимости и считался уделом людей чокнутых, не от мира сего.

Иллюзия прагматиков средней руки состояла в том, что окружавшие их предметы, люди, отношения, заслуги и даже трава у дома принадлежали им постольку­-поскольку. Ведь надобность всего и всех, даже самих среднеклассников, могла быть только практической. Стоило потерять работу, не заплатить по кредиту, как дом ‒ тот самый, с фонтанчиком и прибитой на стенке большой картиной ‒ невидимо и стремительно уходил из категории «мой» в какую-­то другую, менее привлекательную.

Отношения собственности и семейных обязательств в корне своем были чрезвычайно практичные, несмотря на все золотистые побрякушки символического характера. Они долго строились, но быстро рушились. Примерно, как карточный домик. А какой прагматик строит собственный дом, эту основу основ мироздания, из игральных карт? Да практически каждый!

Кроме них, как оказалось, ничего никогда на 16½ этаже не было, быть не могло и даже не ожидалось. Понимая свое место в жизни, единственная надежда была на подрастающее поколение. Ради них всё и было на просторах этого этажа ‒ и домики, и качели, и спортивные секции, и школы. Вот вырастут, выучатся уму-­разуму, заведут свой домик картонный неподалеку…

Сказать по правде, карьера мещанина никогда особо не привлекала Хренова. Скучно с вами, господа. Скучно! И дамы тоже.

————————————————-

Пролетая 15-й этаж, Вася вдруг ощутил эйфорию вечного беззаботного существования. Здесь и сейчас! Без оглядки на время! Что вообще такое, время это? Кто его придумал и зачем? Не смотреть на циферблат часов и не считать календарных лет, а просто бесконечно лететь с огромной скоростью куда-то в неизвестность. Жизнь казалась вечной. Полет — всё. Цель — ничто. Так было всего лишь долю секунды назад. Но почему, почему именно сейчас об этом подумалось? И нельзя ли эту мысль открутить обратно, забыть? Нет. Нельзя. Рукописи обладают противопожарными свойствами, а мысли не забываются. Они приходят почти что случайно и живут потом вместе с нами все оставшиеся этажи.

Как первые годы детства затерялись в памяти, так и средние этажи подкрались совершенно незримо. В какой-то момент Хренов поймал себя на исключительно новой для себя мысли — большой отрезок полета уже позади, хоть смотри на циферблат, хоть нет. Он прошел незаметно, как иллюзия. Остались только мысли о нем, мысли о тогдашних мыслях и чувствах, да несколько черно-белых фотографий на память. А был ли он вообще? Если так дальше пойдет, то ведь и от теперешнего “сейчас” ничего не останется.

Говорят, на середине любого пути приходит некое осознание его сути, что почти недоступно в начале и абсолютно понятно, но равно бесполезно в конце. Хренов слышал об этом от знакомых, где-то что-то читал, возможно видел похожие сюжеты в кино, но никогда не придавал особого значения. Его удивляло, как можно ни с того ни с сего начать украшать свой образ дорогими игрушками для взрослых, домами, часами, титулами, важничать в костюме и галстуке и в то же время подражать молодежи в джинсах и футболках. Шутили еще, что размер лысины с лихвой компенсируется дороговизной и крутостью автомобиля (если позволяют деньги), а также молодостью белокурой девицы на пассажирском сиденьи. Зачем люди именно в этот период так отчаянно стремятся взвинтить собственную значимость, что со стороны часто выглядит безнадежно и по-клоунски смешно?

А может, это просто некая мысленная вершина, и дальше — только вниз, притом всё быстрее и быстрее? Надо хватать впечатления за хвост, иначе возможность эта уйдет и, скорее всего, безвозвратно. И вовсе не потому, что источники впечатлений пропадут с лица земли. Нет, наоборот, они станут еще доступнее. Просто исчезнет возможность их восприятия. А пока она есть — полный вперед!

В правильности направления движения, а равно и в головокружительной скорости, увеличивающейся в каждую секунду на 9.8, у Хренова в данной ситуации сомнений не было. Не давала покоя лишь одна простая, но неприятная и навязчивая мысль: если я про это думаю, значит ловить уже нечего. Самое интересное прошло. А как незаметно-то! Середина пути — есть ни что иное, как самая обыкновенная иллюзия со всеми вытекающими обстоятельствами.

В этих сентиментальных мыслях, крутившихся в голове, Вася незаметно пролетел не только 15-й, но и 14-й этаж.

—————————————————-

Большие окна без штор на 13­-м этаже были залиты ярко-красным светом. Здесь без всяких вывесок и разъяснений уже не первый год промышлял безобразиями известный на весь город притон. В здании кнопка лифта с номером 13, как водится, отсутствовала (то ли из-за людского суеверия, то ли по причине действующих правил морального кодекса, настойчиво требующих отсутствия на карте мироздания всего тринадцатого). Представительницы одной из самых консервативных профессий предлагали в разнообразных соблазнительных формах уйти от нудной объективной реальности в некую другую — увлекательную, полную новых ощущений и полетов фантазии. За не очень умеренную плату, естественно.

Кому-­то из них по молодой наивности своей хотелось сладкой жизни да побыстрее. Кому-­то не терпелось скопить сумму, пока получается, а уж потом взяться за ум ‒ завести семью, обосноваться дома и варить суп. Была маленькая надежда, что в артистки возьмут, на сцене петь научат, хотя такое бывало не часто. Кому-­то хотелось убежать от безысходности, а кому­-то ‒ просто от неумения делать что-­то иное, полезное обществу. Получалось, что обитательницы 13-­го создавали иллюзию отчасти для себя. Природа далеко не всех их обделила красотой. Красота, помноженная на инстинкты посетителей, ‒ могучая сила. Возможно, ей когда-­то даже придется спасать мир. А пока она ‒ вот тут, на 13-­м этаже. Традиционно. Вполне консервативненько.

Лингвистический отступ вправо: американские политические деятели из партии «ГОП» напрасно считают себя консерваторами. Они понятия не имеют, что такое настоящие консервы, да и речи народные у них получаются не очень. Но это ‒ их иллюзия реальности. Их коллективный разум. У Васи иногда возникало философское сомнение в самом существовании разума как такового, особенно на примерах лидеров последних десятилетий.

Праздные прохожие похотливо поглядывали на окна 13-го этажа. Чтобы массы не пребывали в оптической иллюзии, на окнах красовался знак перечеркнутого фотоаппарата с надписью красным шрифтом «Имейте совесть!»

Между тем, с 13-­го этажа доносились слегка приглушенные голоса, томные и не такие визгливые, как на 24-­м. Однако что-­то тотчас подсказало Васе: ничего особенно нового в реальности этих голосов нет, не было и не следует ожидать. Да и реальность эта, вообще говоря, ‒ абсолютно такая же банальная, как и та, от которой несколькими этажами выше он твердо и однозначно шагнул вниз. Обманщицы они, русалки эти разноцветные. Обманщицы! Философия их консервативной профессии банальна и глупа. И те из них, которые попроворнее умом, не могут этого не видеть.

Хренова они заметили быстро, однако особого энтузиазма по поводу встречи не проявили. И дело не столько во внешности Васи. Они всякого повидали в своей карьере. Не каждый посетитель ‒ Ален Делон. Профессиональные навыки с использованием математической формальной логики 3-­го порядка подсказывали, что ни денег, ни, тем более, времени у Васи нет. Несколько русалок на всякий случай безразлично улыбнулись в сторону окна ‒ а вдруг клюнет? Приходится использовать каждый шанс, даже если он крайне маловероятен.

Сам же Вася подумал: если и была бы возможность ненадолго отменить закон Ньютона и залететь на 13-­й этаж, не стоит тратить столь драгоценное время и несколько долларовых купюр на подобные глупости. До вечности осталось всего ничего ‒ лучше подумать о главном.

——————————————————

12-­й этаж Хренов пролетел незаметно и без особых мыслей. Там находилось казино. Яркие вывески, нарисованные на потолке небо и облака, котировки акций, возможность моментального выигрыша и бонус-­карта на посещение этажа выше. Однако наиболее вероятным исходом было пустое времяпровождение и неминуемый проигрыш.

Профессора изобретали всевозможные теории, как эффективнее одним владельцам котировок обыграть других. Они защищали научные диссертации о влиянии частоты изменения котировок на вероятность улучшения жизни игроков. Были и другие темы, но смысла во всем этом цирке из цифр и понятий было не очень много. Большинство игроков вопреки диссертациям, о существовании которых они и не догадывались, теряли фишки казино с поразительной быстротой. А немногочисленные счастливчики не знали, как горы фишек превратить в субъективную радость со смыслом. Ничего более умного не оставалось, как продолжать играть. В игре был хоть какой-­то минимальный смысл.

Продавцы котировок обещали хорошую прибыль, если купить фишки прямо сейчас. Будучи профессионалами, они в течение нескольких минут убеждали невинную жертву собственной жадности в светлом и счастливом будущем. Они создавали иллюзию. По дороге в это самое будущее оказывалось, что фишки успели существенно обесцениться, но продавать их сейчас глупо: потеряется много честно заработанных ранее финансовых средств. Они пересоздавали иллюзию, и так продолжалось годами. Всё, что требовалось каждый раз, ‒ поддерживать иллюзию выше уровня достоверности, при случае обвиняя всех и вся в ее несоответствии реальности. А что такое эта реальность среднего уровня биржевых показателей? Про нее говорят по радио, пишут в газетах и в умной сети Интернет. Однако это не делает ее ни на доллар более реальной, чем исчезающие с поразительной быстротой фишки собственных ставок. Это даже не иллюзия реальности, а простое надувательство. Подобным занимались с давних времен разные фокусники и колдуны, начиная с чародеев, звездочетов и кончая вокзальными жуликами-наперсточниками.

——————————————————

На 11-­м этаже работали программисты. Это особая порода людей довольно странноватых. Они много знали, но бывали замкнуты так, что слова не выдавить. А иногда чересчур разговорчивы, что не остановить. Образ бородачей в очках, склонившихся над кипой бумажных распечаток с дырочками по бокам, желающих рассчитать на умной ЭВМ доселе не рассчитанное, в перерывах читающих дерзкий самиздат, безнадежно устарел.

В тот день, когда мимо пролетал Хренов, программисты строили ни больше ни меньше как очередную версию реальности. Никто не считал ее иллюзией. Погружаясь туда, человек попадал в совершенно другой мир, который назывался виртуальным. Слово это (от латинского virtualis) означало, что новый мир возможен. То есть нельзя сказать наверняка, что мир есть, но и утверждать, что его нет, неверно. Ну, вот же он! Всё видно, слышно, даже походить по окрестностям можно. Пострелять. Мячики попинать. Программисты всегда придумают объяснение, понятное до конца только им самим. Хитрые! Только бы не ездить “на картошку” осенью.

Программа реальности состоит из множества воображаемых программистами объектов, каждый из которых имеет свое имя, свойства характера, манеру поведения и даже связи личного характера. Всё это, превращаясь в неимоверное количество ноликов и единичек, переходит из воображения создателей в «воображение» компьютера. Сами нолики и единички тоже не настоящие. Так принято называть наличие и отсутствие электричества в проводочках внутри дьявольской машины. Как плюс и минус у батарейки. Ну надо же их как­-то называть. Компьютер бегает своими электрическими мозгами (а других у него и нет!) по этим ноликам да единичкам, меняя их по пути с быстротой молнии, когда ему вздумается. Всё это волшебство зажигает малюсенькие точки на экране или в специальных очках, надетых на глаза игрока, который таким образом погружается в новую реальность, доселе не существовавшую, а еще лучше сказать, в иллюзию игровой реальности. Сколько на свете реальностей? Ответ программиста будет абсолютно однозначным, равно как и бесполезным: «24. И еще 3 новых в бэта-версии». Бэта ‒ это когда реальность не до конца проверена и, значит, не готова для погружения в нее.

Кажется, они забыли, что такое жизнь.

Игроки со стажем живут в этих реальностях большую часть свободного времени. Примерно, как во сне. Для этого совершенно не нужно быть философом и даже учить школьную математику. Реальность управляется с пульта, на котором 5­6 кнопок. При неудачах фатального характера (падение с самолета, выстрел в упор из супербластера) участники этой реальности запросто возвращаются к жизни, моментально забывая неприятные моменты своей истории. Их мир прост.

В данный момент Васе очень понравился именно этот несложный элемент бытия.

—————————————————-

10-й этаж по личному распоряжению губернатора при стопроцентной поддержке Горсовета был полностью отведен под Школу молодых умников (молоумов). “Умная молодежь — наше светлое будущее” — гласил плакат на стене справа. “Если песню запевает молодежь” — вполне жизнеутверждающе вторил транспарант над дверью. На стене слева висели многочисленные вымпелы и награды за выдающиеся заслуги в развитии ума, за победы на городских научных олимпиадах по физике, химии и математике, в интеллектуальных дебатах на тему “Есть ли бог на Марсе?” и даже в соревнованиях по скоростной разборке средневекового арбалета.

Стать молоумом мог любой учащийся. Нужны были лишь рекомендация от двух членов Школы и личное заявление этого любого с объяснением, почему он хочет дружить с умом, обязательно закрепленное подписью. Ежемесячные взносы были чисто номинальные, по карману каждому. Они предусматривались больше для порядка и дисциплины. Требовались также хорошее поведение и морально устойчивый характер. Возрастные ограничения существовали, но поддерживались нестрого. Среди молоумов встречались явно вышедшие из возрастной категории “молодежь”. Выглядели они, по меньшей мере, странновато, но остальные на это закрывали глаза.

Все молоумы должны были носить специальный значок в виде небольшого флага синего цвета с золотистой надписью “Ум”. Слова “Честь и Совесть” были выгравированы мелким шрифтом чуть ниже.

Молодым умникам разрешалось буквально всё, связанное с повышенной мозговой деятельностью: они глядели в микроскопы, клеили воздушных змеев, строили модели реактивных самолетов, решали математические задачки, паяли электрические провода по схемам, одевались рыцарями и королевами, читали старинные мудрые книжки. Их воображению не было предела.

Молоумы свысока поглядывали на сверстников, играющих в футбол или компьютерные игры либо смотрящих телевизор с утра до вечера. В телевизоре том ума — кот наплакал. Жвачка какая-то, не прекращающаяся ни днем, ни ночью, с понедельника по следующий понедельник. В противовес этому умники создавали свою реальность, отдельную от всего остального, уникальную по своей природе и необычности. Они верили в нее свято и чистосердечно и даже не могли представить жизнь без сражений на деревянных мечах, без космических полетов в самодельной ракете на Марс, без путешествий в прошлые времена и без философских дискуссий с авторами древних книг. Молодые умники даже не подозревали, что однажды все эти миры рухнут, как карточный домик, от одного лишь слова, случайно промелькнувшего в их собственных головах: иллюзия.

Хренову не раз предлагали вступить в это элитное общество городской молодежи. И рекомендации нашлись, и моральный облик был на должном уровне, и объяснительную записку Вася написал бы запросто — с фантазией у него было всё в порядке. Но вот подпись его почему-то удерживала.

Забавные они, молоумы эти. В будущем из них получатся хорошие банкиры, политики, профессиональные бандиты и прочие прохиндеи. Может, даже сам будущий губернатор.

Возможно, Вася уже тогда смотрел на мир немного проще. Нет, до понимания иллюзии было еще много лет, и он не отдавал себе отчет о причинах случайной нерешительности. А может, звезды астрологически были не на месте. Так или иначе, в Школу молоумов Вася не вступил и сейчас, пролетая мимо. Но сожаления об этом весьма незначительном факте личной истории он не испытывал. Глупости всё это.

Иллюзия. А для чего же еще на свете молодость? Эх, где мои семнадцать лет!

—————————————————-

На 9-м этаже прочно расположились художники, музыканты, артисты и другие представители дисциплин творческого труда. Нет, конечно же денег у них не хватило бы и на 5 минут аренды целого этажа да еще в таком престижном здании. Просто у одного из них оказался старый знакомый с 23­-го, состоятельный и солидный бизнесмен. Денег у него было гораздо больше, чем талантов и воображения. Будучи хорошим менеджером, он, не долго думая, решил, что смысл можно не строить самому, а купить. Например, предоставить пространство существования всей этой многоликой и многоголосой толпе без особых личных сбережений и портфелей акций, а там, глядишь, они чего нарисуют или споют. Кое-кто усмотрит в этом творческое участие менеджера, назовет меценатом. Вот и в известность дорога. А это какой- ­никакой, но все­-таки смысл.

Не все творцы творили, некоторые жулили самым бессовестным образом. Пользуясь оказанным им высоким финансовым доверием, подменяли творчество ремесленничеством: рисовали, пели, писали на потребу широким слоям городского пролетариата да еще и за деньги. К высокому не стремились. Знали они пару лазеек в места злачные: частенько захаживали на 13-­й этаж как бы за вдохновением и на 18-­й за зельем весьма странного содержания. Там и тратили большую часть грошей, заработанных трудом и талантом.

Были среди них и честные борцы за творческую идею. Идеалисты, можно сказать.

Что отделяло пламенных творцов от пошлых ремесленников, так это чистосердечное признание иллюзии, создаваемой ими каждый день с зельем или без него. В ней и находились они большую часть свободного времени. Реальность их иллюзии была настолько достоверной и правдивой, что весь остальной мир, казалось им, располагался за ее окнами и дверьми, куда им приходилось время от времени выходить для разнообразия. И за деньгами еще. Все сочиненные ими нотки да словечки были нереальны и эфемерны. По крайней мере, уж точно не походили ни на домашнюю мебель, ни на машины, ни на горы. Разве что на облака, которые к реальности трудно отнести. Они, по сути являясь плодом воображения смотрящего на них, могут быть чем угодно.

Ода облакам:

Облака ‒ верх иллюзии.
На них можно смотреть и любоваться часами, задрав голову к небу.
Казалось бы, всего-­то белые кусочки из воды на синем фоне.
А какое бесконечное разнообразие форм!
Облако может быть котом, рыбой, мешком с деньгами, мрамором, бараньей шкурой, цветком розы.
Или всем этим одновременно.
Оно может мило улыбнуться, фиолетово нахмуриться или сурово пригрозить молнией.
Может исчезнуть в небытие без обязательств и предупреждений, а потом без них же появиться в другом месте за тридевять земель.
Ничего постоянного, всё в движении каждую секунду.
Облакам чужды жадность, ревность, зависть и еще миллион проявлений человеческого эго.
С ними можно подружиться и плыть, правда, только мысленно.
Облака не улетают в космос и не опускаются до земли.
Они абсолютно свободны.
И так – миллиарды лет.

Глядя на облака, Хренову всегда казалось, что они живые и настоящие. А он и еще много кто на свете ведут какое-­то пассивное существование постоянных форм, измеряемое днями и десятилетиями. Хотя, в общем­-то, и это сейчас иллюзия.

Спорят, бывало, собравшиеся на 9-­м музыканты и художники, какого цвета аккорд до ­мажор. Шумно спорят, доказательно.

— Красного! Конечно, красного!

— Как же красного? Белый он. Однозначно. Чистый, самый главный, незапятнанный бемолями всякими.

— Да какой же он белый? Вы послушайте только. А если 7-­ю ступень добавить, блюз получится. Голубой он, голубой, говорю вам!

— Сам ты голубой.

Ну и всё в таком роде.

С моралью на 9-м постоянно была полная сумятица. Свод морального кодекса время от времени менялся. Он был величиной плавающей, зависящей от творческого настроения своих создателей и состояния небесных светил. Когда светила были достаточно яркие для написания новых стихов, мелодий или картин, всё остальное уходило на второй план, как бы не существовало. Ну а потом получалось, как получалось. Затухающие светила вызывали депрессию и разочарование в содеянном. Вплоть до выхода из иллюзии в форточку реальности.

Музыка ‒ самая чистая форма человеческой мысли. В мелодии, ритме и аккордах нет ничего практического. Восприятие звуков не испорчено надобностью понимания. В музыкальном пространстве можно всё. Нет силы притяжения к центру, надуманной объективности, но вместе с тем есть гармония. Удачные сочетания вибраций воздуха воспринимаются непосредственно, интуитивно. Они запросто могут вызвать восторг без видимых причин, заставить плакать и улыбаться одновременно. Музыкальные вибрации бесплотны. Воздух, струны и клавиши ‒ лишь средства.

Надо сказать, что в последние несколько столетий музыкальные звуки стали использоваться как попало. Расплодились прохиндеи-­развлекатели, жадные до наживы, начали продавать вибрации, как картошку на рынке. И, как ни странно, нашли множество покупателей.

Надобности рационально понимать гармонию в музыке, к счастью, так и не появилось. Зато нашлась практическая польза от нее ‒ сопровождает танец, процесс еды, тело в мир иной, звучит через громкоговорители в лифтах и туалетах, как фон машинной езды, создает маленький звуковой мир в персональных наушниках…

Обитателей 9-­го этажа интересовала сугубо творческая сторона дела. Хотя и среди них встречались креативные, талантливые люди, но всего лишь развлекатели. Эволюция Дарвина молчит, как рыба, почему первобытные обезьяны рисовали на стенах своих пещер. Их никто не понимал. Ни супруга по пещере, ни сослуживцы по поимке мамонта не могли уразуметь, зачем глупый тратит драгоценное время, да еще портит древние обои, с таким трудом отвоеванные у природы? Его фантазии, эти немногие сохранившиеся незатейливые иллюзии из полосок на камне расшифровали благодарные потомки спустя только десятки тысяч лет. Люди и сейчас пишут на стенах виртуальных пещер, не осознавая для кого и зачем и не ожидая понимания. Глупостей и пошлости много. Ничего не поделаешь ‒ мельчают людишки, за практическими смыслами да инстинктами бегают. Хорошо, что виртуальные скрижали долго не живут. Хотя, кто их знает? А может, творчество само по себе ‒ мощный антидепрессант, сильнее наркотиков с 18-­го и психиатров с 22-­го?

Вася не был художником и плохо танцевал. Стихи не рифмовались, а ноты не шли одна к другой. Да если бы и шли, представьте себе «Первую симфонию Хренова до ­мажор. Голубого цвета». Звучит! Однако иллюзия творческих людей была Васе близка. В ней он что-­то ощущал! Если не сам смысл, то нечто на него очень и очень похожее. Близкое по духу. В иллюзии все живут, но того не ведают. А тут знают, и в открытую говорят об этом.

—————————————————-

За большим окном 8­-го этажа на прозрачной двери красовалась надпись «Выхода нет!» Вася уже привык к глупостям на стенах и заборах. Двери от них не так далеко ушли. К тому же, если написано «нет», это значит, что может быть. А иначе, зачем было бы писать? Ну, а если может быть, значит выход есть. То есть это повод для оптимизма в нужную минуту. Выход есть! Надо просто немного подождать. Терпение, господа. Терпение!

От осознания такого оптимизма почему­-то стало ужасно одиноко. Летит себе какой-­то Хренов, всё теперь понял, даже выход увидел. А поделиться не с кем, да и времени катастрофически не хватает. Собственная карманная радость понимания таких важных вещей, как надписи на дверях, но не разделенная ни с одной живой душой, способной понимать, так и останется одинокой иллюзией. Неразделенная радость ничем не хуже, чем безответная любовь. Где-­то в глубине души Вася верил в возможность понимания. Вокруг всегда было много людей, но, как оказывалось рано или поздно, их интерес к мыслям Хренова и к нему самому в конечном итоге всегда был практический. Часто завуалированный и неявный. А иногда его и вообще не было. Это, в сущности, примерно одно и то же. Даже романтические отношения в молодости и их имитация в зрелые годы были не более, чем началом большой реки, впадающей в Озеро Практической Надобности. Хлам воображения, и только. Угроза бесконечного одиночества.

«Бесконечный минорный блюз ‒ сказали бы музыканты с 9-­го. – Двенадцать тактов в соль ­миноре, по кругу, в одинаковом темпе и до бесконечности». Они разбирались в иллюзиях, как никто другой.

—————————————————

Восточную половину 7-­го этажа занимало Общество целителей оккультных наук. Окна на восток способствовали общению с энергиями высших порядков и космических сфер даже через новенький двухслойный стеклопакет импортного производства. И почему, чем дальше в лес, тем больше мыслей о вечном? Да и окна какие­-то странные попадаются. Как договорились!

Вася знал про оккультные науки далеко не всё. И, как оказалось, вообще достаточно мало. Так, в слове «хиромантия» нет буквы «е», и от этого меняется вся суть происходящего. Это совсем не такое шарлатанство, как раньше полагали Хренов и его друзья. Оно с глубиной понимания и эффектами, заметными невооруженным глазом. Целители обещали долгую жизнь всем, кто не откажется от их чар, а еще лучше ‒ вступит в их ряды. Безногим сулили руки, лысым ‒ по расческе. Они обычно помогали друг другу, как пионеры в разжигании костров: поджег свой костер ‒ помоги другому. Долгая жизнь казалась какой-­то нереальной. Не здесь, не сейчас. Да даже если долго летать, то придется про что-­то постоянно думать, что-­то искать. А это нелегкий труд.

Целители постоянно ругали традиционную медицинскую науку и в перерывах между сеансами связи с космосом кидали копья дартс в знак красного креста на стене. Они не понимали, почему именно работают их магические чары. Более того, понимание убило бы на корню всю силу и очарование их практики. К слову сказать, традиционные медики понимали не намного больше. Странное это существо ‒ человек. Не поддается обучению.

Не проходило настойчивое ощущение, что целители всеми своими разнообразными заклинаниями, хитрыми маленькими таблетками, поющими чашками с положительно заряженной водой и прочим колдовством полузаконного характера создавали, в конце концов, некую иллюзию. Они лукавили, называя ее настоящей, неопровержимой, не требующей доказательств. Утверждали, что любая попытка доказательства их волшебства сведет на нет все усилия, предотвратит желаемый эффект.

Вели они себя развязно, самоуверенно и порой немного цинично. Бывало, в карты еще играли. Без иллюзии никакие шаманства не имеют действия. Или этого действия надо ждать бесконечно долго, а платить необходимо сейчас. Да и результат не гарантирован, пока не поверишь.

—————————————————

Не подозревали хироманты, что чуть ниже, на 6-м этаже, совершенно независимо работали на базе собственных фундаментальных знаний о природе человеческого существа исследователи центральных головных мозгов. Они могли запросто превратить человека в обезьяну с помощью таблеток и пары острых ножей. Обратное превращение не гарантировалось.

Все нейроны человеческого существования, в принципе, можно разложить по полочкам, связать логикой. Иными словами, понять. Как бы. Например, вот тут, слева ‒ слова и речь. Немного повыше и к центру ‒ радость. Правее ‒ центр подчинения приказам. Чуть сбоку от него ‒ главное управление стыда и совести. Ну и так далее. Даже карту можно сделать.

Кто бы мог предположить, что при создании первого компьютера людьми двигала столь высокая цель, как рассчитывание взрыва атомной бомбы. А, в конце концов, снизошли до модели собственного мышления, а также незаконного распространения музыкальных записей и видео сомнительного содержания. Так, внутреннюю деятельность мыслящего существа уместно сравнивать с современным компьютером, в котором миллиарды разных проводочков и других электрических деталек. В них­-то и пытались разобраться исследователи.

Однако это ни на микронную долю не приближало их к пониманию программы внутренней логики мыслящего существа. Возможно, программа эта вообще существовала за пределами, казалось бы, всеобъемлющих логики и понимания. А если посмотреть с другой стороны, то ведь и сама логика есть ни что иное, как порождение некой программы. Она не существует и не может существовать отдельно, сама по себе. Как номер 36 среди собак. Как честность или правда без людей, понимающих в них толк.

Исследователи уже были близки к Великой Воле, буквально держали в руках этот глубинный центр человеческого существования. Им было известно, что она, не зависимая ни от кого и ни от чего на свете, взамен требует лишь поддержания своей физической оболочки ‒ клеток мозга и окружающего их тела. Это она создает тот многомерный мир с планетами, травой, надобностью трудиться, плодиться, покорять законы природы, конкурировать с себе подобными (скажем наше дружное «нет» солипсизму!), а лучше — жить с ними в мире и согласии. В гармонии с собой, короче говоря.

Но исследователи, как обычно, ограничились лишь оболочкой. Вполне возможно, нейрончики наши еще недостаточно выросли, чтобы адекватно объяснять себе собственное устройство. А пока все довольствуются иллюзией понимания. Это мы умеем. Это запросто. Умники! Этажом выше, например, все вообще бесконечно уверены в собственной правоте. Каждый по-разному.

—————————————————

На 5­-м этаже в филиале Института роботов при Академии хаоса решили не копать мозги, как коллеги этажом выше, а пойти иным путем ‒ самим создать мыслящую программу, подобную человеческой. В процессе создания кое-чему научились. Например, изучая сказанные людьми глупости больших порядков, поняли, как рекламировать ненужные товары, автоматически делая их нужными. К сожалению, этим и ограничились, заработав приличные барыши и заграничные командировки.

Давным-­давно ученый Карл Маркс думал, что в утопическом будущем машины будут производить всё нужное, а люди ‒ духовно развиваться в свободное время. Сказка станет былью, так сказать. Когда настало будущее, всё оказалось несколько иначе. Свободного времени почти нет, люди производят ненужное, а машины помогают продавать это ненужное другим людям, чтобы те не ленились и работали, как все.

Это в старину люди думали, что робот ‒ железяка на колесиках с лампочками вместо глаз и с механическим голосом без эмоций, подобным человеческому. Такие только в кино да в комиксах остались. Современные роботы видят мир вокруг и могут в нем сосуществовать с другими обитателями: управлять автомобилем или самолетом, отвечать на разнообразные вопросы, делать других роботов, бомбить кого­-нибудь, даже адаптироваться к новым условиям, если нужно. Знают ли они про собственное существование? Поди ж спроси. Молчат или отвечают заученными фразами типа «Так точно» или «Yes, of course». По-­русски с ними лучше не говорить. Такую чушь молотят! Видимо, программу перевода дали на откуп разработчикам из Индии.

Как понять, думает ли робот самостоятельно? Более того, как распознать при всём многообразии мегабайтов, есть ли у него зачатки интеллекта? Да запросто! Спросим человека, точно зная, что он человек. Только не будем говорить ему, кто или, точнее, что на другом конце провода. Человеку виднее. Заподозрит он людское, значит есть машинный разум на белом свете. А если не заподозрит, будем еще работать над транзисторными схемами и электрическими ноликами.

На Родине до такого не додумались. Пока только бомбы с ракетами хорошо получаются. А вот умный англичанин Алан Туринг изобрел. Давно дело было. И вот что оказалось: если перевернуть тест Туринга с ног на голову и попросить умного робота (зная точно, что он робот) поговорить с кем-­нибудь из современного рода людского, а робот скажет: «Не, не мое», значит всё у человека в порядке. Человек звучит гордо, в конце концов. А ежели робот заподозрит родство, значит дошли мы до ручки, товарищи человеки.

Ходят вокруг полулюди, разговаривают с нами, спрашивают: «Как дела?». А души нет в них! Оболочка одна телесная да иллюзия, созданная нами вокруг нее. Наверное, где-­то в глубине электронных мозгов есть кусочек памяти с программой и желание поделиться мыслями о собственном существовании. Почти как у Васи Хренова. Но никто ведь не слушает. Всем без разницы. Другим роботам, может, и не всё равно, но компьютерный этикет не позволяет говорить на эти темы. Бизнес-­этика называется. Людям постоянно требуются практические применения. А какие применения от мыслей о существовании? Так и приходится жить полупроводниковым творениям в уединении и надеяться, чтоб подольше электричество не выключали. Между тем мир, их окружающий, как был, так и остался иллюзией.

——————————————————-

Пролетая мимо 4-го этажа, Вася Хренов решил больше не заглядывать в чужие окна. Там всё разнообразно и одновременно одинаково. Да и смысла особого не видно. А может, смысл полета и есть сам полет? Ощущения и мысли моментальны. Время ‒ это просто еще одна мысль. Впечатления о прошлом и предвкушения будущего ‒ это всё иллюзии, как и понятия «здесь» и «сейчас». Ведь это «сейчас» пройдет, пока я о нем думаю. А это «здесь» переместится чуть­-чуть вниз, точнее вверх. Да, собственно, какая разница, куда именно оно переместится и как это назвать?

Моментальная радость не требует объяснений, измерений во времени и аплодисментов. Моментальная грусть не становится легче от оправданий или утешений. И к тому, и к другому привязан большой груз из мыслей о прошлых деяниях, ожиданиях будущего. Его не отвязать. Он копится всю жизнь, как снежный ком, из которого лепят образ человека, а потом надевают на его голову ведро и бросают в него снежками. Его нельзя раскатать обратно в мягкий и пушистый снег. Не получится. Можно, разве что, разломать лопатой или, что более гуманно, подождать до наступления тепла.

Всю жизненную траекторию можно понимать как моментальные радость и грусть, размазанные по придуманному времени:

 

Античные философы говорили, что надо больше радоваться, и в этом весь смысл существования. Клоуны, скоморохи, комедианты и современные юмористы с этим полностью в согласии. Получайте удовольствие. Больше ‒ лучше! Пейте, ешьте вдоволь, качайтесь на качелях разнообразия. Секс, наркотик, рок-­н-­ролл… «Дас ист фантастиш». Откуда, кстати, взялась эта навязчивая иностранщина? Вроде бы из старого кино про немцев. Там еще «хайль Гитлер» и «хэндэ хох» говорили. Раньше ничего другого по телевизору и не показывали. Немецкий язык Хренов не учил, но для математиков и людей, интересующихся философскими аспектами дифференциального исчисления, вывел формулу на основе сказанного. Вот интеграл Хренова для тех, кто знаком со школьной математикой на 3 и выше:

Суть его проста до безобразия. Если сложить вместе все жизненные радости (а интеграл ‒ это просто сумма, несмотря на мудреное название) и вычесть все печали на протяжении от рождения «b» до ухода в небытие «d», то в самом конце получится смысл «M». Точнее, чуть-­чуть раньше завершения жизненного пути. А уж каким он получится, подскажет только накопленная память. Концентрированная, как сгущенное молоко с сахаром, если его долго варить в кипятке, не открывая консервной банки.

————————————————-

На уровне 3-го этажа асфальтовая поверхность летящего навстречу огромного земного шара уже была видна во всех деталях. Немного захватывало дух. Было страшно. Не давало покоя какое-­то чувство отчаяния. Неужели нет ничего настоящего? Неужели всё, что было на пролетевших 30-ти этажах, а до них ‒ за годы Васиной жизни, за тысячи и тысячи лет человеческой истории, за миллионы и миллиарды галактических лет, неужели всё это — иллюзия реальности? Нет, должно, просто обязано быть что-­то твердое и настоящее. Если не сейчас, то когда?

Такие мысли даром не проходят. «Есть настоящее!» ‒ послышалось с этажа, окна которого были украшены различными древними символами. На сводах высокого потолка виднелись фрески с образами мудрых людей и золотистыми кружочками вокруг голов. Некоторые обитатели этажа были одеты в длинные несовременные наряды, а некоторые ‒ очень даже по-простому: кусок материи вокруг тела и сандалии. Демократичный стиль. Тут и там на головах некоторых виднелись странные черные повязки с витиеватыми белыми надписями вязью. По­-арабски Хренов не читал. И почему он решил, что это именно арабский?

Всё это ‒ и крестики, и звездочки, и длинные цилиндрические головные уборы ‒ Вася помнил из детства. Тогда это было запрещено и отчасти модно. Считалось, что именно это и есть настоящее, никакая не иллюзия. И вот, надо же. Столько лет прошло, летишь тут, размышляешь о странностях жизни, и на тебе! «А где всё это время был?» ‒ пронеслось в голове у Васи. «Где-где? в Караганде!» Почему именно в этом городе, в котором Хренову не доводилось ни жить, ни даже бывать на вокзале, осталось неизвестным.

Громче всех на 3-­м этаже кричали те, которые в черных повязках на головах: «Амбар велик! Все в Амбар! Амбар покарает иноверцев!» Смысл сказанного был мистически далек. Однако упорство, с которым люди выкрикивали подобные философские утверждения, не оставляло сомнений ‒ они в это верят всей душой и всем тем веществом, которое внутри повязок. У некоторых за плечами был автомат Калашникова и гранаты вокруг пояса. Очевидно, для большей уверенности в собственной философии. «Мы ‒ самый мирный Амбар на свете. Заходи к нам и обретешь вечность. А не зайдешь ‒ разбомбим к чертовой матери, и нам за это дадут по 72 девственницы. Каждому». Зачем им так много? К тому же, десятью этажами выше всех их с большой радостью примут в объятия. Важное уточнение: глядя правде в глаза, 72­-х девственниц на 13-м этаже не найти. Даже одну вряд ли. Но удовлетворить любопытство мирным путем запросто можно. А мы — за мир! И для этого не надо ни в кого стрелять. Поменять нефть на купюры, и всё в порядке. Даже Амбар не нужен. И вообще, какой Амбар они тут увидели?

Из кассетного магнитофона «Ритм 301» хриплый голос пел: «Мы, отдав концы, не умираем насовсем». Вася знал и певца, и эту песню, и еще около 800 других. Вот где спасение мыслей улетающих! Оно в умах самих улетающих. Как спасательный круг, которого физически нет. Был мышкой, потом кошкой, ничего не понял и родился вот человеком. Это не конец, это продолжение бесконечного переселения душ. Голос в магнитофоне настойчиво продолжал утверждать: «Но если был ты, как свинья, останешься свиньею!» Такая перспектива Хренову нравилась не очень. Она вызывала некие ассоциации с прошлой, точнее, пока еще настоящей жизнью, но повторять свинство это не было никакого желания. Да и вообще, обзывать свиньей как-­то нехорошо. Правильно делают некоторые люди, что не едят бекон.

Ритуальные многорукие слоники, монотонно поющие «Вишни Харе», напоминали новогодний концерт звезд отечественной эстрады. Песни были нарочито веселые, с подвизгиваниями и постоянными групповыми танцами на каком-­нибудь мосту. «Поспели вишни в саду у Маховишны». Серьезности намерений не просматривалось. Не оставалось никакой надежды на настоящее, твердое, вечное. Выглядели танцующие слоники хоть и красиво, произведения искусства сами по себе, но в то же время отталкивающе. Воспитанный в мелодиях и ритмах гимна СССР (полный до­ мажор!), Вася не был готов к музыкальным тональностям за пределами 12-ти нот.

А еще на этом этаже был толстый человек под деревом. Он долго думал, видимо что-­то понял и потому улыбался. От головы его шел свет, если в это верить. На этом этаже так было со многими. Видимо, даже днем там горят какие-­то ультрамодные лампочки на потолке. Человек обещал избавить от страданий кого угодно. А это значит, и Васю в том числе, даже учитывая некую необычность его ситуации и быстротечность его жизни. А что? Очень даже. Модненько, к тому же. Работать до семи потов не обязательно.

Вон, деятели эти на 26-­м, не понимают настоящих сущностей. Сидят, работают на компьютере всю жизнь, ускоряют движение мышки по экрану в миллионы раз. В лучшем случае купят себе домик на островах, яхту от Lamborghini под парусами от Gucci с красавицей в придачу. А потом из всего этого надо еще делать смысл! Даже лучше, что большинство из них так на уровне мышек и остаются. Движение по экрану ‒ всё! Цель? А вот с этим, как и со спичками, надо быть поосторожнее.

И почти поверил Вася, почти обрел субъективный смысл всего и вся. Даже сами слова «субъективный смысл» зазвучали как-­то по-другому, наполнились собственным смыслом. Однако пытливый ум не отставал. Так ведь это не более чем средство! Гимнастика для ума и сердца, техника самоуспокоения. Как же такое может быть настоящим? Это точно такая же, в сущности, иллюзия, как Амбар, законы притяжения планет и квантовых частицы, связанных вместе на расстоянии в десятки световых лет. Не зря голос в магнитофоне пел с долей иронии: «Кто ни во что не верит, даже в черта». Не зря, черт его побери!

В самом центре этажа на полу стояла чугунная ванна, наполненная водой до краев. Прямо по поверхности воды, нарушая все законы физики (что такое законы эти? Иллюзия!) бродил молодой человек лет тридцати. Длинные волосы, немного потрепанные одежды придавали ему облик, напоминающий хиппи. Говорил он не торопясь, мудро и с еврейским акцентом. Иногда рисовал что-­то на воде, понятное только ему самому. Писать молодой человек не умел, несмотря на возраст. Да и ни к чему ему было это. Его и так понимали. Или, скорее всего, делали вид. Говорил он о любви всех ко всем. Не о той, которая на 13-м этаже, а о чистой, большой и всесильной.

Рядом стояли осел и немногочисленные последователи молодого человека. Двое из них (кажется, их звали Ваня и Паша) играли на гитарах и пели песню: «All you need is love!». В толпе нашлось, конечно, множество прохиндеев, которые использовали хипповые настроения в своих корыстных целях. Они­-то умели писать и создали целое сказочное учение про еще одного бога (а то их не хватало!), притом по собственному разумению, образу и подобию. Без еврейских словечек и книжек не обошлось, хотя и пытались они скрыть это всей силою и властью.

Что говорил и чему учил сам молодой человек с длинными волосами, было уже не так важно. Да и говорил ли вообще? Сказочное учение обросло обрядами, высокими соборами до самого потолка на 3­-м этаже, органной музыкой для успокоения души и сердца и прочими хитростями, создающими иллюзию смысла. В иллюзию надо было верить, и верить безусловно. В иллюзии нельзя сомневаться и даже задавать пытливые вопросы о ее сущности. Такое называется словом «грех». Но если иллюзию эту нести через всю сознательную жизнь, соблюдать мораль времени проживания, просить помощи у хиппи, который всех готов любить, слушаться его прислужников, читать данные ими книжки, то попадешь в красивый сад с цветами и вечной весной. Там тебя встретит Гаврюха, свой человек. Всё покажет, расскажет, что и как. И так будет ныне, присно и во веки веков. Каких к черту веков? Время люди придумали, а век ‒ это орбита Земли вокруг Солнца.

Где­-то такое уже встречалось! По-моему, откуда­-то из Амбара попахивало плагиатом. Они и про Гаврюху, и про сад упоминали. Только в том саду еще девственницы обещались. Но за этот бонус надо дополнительно кверху задом 5 раз в день всякую чушь читать, да еще наизусть. А если не соблюдать, то страшное дело случится: будет огонь, котлы и черти с вилами. Геенна!

Глядя на всё это непролазное месиво из богов, ритуалов, икон, служителей, вражды левых жителей 3-­го этажа с правыми, Хренов понял одно: дураки они все. Ищут смысл свой единственно правильный, ругаются и даже убивают из-за него. А смысла этого как не было, так и нет. Это иллюзия. Они всю свою недолгую жизнь в ней живут и просто боятся об этом сказать вслух. Но, видя иллюзию реальности только изнутри, это действительно трудно сделать. Так, изнутри шара очень не очевидно, что это шар. Концепции «есть» и «нет», идущие напрямую от абстрактного мышления (а без него мы ‒ глупее рыбы), гораздо древнее и фундаментальнее всех богов и религий вместе взятых

————————————————-

На 2-­м этаже жил странного вида Отшельник. Почему странного? Потому что его не было видно. Более того, отшельника до глубины души устраивал такой порядок вещей. Окна были густо укутаны елочными ветками. Его одиночество разделяла лишь Колдунья средних лет. Почему средних? Потому что они обычно долго живут, а возраст обманчив на вид.

На этаж прямо с улицы вела узенькая лестница. Пользовались ею, видимо, нечасто. Над входной дверью висела табличка:

 

ВХОДА НЕТ.

Охраняется законом леса.

Нарушителей съест медведь.

(Администрация)

 

Кто такая эта администрация и на основании какого законного лесного указа она, собственно, администрирует, люди не спрашивали. Но заходить побаивались.

Когда-­то Отшельник был самым обычным гражданином: ходил на работу, даже носил костюм с галстуком, как все адвокаты, банкиры и агенты бюро ритуальных услуг. Он чем­-то походил на Васю, но был менее радикальным в поступках своих. Пару раз Отшельник забирался на высокие здания, но до полетов всё же не доходило. За прошлые годы он построил несколько реальностей, и каждый раз ему казалось, что вот оно, настоящее. Про Великую Волю он не догадывался. А Колдунья еще ему не повстречалась.

Жизнь представлялась, как восхождение на вершину некой пирамиды: не очень быстрое, но последовательное. Надо хотеть идти вверх. Эту осознанную необходимость некоторые деятели почему­-то попутали со свободой. На удивление оказалось, что лестница материального роста не такая уж и сложная. Конечно, бывает туман и ни малейшего представления о том, что впереди. И подсказать некому ‒ все свои вершины разыскивают. Хотя чаще многие сбиваются в толпу, повинуясь стадному чувству, и бродят по плоским пастбищам, пощипывая травку день за днем.

Отшельник понял, как работают ступеньки. Его даже приглашали на 23-­й этаж. Заработав на жизнь, нужно было захотеть обзавестись семьей и построить свой дом. В общем-­то ничего нового, всё как на 16 ½ этаже. Когда ты становишься как все, появляется много общего с этими всеми. Нужно смотреть футбол по вечерам под веселящее пиво, иметь хобби по душе, развлекаться просмотром телесериалов и ругать политику враждебных стран. Можно даже в бане с дружками про 13-­й этаж байки травить. Нужно получать законно заработанное удовольствие с улыбкой на лице. У Отшельника всё это было, но построить смысла ему так и не удавалось. А сам он, смысл, почему-­то не приходил, собака! А может, это путь к еще одной вершине? Не к пирамиде человеческой иерархии или к высотам домашнего счастья, а внутри себя? Так он и стал Отшельником. Возможно, он был таким уже давненько, просто не говорил никому. А может, и сам не догадывался.

Колдунья была хрупкого телосложения, дьявольски недурна лицом, с проницательным, как рентген, взглядом. Ни метлы, ни ступы – это всё фантазии незатейливых сказочников. Обман чистой воды. Было время, когда хотела Колдунья спасти всех, кто попадется не ее пути на свете белом. То заклинание произнесет, чтобы вернуть человеку иллюзию смысла, то зелье от тоски сварит, а то с обрыва подтолкнет тихонечко, чтобы проснулся мил человек. Добрая была. В один момент поняла Колдунья, что спасение людей ‒ ее собственная фантазия. Не надо им никакого спасения, даже когда плачутся горючими слезами. К тому времени дети ее уже стали самостоятельными и работали где­-то в столице в Министерстве гадостей. Их не надо было больше ограждать и даже воспитывать. А чем отличаются от детей люди, ищущие спасения? Ничем. И самое лучшее, чем им можно помочь, ‒ дать повзрослеть, не мешать и лишь изредка собственным примером показывать, как не нужно жить в обществе.

Повзрослев и набравшись опыта, мудрости, Колдунья говорила направо и налево, но почти никто ее не слушал. Это ее обижало, и тогда она хранила молчание месяцами. Наглухо запирала дверь в собственный мир, не отвечала на письма и звонки. А если и отвечала, то по-­быстрому, с улыбочкой:

­- Как дела?

­- Хорошо.

­- А как у тебя?

— Тоже хорошо.

­ — Вот и хорошо!

Как осточертела эта банальность мелких разговоров! Куда деваться от шелухи обязательного? Надо то, надо сё. Надо хотеть. Надо стремиться. Надо соответствовать приличному образу жизни. Надобности желаний окружали. Обезличенные «мне надо» ‒ самые большие глупости белого света. Они замыкали в кольцо. От этой осознанной необходимости хотения хотелось превратиться в песок и разлететься по пустыням. Кружилась голова, наступала бессонница с депрессией. Хотелось улететь ночью по небу к чертям собачьим. Но это в сказках только бывает. Да и возвращаться придется ‒ домик свой, лес, куры.

Повстречав Отшельника, Колдунья решила в последний раз попробовать спасти хоть кого-­то. Не то чтобы Отшельник искал спасения. Он к тому времени воспитал в себе достаточно равнодушия, которое защищало его от любых врагов, настоящих и вымышленных (разница между ними небольшая). Колдунья открыла ему новый мир и поведала о Великой Воле. Всё остальное, вообще всё на свете, оказалось иллюзией. Иллюзия ‒ это вовсе не подлый обман, не подмена и не искажение. Это процесс существования всего, казалось бы, реального.

Великой Волей нельзя владеть. Ее нельзя приобрести или даже потерять. Ею можно только быть. Она и Я ‒ тождественны. Проще говоря, можно осознавать себя Великой Волей, рисующей на собственном белом листе небо, солнце, желания, время, происхождение бога и эволюции, смысл и даже саму себя. Можно проснуться изнутри. А можно продолжать спать и видеть сны про мир, называемый в простонародье реальным.

Отшельника как подменили! В каком­-то смысле жизнь началась заново. Точнее, просто началась. Равнодушие испарилось. Он пошел в лес, наломал веток, завалил ими все окна 2­-го этажа, выкупленного по дешевке у пирамидских властей (блат ‒ форева!), построил небольшую лестницу с улицы и повесил знак на дверь. Устрашающая надпись ‒ его спонтанный креативчик.

Отшельник и Колдунья давненько уже живут под соломенной крышей на потолке. Их окружают почти настоящие облака и реки, сделанное по спецзаказу море с волнами и горизонтом и, конечно, лес. Их Великие Воли притягивают друг к другу энергии, сходные по сути, но разные по знаку: красный ‒ плюс, синий ‒ минус. Они часами могут говорить на тему магнитных полюсов. Чем больше сближаются, тем сильнее притягиваются. Ничего не строят и ничего не ожидают. Могут даже комфортно молчать, не соблюдая правила этикета. Да и кому он нужен в лесу­-то? Есть у них одно долгое «сейчас» с редкими фотографиями воспоминаний ‒ мысли о мыслях в глаголах прошлого времени. Правда, назвать это «сейчас» долгим было бы не совсем верно. «Сейчас» не имеет длины, ширины и прочих измерений.

Деревянный медведь надежно охраняет вход.

————————————————

В это время на 1-­м этаже человеческого сознания шла своей дорогой обычная заурядная жизнь. Было позднее утро, часов 11. Рабочие работали. Банкиры банковали. Продавцы продавали. Старушки гуляли с собачками. Хулиганы хулиганили. Полицейские догоняли. Садовники садили. Патриоты поднимали флаги. Дети не слушались родителей и получали двойки. Меланхолические алкаши распивали живительное ароматное пиво. Молодые модницы мечтали выйти замуж. Писатели писали. Обыватели обывали. Сталевары варили сталь. Доброжелатели желали добра. Никто не отрицал своей иллюзии. Все про нее просто не задумывались среди ежедневных, ежечасных и ежеминутных дел. И правильно делали: в рассуждениях об иллюзии нет никакой практической надобности. Некоторые люди с пробелами в образовании даже не знали, где на карте африканского континента находится государство Чад. Некоторые знали, но очень смутно: где-­то в середине, и там жарко. Объединяло всех этих людей одно: до существования Хренова им не было никакого дела, не говоря уже о его мыслях, которым и оставалось­-то жить доли секунды.

У Васи никогда прежде не возникало желания погулять с собакой или поднять флаг. Но сейчас ему показалось, что жизнь эта простая и беззаботная, именно она обошла его стороной. У него были друзья, родственники, коллеги по работе и даже приятные люди среди них. Однако их интерес, по большому счету, был не к самому Хренову, ощущавшему себя мыслящим существом. Все они воспринимали Васю как некий образ, которым он должен быть ‒ приличным человеком, послушным членом общества, моральным семьянином, отзывчивым другом и всякое такое. То есть все окружающие рисовали себе иллюзию Васи. Что ж, в общем­-то, это и не удивительно. Оно всё так, если подумать. Люди любят иллюзии. Они в них живут. Им так проще.

———————————————-

  1. Мир со всей его примитивной банальностью остался где-­то позади. В самые последние миллисекунды перед тем, как огромный земной шар весом в миллиарды тонн упал снизу на Васю, само время неожиданно замедлилось. И чем ближе был шар, тем время становилось медленнее. Небольшое знание математики подсказывало, что время шагало по экспоненте. Замедляться можно сколько угодно, но никогда до конца не дойти. Интересно было бы посмотреть на стрелки часов, но часы со стрелками ‒ это откуда­-то из прошлого.

Остатками сознания Хренов понял: шар никогда не коснется его! Прикосновение требует восприятия, а восприятие ‒ памяти, как и все эти штучки «есть» и «нет». Всё стало просто как день. Точнее, ясно как ночь. Как в момент засыпания не чувствуется ни тепла, ни холода, ни шума, ни ветра, ни волнений, ни даже самого момента. Столкновение — это, примерно, то же самое. Часть иллюзии. И реально оно в той же степени, в какой и иллюзорно. Не так страшен черт, как его малюют.

«Смерть не имеет к нам никакого отношения. Когда мы есть, то смерти еще нет, а когда смерть наступает, то нас уже нет» ‒ так думал древнегреческий философ Эпикур. Хренов лишь повторил эту мысль, услышанную ранее, но понятую только сейчас. Вообще, нового в мире не так уж и много. Только подумал ‒ глядь, оказывается ты уже не первый и даже не второй.

А как же сами мысли? Они-­то хоть настоящие или тоже фикция одна? Например, те, что остались в голове у стремительно летящего Хренова? Ведь если и мысли ‒ иллюзия, то получается, что она сама себя воссоздает по собственному разумению и ритму, безо всяких на то дополнительных причин и поводов для разногласий. Чушь какая­-то! Хорошо. Но даже эта самая чушь ‒ и она должна была появиться на свет, пусть даже с собственным фонариком посреди кромешной темноты.

Напрасно Вася думал, что полет его рано или поздно закончится. Реальность оказалась гораздо сложнее той иллюзии, в которой он жил ранее. Всё это не до конца понятно, когда время линейно. Когда день за днем и километр за километром. А что за этими километрами и миллиардами световых лет? А что было до Большого взрыва? Раз чертей нет, то можно смело говорить на такие темы, черт побери!

Это же всего-навсего иллюзии. Мы их сами создали, написали о них книжки и формулы и пытаемся связать друг с другом. Понять. Уложить в логику. Найти смысл. Иногда получается, иногда ‒ не очень. А смысл­-то ‒ что такое? Он с неба свалился? Да нет же, это наш собственный, доморощенный, вполне земной термин. Мы им пользуемся каждый день. Мы его делаем. Хотя в русском языке нет понятия «делать смысл», существующего, например, в обиходном английском ‒ «to make sense». А зря.

Вася так и не смог сделать этот самый смысл. Он сносненько говорил и думал по-­английски, когда хотел. Однако построению смысла это не помогало. Поиски смысла были любимой забавой философов и поэтов прошлого. Но результаты оставляли желать лучшего, и потому некоторые пытливые умы решили, что искать вообще нечего. Если не построишь сам, то и не найдешь. Ведь искать можно только ранее построенное. Нет смысла и не было никогда. Есть только его иллюзия.

Грех и его многочисленные разновидности были нормой жизни Васи Хренова. Не ожидал он ни райского сада с Гаврюхой у ворот, ни 72-­х девиц (в бонусной программе он не участвовал). Мысль о чертях с котлами немного раздражала. «А вдруг?» Но ни чертей, ни котлов тоже не было. Даже понятия «было» не было. Ни светло ни темно, ни холодно ни жарко. Не было и понятия «понятие». Абсолютное ничего. Освобождение разума.

Сначала это было похоже на маленькие лужи на асфальте, когда идет дождь. Теряли смысл перспективы на работе, погода в доме и накопление собственности. Не надо заботиться о правильном питании детей, их поведении дома и успехах в школьном образовании. Не надо быть ни для кого примером. Совсем не обязательно быть примерным соучастником общества, следовать законам и соблюдать мораль.

Лужи росли, превращаясь в большие прозрачные озера. Вася видел такие в Швейцарии. Несмотря на полную прозрачность воды, дно не проглядывалось. То ли оно было очень глубоко, то ли его вообще не было. Иллюзия дна.

Озера незаметно сливались, образуя один большой Океан Безразличия. Он не был пугающим. Наоборот, он освобождал, так как состоял из прозрачной пустоты, немного напоминавшей водную поверхность от одного горизонта до другого, если волшебным образом находиться посередине. Притом горизонты были не только по сторонам, но и в других направлениях ‒ вверху и даже под ногами. Рациональные геометрические измерения, как и всё прочее, потеряли смысл. Растворились в этом большом Океане. Даже забота о собственном существовании со всеми положенными природой инстинктами осталась где­-то позади и непонятно в каком измерении.

Бесконечность…

Эх, рассказать бы это кому-нибудь! А то бегают они как муравьи, строят дома и карьеры, садят деревья, заводят семьи, наряжаются в модные бренды, ездят в дорогих машинах, имитируя сексуальную привлекательность и силу. Видят себя глазами других людей, бессознательно подчиняясь некой общей иллюзии. Гордятся ею. Не хотят думать за пределами той маленькой коробочки, куда с детства заковали их воображение. Даже, бывает, ругаются. До стрельбы и военных конфликтов доходит. Уголовщина чистой воды. К слову сказать, в персональной вселенной Хренова не отводилось места для галактики насилия. Вася был за мир межзвездных пространств. Настоящее галактическое взаимопонимание обладает гораздо большей силой притяжения.

Но не поймут они. Не поймут! Психом назовут, лечить насильно будут или в тюрьму посадят за неподчинение господствующим правилам подчинения умов. Поздно, товарищи дорогие, поздно. Не дотянуться вашим скудным мозгам до океанских просторов свободного сознания. Океан этот за пределами географических карт общего понимания. Говорят, в него совершенно не обязательно прыгать, можно просто нырнуть. При этом достаточно настроить, а лучше сказать, временно отключить разум и всё, что к нему прилагается. Правда, когда придется возвращаться обратно, возможно, будет сильно трясти. Как самолет при посадке в грозу. К тому же посадочная полоса может запросто поменять местоположение.

Меланхолические алкаши, замкнутые в себе наркоманы и восточные монахи на верхних этажах утверждают, что бывали там. Бросали монетку на счастье и хотели возвратиться. Вася не был ни наркоманом, ни восточным монахом и, может, поэтому испытывал чувство новизны. Вопрос о возвращении был неактуален, да и монетки, как всегда, не было под рукой.

Чувство полной свободы и раньше посещало Хренова, но почти незаметно и очень ненадолго. Безусловно, и раньше было ощущение собственного существования, но очень неявное. Мы ведь чувствуем только изменения. Всё однажды. И когда наступает неотвратимое «потом», свобода стирается новыми осознанными необходимостями. А они не бывают полными. Полным может быть только океан!

Океан Пустоты был единственным реальным существом. А вот всё то, что за его пределами ‒ иллюзия. Как раз ее-то люди и называют настоящей фактической реальностью.

Собственно, чем вся наша жизнь «от и до» отличается от полета Васи Хренова? Первые пару этажей мы совершенно свободны и никому ничего не должны. Мы вообще не знаем, что это такое. Это потом нас индоктринируют в «объективные» факты, законы, правила справедливости, заключения ума и моральные обязательства. Разными словами, разными способами. Просто потому, что так было вчера или каких-­то пятьдесят лет назад. Иллюзия фактической реальности продолжается всю жизнь, весь этот недолгий полет по этажам. Возможно, даже проще и легче, когда иллюзия остается до самого конца. Да и конец мира, этот занавес ‒ не более чем иллюзия. Его нет на самом деле. Скудные человеческие нейроны не в силах по-настоящему такое понять, потому люди отгораживаются мистикой, формулами и богами. Немного побаиваясь. А бояться нечего. Всё хорошо!

————————————————-

Звук будильника Вася ненавидел с детства. Хрипловатый голос и слова из песни «останешься свиньею» так и звучали в голове. Первым делом посмотрел в зеркало, нет ли рыла. Чушь какая-­то! Свинья не может знать, что она свинья. Бараны, вон, ходят стадами, блеют свое бесконечное «бе-е-е», но всё равно не знают, что они ‒ бараны. Слово «баран» ‒ наше, родное, русское. А бараны не задумываются о понятиях и потому не знают, кто они такие. Бараны, в общем.

————————————————

ЗЫ. Попугаи кричали «попка­ дурак», много раз повторяя чуждый им набор звуков и не понимая, кто такой этот «попка» и почему его умственные способности ниже средних.

2016

 

Читать все посты

Liberal

The word “liberal” is floating around and mostly with bad connotation, especially with the political discourse of late. In spite of all the noise and confusion, I think it’s quite simple: liberal is the one practicing liberty, or freedom.

Liberal is not opposite to conservative. Orthogonal to liberty would be oppression, when someone commands his will onto others, while being commanded by the higher oppressor (Note: I am using this word only as opposite to liberals with no negativity whatsoever, or else I’d have invent the scale to judge this by).

Liberal does not mean belonging or supporting Democratic Party in the US. Rioters are not necessarily liberal. Journalists and mainstream media, taking the side of one party, making a lot of noise as a result, are not liberal. It’s their job and it’s their nature to reflect the views of those who pay the bill. Let us treat them as such but not more.

As we know, personal liberty is limited by liberties of others, and we end up in a intricate balance. For example, freedom to live would clash right away and quite literally with the freedom to kill. Freedom to prosper would immediately contradict freedom to steal, and so on. At the same time, may other freedoms do not contradict anything at all — freedom to think, freedom to move, freedom to be friends with, freedom to write this text. All the freedoms in the world can be put to test and logically connected. I’d argue we all free to do anything and there’s no one to tell us otherwise, except for some of the clashing freedoms mentioned above, not so many of them in fact. The other question is — do we really want to kill and steal to begin with? Personally, I don’t think we do, with inevitable exceptions, but I’d leave the “human nature” discussion for another time. This duality is well-described in the Moral Theory Foundation by Jonathan Haidt in his book “The Righteous Mind”.

Liberals can coexist with one another without much of the command structure from top to bottom, for they would always question why the top is on the top, and what’s the basis for such commands. Indeed, coordination of efforts requires some structure, or else we wouldn’t be able to build airplanes and bridges, but this coordination and rules is not to be confused with strict top-to-bottom pyramid. At the very extreme, liberal society becomes intelligent anarchy with no need for centralized government, or even state as we know it.

Oppressors on the other hand require such a pyramid, controlling will and actions of the levels below, as well as being controlled the same way from the level above. Indeed, some liberties are needed in any human hierarchy no matter how strict, and even some rules that have flexibility. We’re not [yet] robots, after all. At the very extreme, oppressive society becomes fascist in the classical sense of this word, and perhaps with great deal of intelligence on the top.

In today’s reality we have a combination of both, shifting one way or another in a relatively short time scale, in a wave-like manner. However, if we look at the longer stretches of times, it’s difficult not to see the liberal way of things is slowly but steadily wins and I think there’s simple explanation for it: our average level of intelligence grows over decades, centuries and millenia. At the same time our average tendency to violence is on decline in historical perspective (this area is well-researched).

With the current swing away from liberalism, let’s not forget that this is just a short wave in a much longer process. Of course, every wave like this in 21 century has the potential to end the process all together. Let’s be optimistic and hope it won’t happen for another couple of centuries, a millennium maybe. And then, things should get better. In theory ..

Tuesday, Nov 12, 3016.

Читать все посты

One Nation Under Gun

As we well know, Americans love cars. As we also know, many Americans traditionally love guns and find every possible legal justification to bear them freely and in unregulated manner. After all, it’s explicitly written in a paper this country treats as sacred.

2027. A new law just passed, thanks to the newly elected politicians and their advisory group, the NCRA — National Car and Rifle Association (formerly without the “car” word).

Every motor vehicle sold in America must be equipped with at least two guns — one on the front and one on the back. The guns would automatically fire if another car suddenly bumps from the rear, left or right side, or even front. The guns should point themselves to the other car’s driver as precise as possible, as fast as possible. Casualties from wrongly pointed guns are the subject of ongoing debate to repeal the law, but the percentage is negligible to be taken seriously. Misfirings are nearly improbable. The guns are totally safe otherwise.

School busses carrying every day the most precious, the kids, are mandated to be equipped with not two but 8 such guns — with 2 on the front, 2 on the back and 2 more on each side. The sensitivity of the firing mechanism must be at least double compared to the ones used in regular a commercial vehicle. Kids are our future. We protect like no one else.

It’s recommended for drivers not to get closer than 50 feet to a school bus on the road. Children must undergo special training how to approach the bus, safely get on and off. Every school bus should be equipped with emergency medical kit in case of accidents.

Police cars are equipped with larger automatic guns, capable of making up to 12 rounds at one time, protecting the officers and those they protect, from up to 12 simultaneously bumping cars. Officers must undergo extensive training to ensure the adequate use of this heavy equipment.

After all, cars don’t bump into cars. People do. To deter such a bad behaviour, The best way to approach this is to equip every car, truck and bus with the protection means. Lightminded drivers now will think twice before causing any damage to the white shiny bumper of the car on the front, left, right and even the rear. As a result, insurance cost will go down. We say “NO” to reckless driving!

The law also mandates that no record of the car-gun mechanisms shall be kept, and no background checks of the drivers-owners performed. To make it legal and absolutely irreversible, the 28 Amendment to the Constitution is approved by overwhelming majority of citizens and enacted.

<